Июль 10, 2017

G20 гамбург

 

С особенностью форм протеста в Гамбурге связана их география и ожесточённость столкновений. Для меня на месте это было очевидно и ускользнуло. Но почитав реакцию людей плохо представляющих местные реалии, я понял что эта деталь очень важна.

Гамбург ад

В столкновениях большинство частной и личной собственности страдает, скажем так, не планово. У меня под домом в пятницу сильно разбили машину. Когда пошла атака полиции ее просто использовали как баррикаду. Это была малолитражка. Она просто попала под руку. С витринами примерно так же. Когда в ход идет булыжник, никто не смотрит, что там за спиной у полиции. Плановые нападения как правило совершают на определенные крупные компании. Не знаю чем руководствуются при выборе. У меня около дома было отделение моего банка. Его били каждое первое мая и в промежутках по случаю. В итоге им пришлось закрыть отделение.

В моем понимании, во многом основанном на украинском опыте, протест всегда был связан с проведением каких-то акций. И, следовательно, столкновения с полицией — это столкновение демонстрантов с полицейским кордоном. Но в Гамбурге все иначе. Тут демонстрации, митинги и колоны занимают лишь часть — не самую большую — времени, и охватывают лишь часть — опять же не самую большую — сторонников протеста. В перерывах между участиями в активностях люди возвращаются в районы Альтоны и Санкт-Паули подкрепиться, отдохнуть, выйти в сеть. В этих же районах организуются информационные центы, вписка, волонтёрские центры медпомощи.

Одна из форм протеста - корнеринг. Это можно перевести как тусоваться на углу. Кто-то собирается у ближайшего ларька, кто-то выносит столы и стулья и устраивается у своего крыльца, кто-то идёт в любимый бар, но тусуется не внутри а "на углу".

Одна из форм протеста — корнеринг. Это можно перевести как тусоваться на углу. Кто-то собирается у ближайшего ларька, кто-то выносит столы и стулья и устраивается у своего крыльца, кто-то идёт в любимый бар, но тусуется не внутри а «на углу».

Многие, честно говоря, и не покидают этих районов, предпочитая узнавать о событиях от непосредственных участников и поддерживают протест не вставая со стула. Есть много и тех, кто выходит «на угол» потому, что интересоваться политикой и занимать активную оппозиционную позицию модно — молодые люди приходят гулять парами и компаниями. Есть много причин — у каждого свои — по которым десятки тысяч людей едут со всего города в эти районы.

Корнеринг как форма протеста охватывает огромные массы. Не только отдельные улицы, но целые районы превращаются в форумы и сенаты.

Корнеринг как форма протеста охватывает огромные массы. Не только отдельные улицы, но целые районы превращаются в форумы и сенаты.

Как и делегаты G20 , горожане Гамбурга собрались обсудить проблемы, которые их беспокоят. Правда не в гостях, а у себя дома и не требуя многомиллионных расходов, охраны, не получая медийной поддрежки. Собрались в тех районах, где собираются всегда, когда политическая ситуация обостряется или когда просто ощущают потребность поговорить с единомышленниками на политические и социальные темы. Будь то 1 мая, 8 марта, ситуация с беженцами или вопрос о проведении олимпийских игр. Это традиция города и традиция этих районов. Как и гораздо более молодая традиция — нападение полиции на эти районы.

Полезших на свет защитников жителей Гамбурга от леворадикалов хочется спросить. Город полностью на стороне протестующих. Кого вы защищать собираетесь?

Полезших на свет защитников жителей Гамбурга от леворадикалов хочется спросить. Город полностью на стороне протестующих. Кого вы защищать собираетесь?

Этим объясняется, что большинство стычек происходили не в районах где собрались незваные гости города — участники G20 — и не в результате попыток демонстрантов прорывать кордоны полиции, но в районах, где собрались его жители. В эти районы внезапно приходят наводить порядок спецподразделения. Полиция говорит, что там присутствуют радикалы. Да. Таких есть очень небольшой процент, но и они не громят районы, где проводят большинство своего досуга.

Еще по теме:  С днем международной солидарности трудящихся!

Но полиция, власти и СМИ умалчивают об истинном месте собрания экстремистов — о фешенебельном конференц-зале филармонии Гамбурга. Среди делегатов G20 есть представитель Саудовской Аравии — страны где людям рубят головы кривой саблей за атеизм и забивают камнями на площади за подозрение в измене. В Гамбург пригласили Эрдогана, регулярно заливающего Таксим газом и кровью. Президент Трамп, администрация которого жжёт автомобили и громит витрины в масштабе целых стран. Именно эти люди представляют настоящую опасность.

Теперь я знаю как звучит международное сотрудничество развитых государств. Это звук вертушки. В режиме 24/7.

Свиньи под окнами не дают спать.

Свиньи под окнами не дают спать.

Илья Деревянко (Гамбург)

Читайте также текст автора «Битва за Гамбург. Взгляд изнутри протестов»

Tagged with:     , ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *