Июнь 12, 2017

Отличается ли призыв к массовым убийствам со стороны буржуазных патриотов от «бескомпромиссной классовой борьбы» коммунистов? Конечно, возьмем в качестве примера Гражданскую войну в России.

Как известно, Гражданская война носила ожесточенный и разрушительный характер, противники друг друга не особо жалели. По части разрушений, Гражданская война была не менее разрушительной, чем Великая Отечественная война, вот только жизней унесла меньше. Это, однако, не её достижение, это недоработка буржуазных патриотов-белодельцев, которые не смогли толком развернуть массовый террор.

После окончания Гражданской войны, победившие большевики взяли курс на примирение разных сторон, участвующих в войне. Он не был ни простым, ни однозначным. В 1920-1930-е годы были частые восстания и бунты крестьян, которые, тем не менее, не носили характера «серьёзной угрозы» для власти, да и сильно массовыми не были. Современные историки любят писать о восстаниях, которые разродились на территориях «где проживали <миллионы, сотни тысяч> людей» — это не показатель массовости восстания, с таким же успехом можно акцию противников передачи Исакия церкви обозвать «протестом, разродившимся на территории проживания 4,5 млн человек«.

Однако, сплошь и рядом, в деревнях и в городе работали, строили карьеру, занимали партийные и хозяйственные должности люди, которые ещё недавно готовы были расстрелять друг друга, которые вчера были красными, зелеными, националистами и белыми. Это было даже после Великой Отечественной войны, при всей противоречивости процесса. Уцелели и классы-противники. К моменту колхозных преобразований в сельской местности до 12 тысяч бывших помещиков жило, вообще говоря, в своих бывших усадьбах. Громадное число бывших министров и чиновников временного правительства и монархического режима. Даже буржуазию, как класс, большевики извели сугубо экономически, прямо по Марксу — некоторая часть выходцев из них умудрились работать на советское правительство.

Еще по теме:  Впервые во власти. Как Лига Севера и Австрийская партия свободы меняли миграционное законодательство

И это при всех противоречиях, метаниях, призывах к чисткам рядов партии, разоблачительных кампаний и прочее.

Я бы подчеркнул тут еще раз: это мы говорим о периоде после Гражданской войны. А что же белые?

А у белых была другая программа. Например, на одном из высших совещаний у Деникина было принято постановление, согласно которому коммунисты, им сочувствующие, работающие в органах совправительства — все должны были подвергнуться массовым репрессиям. И суды, заключение сроком до 5 или 10 лет — не подразумевались. Буржуазные патриоты четко знали, кого они будут карать, если что. Впрочем, их поведение в тех местах, где им удавалось нормально развернуться со своей карательной машиной, дает ясное впечатление о том, что было бы, приди белые к власти — продолжение гражданской войны.

Если большевики стремились закончить Гражданскую войну, то белые бы её продолжали до последней капли чужой крови. И в итоге получили бы её продолжение, частые, гораздо более частые, массовые голодовки, нищету и бесправие массы населения. В конечном итоге, Россия просто выродилась бы в убогую, аналогичную восточно-европейской, фашистскую диктатуру.

Ближайшим аналогом того, что было бы, является судьба Мексики или Колумбии: убийства, грабежи, изнасилования, парамилитарные образования, заменившие собой власть в отдельных городах и местностях. Классовую борьбу ведут оба основных класса буржуазного общества, как видим, у запуганной буржуазии это выливается в сплошной массовый террор.

Вот вам пара примеров: во времена правления Альваро Урибе в Колумбии было убито до 500 тысяч человек (в 2015 году в стране проживало около 48,5 млн человек) — это 70% потерь страны от идущей там с 1950-х годов ГВ. 70%. А ведь Урибе всего лишь решил окончательно и бесповоротно решить вопрос с ФАРК и рядом других левых групп — решить окончательно вопрос с левыми противниками. Это не считая миллионов депортированных из районов боевых действий, земли которых достались либо ТНК, либо местной буржуазии. Это одна тактика, можно в качестве примера взглянуть на Венесуэлу в те годы — разница хорошо видна. Даже сейчас, в условиях «холодной» гражданской в Венесуэле, соседка-Колумбия с правым правительство обогнало её по уровню насилия (убийства, расправы парамилитаристских группировок, политические убийства, бунты).

Еще по теме:  Бывает ли демократия при социализме?

Вот вам и ответ, насколько жестоки

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *