Август 6, 2017

романов

Во время русско-японской войны, при штабе русской армии ошивался гусарский поручик с простой русской фамилией Романов. И как то раз благородному дону взбрело в голову приударить за медсестрой, — «Мол, скажите Наташа, а вас когда-нибудь веслом…» Хотя санитарные поезда и слыли мобильными борделями, Борис Владимирович (а так звали нашего героя по батюшке) сразу же получил в табло: — «Подлец, хам, как посмел!», а что еще хуже, жертва сексуальных домогательств оказалась княгиней Гагариной, которая накатала телегу самому главнокомандующему Куропатину.

Поскольку при царе все офицеры были братьями, дворянами и т. д., Куропаткин вызвал Бориса Владимировича к себе в кабинет и вежливо объяснил, что подобная аморалка не укладывается в картинку рисуемою министерством образования РФ об эпохе французской булки. И вообще надо понимать, где телеграфистка со станции, а где княгиня.

Борис Владимирович огорчился, и поинтересовался у генерала от инфантерии и командующего морскими и военными силами России в Маньчжурии, понимает ли он каким тоном говорит с поручиком? «Да и вообще, мой дедушка царь, а кто-то из потомков станет первым секретарем Ленинградского горкома КПСС!» Тут уж и у Куропаткина сорвало резьбу и вместо смиренных извинений командующий заорал — «Руки по швам!»

Тут поручик Романов как вынет свой шпалер и как бабахнет в Куропаткина! А потом повернется и уйдет по английски, отдыхать на свою дачу в Царском Селе, которую ему по легенде подарила сама королева Виктория. А бедный Куропаткин истекая кровью сел писать телегу самому царю: «Вот, знаете Государь, меня тут гусарский поручик Романов только что чуть было не грохнул, а до этого он княжну Гагарину чуть не изнасиловал, что делать-то?»

Еще по теме:  А зори здесь лживые…

Хотя злые языки называют Государя-Страстотерпца «Царем-тряпкой», решение Николая по суровости превзошло легендарную сталинскую реплику «Я солдат на маршалов не меняю». На кляузе Куропаткина он написал «Поступить по закону», что заставил главнокомандующего провести не одну бессонную ночь. Ибо проиграть сражение японцам это одно, а вот вывести в чистое поле внука Александра II, поставить его лицом к стенке и закатать ему пулю в лоб чтобы на всю жизнь запомнил это совсем другое.

В общем собрали докторов, диагностировали у вел. кн Бориса Владимировича временное помешательство, и отправили домой под конвоем санитаров. Что не помешало наградить поручика Романова чином ротмистра и золотой шашкой «За храбрость», ибо понятно, что не у каждого эсера бы хватило смелости пальнут в такого высокоставленного царского сатрапа.

Artem Kirpichenok

 

Tagged with:    

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *