Сентябрь 16, 2017

Воронов Тьма

Временами люди приходят посмотреть на мою черную повязку вместо рта. В ту самую зияющую пропасть, сквозь немоту которой кричат тысячи тысяч молчащих. Я вижу их тени, я говорю с ними каждый день, пересыпая из ладони в ладонь песок страха и отчаяния. Я точно знаю, что у нас с ними был один предок, с такой же черной повязкой вместо рта. Быть может, это та самая предначальная тьма мира грядущего, из которой было все рождено и куда все вернется. Безликая, неучтенная, вне имен, дат и биографий. Знамя всех войн, эпидемий и одиночеств. Бесцветный зародыш будущего, которого нет.

Егор Воронов с книгой "Быть горловчанином"

Егор Воронов с книгой «Быть горловчанином»

И вот кто-то, уверенный, что у него есть имя и предназначение, подходит и говорит: «Сними». Приставляет холодную сталь к виску и говорит: «Нельзя». Бьет под колени ногой и кричит сверху: «Отдай». Этот кто-то пытается сорвать черную повязку, но вдруг сам для себя осознает, что это не перевязь, а часть лица. Вцепившись пальцами в немоту, пытается разорвать ткань, а из-под нее сочится кровь. Кричащая тысячами тысяч глоток до трещин в том самом, что кажется таким реальным и настоящим. Снимите боль. Нельзя молчать. Отдай одиночество.

И молчащие смотрят на тебя, зная, что все так и должно быть. Их голоса там, в безликой черноте твоего лица. Там мертвые, безвинные жертвы чьих-то амбиций. Там мертвые, хотевшие дышать и не говорить того, что узнали во тьме. Там мертвые, последовавшие за живыми. И нет им имен. Нет им числа. Они в этой пропасти, которую многие принимают за черную повязку вместо рта.

Что я скрываю? А что скрывает ночь, в которой плачут дети под минометным огнем? Что скрывает прикованный к постели инвалид, когда его бросают родственники гнить под обклееным розочками потолком? Что скрывает сумасшедший, закрытый в палате без еды, питья и туалета? Но кто-то, уверенный, что у него есть имя и предназначение, задает лишь один вопрос: «Что ты скрываешь?». Не видя своей черной повязки на глазах. Не видя тысячи тысяч молчащих. Не видя того, что рождается из пепла.

Еще по теме:  Худой мир, близкий к доброй ссоре

Человек, живущий во тьме, боится увидеть эту тьму. Даже если она всего лишь повязка вместо рта. Он не хочет видеть свое отражение в чужом лице, хватаясь за имена, даты и биографии. То, что ты не понимаешь — враждебно, даже если это часть тебя самого. Поэтому: «Снимите». Поэтому: «Нельзя». Поэтому: «Отдай». Но тьма не уйдет. Она станет твоей тенью. Тем самым провалом в дневном свете, который ты создаешь своим телом на пути солнечных лучей. Тьма боится лишь тех, кто находится в ней. А вдруг они наконец-то поймут, что нет ни страха, ни отчаяния. А есть лишь преграда на пути света.

Егор Воронов

(Фото — Илья Вараксин)

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *