Март 2, 2015

Казнь

С учетом разницы стилей нынешнее 1 марта — это совсем не то, что 1 марта в XIX веке. Но все-таки само cловосочетание «1 марта» обладает собственной аурой, которую трудно перенести на 13-е число.
Так что напомню обсуждаемое событие. Так было за мгновение до него:

1881_1

Так стало мгновением после:

1881_2

Вот результат (не единственный):

1881_3

Другой результат, более печальный:

1881_4

Но хотелось бы вспомнить и, так сказать, более дальний отзвук тех событий — как их воспринимали в позднем СССР, в столетнюю годовщину. Мне попался на эту тему довольно любопытный отрывок из воспоминаний Михаила Левина об академике-физике Михаиле Леонтовиче (1903-1981). Речь идет о последнем месяце жизни академика (он скончался 30 марта 1981 года). В молодости Михаил Александрович был меньшевиком, и до конца жизни сохранил, в общем, те же убеждения.
«4 марта 1981 года я читал ему в больнице утренние газеты. Вдруг он вспомнил:
— Ведь сегодня ровно 100 лет со дня 1 марта. Есть что-нибудь в ваших газетах о Желябове, Перовской и вообще о столетии такого события?
В газетах ничего не было.
— Должно быть, из-за всей этой шумихи по поводу “международного терроризма”, — заметил Леонтович. — Вот и два года назад не отметили 150 лет гибели Грибоедова, небось, чтобы не раздражать этого Хомейни, расправа с Грибоедовым вполне в его духе.
Тут я вспомнил стихи Пастернака:
Это — народовольцы,
Перовская,
Первое марта,
Нигилисты в поддевках,
Застенки,
Студенты в пенсне.
Повесть наших отцов,
Точно повесть
Из века Стюартов.
Отдаленней, чем Пушкин,
И видится,
Точно во сне.
Михаил Александрович почти закричал на меня:
— Почему вы раньше не читали мне этих стихов? Это гениальная точность, я это чувствую по рассказам моего отца. Почему вы не прочли мне их, когда ехали в Переделкино?..»
В Переделкине в 1958 году Леонтович встречался с Пастернаком, чтобы выразить ему моральную поддержку от имени физиков (после газетной кампании против него).
Но забавно, что академик тоже ожидал упоминания столетней годовщины 1 марта 1881 года в газетах от 1 марта, не учитывая разницы стилей. Может быть, в газетах от 13 марта 1981 года все-таки что-то было? Хотя вряд ли…

Михаил Александрович Леонтович

Михаил Александрович Леонтович

Если посмотреть с сугубо исторического ракурса:
XIX век. Крупнейшая политическая фигура, погибшая от руки террористов — царь Александр II.
XX век. Крупнейшие политические фигуры, погибшие от руки террористов (до революции) — премьер Столыпин, министры внутренних дел Плеве и Сипягин, велкнязь Сергей Александрович… После революции — граф Мирбах, фельдмаршал Эйхгорн, позднее — член Политбюро ЦК ВКП(б) Киров…
XXI век. Крупнейшая политическая фигура, погибшая от руки террористов — депутат Ярославской облдумы и экс-губернатор Немцов.
Что тут скажешь? Мельчаем…

Еще по теме:  Смерть хижинам и мир дворцам?

Александр Майсурян

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *