Март 13, 2015

Screenshot_1

«А мне до боли хочется в разведку,
Уйти и не вернуться в эту клетку,

Уйти — в чем есть — в глубокий тыл врага».
А. Башлачев

Если бы братья Коэны жили в России, они бы ни за что не прошли мимо этой истории. Женщина, чьи окна квартиры выходят на военную часть ГРУ, звонит в посольство иностранного государства, чтобы предупредить, что военная часть опустела. В общественном транспорте она услышала, что солдат в штатском перебрасывают в Москву для дальнейшего выполнения задачи. Вполне возможно – в соседнем государстве. На фоне бегущего железнодорожного полотна звучат тревожные три аккорда из песни «Подвиг разведчика»… Коэны — самые «русские» режиссеры по градусу глубинного абсурда и тошнотворности. Мы смотрим их несостоявшееся кино каждый день.

Представьте, что вы женщина, что вам под 40, и что живете в старой советской квартире в Вязьме. В квартире с вами живут муж, сестра, 6 маленьких детей. Трое из них приходятся вам же племянниками, поскольку раньше ваш муж был женат на вашей сестре, и после развода опеку над детьми получил отец. Двое детей — инвалиды. Братья Коэны, возможно, показали бы за этим какую-нибудь драму, мы же ограничимся констатацией. В семье все хорошо. Представьте плиту, бетонный забор с колючей проволокой за окном, кафель над раковиной, кастрюлю, кастрюлю. И главное, дети эти милые так и щебечут… Вас еще не тянет поделиться какими-нибудь сведениями с соседней державой?

Посмотрим на происходящее с другой стороны. А вдруг это гражданский подвиг? Интересы государства зачастую входят в противоречие с интересами большей части граждан. Перейти на сторону общества, вскрыть преступные действия бездушного механизма, спасти людей таких же, как ты, только живущих по другую сторону границы, — достойный поступок. Что бы там ни говорили патриоты, наша гуманность, наши принципы не имеют географических ограничений.

Может быть, это даже национальное достижение? Да-да-да, любое государство — инструмент подавления, и способность противостоять ему, когда оно наступает на права людей — единственное, что отличает нас от рабов. Австралиец Джулиан Асанж, американцы Эдвард Сноуден и Брэдли (Челси) Мэннинг — номинально преступники, де-факто знаковые фигуры для культурных людей всего мира. Может быть, и у нас завелся свой скромный «Гай Фокс»?..

Нет, не наш случай. Асанж и Ко информировали общество, хотя оно заведомо не могло предоставить им должную степень защиты; государства-конкуренты могли поддерживать их, чтобы снискать симпатии публики. Наша героиня информировала о действиях одного государства другое государство. Когда первое государство ее за это посадило, а второе и рылом не повело — вот тогда и вспомнили про общественность, которой была спешно скормлена история о несчастной многодетной матери.

Но может быть, одно государство настолько прогрессивнее другого, что, помогая ему, приближаешь общий прогресс? Здесь постсоветский обыватель легко ловится на удочку равенства, в то время как отношения между капстранами строятся не как плоскость, а как вертикаль. Устраиваясь на завод очень симпатичного тебе лично Форда, как Форд ты жить никогда не будешь, а будешь жить, как его рабочие, и это всем понятно. Но то, что, поддерживая США, страну в США не превратишь (а скорее превратишь ее в один из многочисленных нищих проамериканских режимов) — ясно не всем.

Еще по теме:  Они не Шарли

Чтобы жить, как бывшие метрополии или нефтяные экспортеры, недостаточно расписаться в лояльности и поступить к ним в доноры. Они, кстати, сами не стремятся расширять свои ряды, несмотря на риторику о помощи. Именно поэтому КНДР лишают атомного источника энергии под предлогом ядерной угрозы. Да и бомбят не те страны, где все действительно плохо, а те, где высокий уровень промышленного развития (был). А уж надеяться, что от поддержки кого бы то ни было к нам сюда перетечет политическая демократия — верх беспечности. Тем не менее, встречаются рассуждения в духе: раз Украина поддерживает ЕС, значит в ней порядки такие же, как в ЕС. То есть лучше, чем в России.

Однако несмотря на информационную войну, стопроцентно достоверных фактов о жизни в России и в Украине достаточно для однозначных выводов. Государство Украина абсолютно враждебно по отношению к собственному народу и недружелюбно к окружающим. Но наша героиня находится на поздних месяцах беременности, а во время беременности из-за гормональных изменений с мозгом женщины всякое происходит. Это не хорошо, не плохо, просто медицинский факт.

И вот наша дама снимает телефонную трубку и звонит в посольство.

После_прочтения_сжечь_звонок

У Коэнов есть очень похожий сюжет – в комедии «После прочтения сжечь» инструктор спортзала Линда получает диск с личными записями уволенного аналитика ЦРУ Осборна Кокса. Кокс пишет мемуары, Линда принимает их за государственную тайну и везет диск в посольство России. Взамен ей нужны дeньги на косметическую подтяжку лица. О ее визите к русским узнает ЦРУ — и тут все заверте…

Какие шестеренки завертелись после звонка в украинское посольство и завертелись ли, история умалчивает. Здесь полный простор для фантазии протяженностью почти в год. Известно лишь, что в деле фигурировали соседи. То есть, возможно, до их письма в компетентные органы ничего и не вертелось нигде. Но «сигнал поступил», и органы отреагировали. 21 января мать семи — теперь уже семи — детей оказалась в СИЗО, а новость об этом попала в СМИ.

Оказалось, что в нашем немного чересчур патриархальном обществе считается, что дамы не способны совершить серьезного преступления (Савченко, по слухам, воевала в Ираке, но разве она может быть виновна в гибели российских журналистов, — она же женщина?!) А уж наличие детей и вовсе является алиби на все случаи жизни. То есть будь на дворе 1990-й год, возможно, реакция общественности была бы такой: «— Мы поймали Чикатило. — Отпустите его, у него же дети!»

Реакция либеральной публики на арест матери-семерых-детей была предсказуемой. Заиграла вечная шарманка про то, что такое чудовищное беззаконие возможно только в нашей стране. Правда, люди, знакомые с другими странами и с темой закона, утверждают иное. Вот как осветил ситуацию на своей страничке в Facebook бывший руководитель правового управления нефтяной компании ЮКОС Дмитрий Гололобов:

Screenshot_2

«То, что написано в международных конвенциях и в законах по борьбе с терроризмом большинства цивилизованных государств, на которых мы активно равняемся, позволяет жестоко преследовать человека, позвонившего в иностранное посольство с информацией о правоохранительных органах или вооруженных силах своей страны. Даже, если он глубоко заблуждался о характере и источниках своей информации. Кто не верит, пусть вспомнит дело многострадального Бута (он (якобы) продавал оружие (якобы) террористам, которые (якобы) могли использовать его для убийства (якобы) американский военнослужащих) – и сколько в итоге ему дали. Или дело летчика Ярошенко – который и перевезти то ничего не успел для (якобы) террористов, но как бы (якобы) собирался. И это все – против Штатов, а не своей родной страны. В Британии за публикацию якобы «террористических картинок» на Фейсбук арестовывали женщину с шестью (!) детьми. <…> И не надо подключать к решению уголовно-правовых вопросов политику: на Украину звонить можно, потому, что России там нет. США много где тоже как бы нет, но попробуйте проинформировать посольство какой-нибудь арабской страны, что ваш сосед (на деле – регулярно изменяющий жене менеджер по продаже недвижимости) – секретный агент, регулярно выезжающий на задания по устранению лидеров арабского сопротивления. И увидите, что будет (на самом деле, не дай Бог вам попробовать)».

либерыНо кому нужны эти здравомыслящие зануды? Больше ада! Вокруг дела забурлило. Будто листья в ноябре, в прессе завертелись Элла Памфилова, Дмитрий Гудков, Сергей Митрохин, Павел Астахов, Валентина Матвиенко… У обвиняемой нашлись новые адвокаты, и с их подачи она отказалась от признательных показаний. Что не помешало ей потом рассказать о своем звонке «Дождю». Статусные либералы едва не наперебой предлагали ей помощь и жилье… Первый адвокат обвиняемой Андрей Стебнев, кстати, получил по шапке за излишнюю подментованность, и это стало, пожалуй, единственным светлым пятном во всей истории.

3 февраля многодетной матери изменили меру пресечения на домашний арест, но это не помогло. Информационная среда превратилась в разлив бессмысленного пропагандистского кошмара. Защитники нашей героини сравнивали ее с Карлом фон Осецким, Лениным и Львом Толстым. У нее 208 тыс. упоминаний в Яндексе… А потом что-то произошло, кажется, очередное заявление Савченко. Или выход на экраны «50 оттенков серого». Или это была подорожавшая нефть?.. 16 февраля Мосгорсуд признал ее арест незаконным в связи с процессуальными нарушениями при рассмотрении ходатайства. 13 марта ее адвокат сообщил о прекращении дела.

сшаВ конце фильма Линда Лицке получила деньги на косметические процедуры. У нашей героини тоже был свой звездный час. 3 февраля представитель госдепа Джен Псаки сделала на удивление адекватное для нее заявление:

«Мы надеемся, что дело госпожи Давыдовой будет рассматриваться с соблюдением международных правовых норм. Мы обеспокоены сообщениями об аресте матери семи детей по обвинению в госизмене. Это серьезное обвинение, и, повторю, мы призываем соблюдать международные правовые нормы».

А подъезд нашей героине, вопреки слухам, так и не покрасили. Но это ничего. Главное — либералы получили еще одну «говорящую голову» из «простонародья», которая теперь в нужных случаях будет открывать рот, представляя для международной общественности «всю Россию». Впрочем, говорящих голов по этой технологии создано уже столько, что очередь может никогда и не дойти.

Burn After Reading

Конец.

О. Казарян

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *