Май 26, 2017

Ситуация в Венесуэле продолжает ухудшаться, при этом некоторые левые ресурсы оценивают её неадекватно. Рассмотрим это на примере двух недавних статей с ресурса Рабкор.

Первая статья — это статья Георгия Коларова. В ней говорится о том, что Венесуэле может грозить голод по типу эфиопского или сомалийского.

Последнее доказательство безграмотности Николаса Мадуро – решение на фоне прыгающей инфляции заморозить цены на продукты питания.

Это означает только одно – они полностью исчезнут с рынка. В такой ситуации Венесуэлу ждет страшный  голод, как некогда в Эфиопии и сейчас в Сомали. (из статьи Коларова)

Человек, написавший такое, просто близко не понимает, что такое африканский голод: разоренная войной страна с полным отсутствием необходимых агрономических кадров, с разделенными географическими зонами, которые контролируются-оспариваются друг у друга соперничающими милитаристскими группировками. И все это осложняется этноконфессиональными конфликтами. Это во-первых.

Во-вторых, в день публикации статьи, 19 мая, поступила информация о том, что в Венесуэлу будут поставляться 60 тысяч тонн пшеницы из России. Это перекроет потери от снижения поставок из Канады и Мексики. То есть, по факту, никакого голода африканского типа.

Утверждения статьи о наркокартеле «Лос Солес», которые контролируют Венесуэлу — это что-то безбрежное.

Прежде всего достанется Мадуро, Кабельо и всей компании наркотрафикантов, что прячутся за их спиной уже столько лет. Возможно они повторят судьбу Николае Чаушеску.

Наркокартель «Лос Солес» стал настоящим хозяином в Венесуэле. Его главой считается Диосдадо Кабельо, однако в его тени прячутся и другие. (из статьи Коларова)

Даже в США никто толком не может оценить примерный объем наркотрафика, который проходит через Венесуэлу. Ясно, что к нему причастны полицейские, спецслужбы и армия. Но, во-первых, среди них полно оппозиционеров Мадуро, которые тесно связаны с правой оппозицией. А во-вторых, их связь с «Солес» не ясна до сих пор. Зато известно следующее: США активно обосновывает вмешательство в страны Латинской Америки борьбой с наркомафией и наличием наркополитических объединений типа «Солес». В Гватемалу в 2012-2013 годах морская пехота США посылалась для того, чтобы бороться с «Лос Зетас».

Еще по теме:  Языки описания реальности и марксистское движение

Это просто первое, что бросается в глаза.

Далее имеет место быть мантра о том, что боливарианцы, которые настоящие, как местный прокурор, против режима Мадуро. Это, конечно, все прекрасно, но непонятно другое: они против Мадуро с кем? Сами по себе, или под руководством правой оппозиции из MUD, которая активно использует ультраправых? Потому что, если под, а других оппозиционеров пока не видно, получается, что «крайняя левая» Единой СоцПартии Венесуэлы исполняет роль одного из рычагов, при помощи которых до власти дорвется клика национал-либералов, разбавленных просто правыми и неофашистами. Все оттенки коричневого, одним словом.

Статья Кагарлицкого так же оставляет кучу вопросов.

Во-первых, не понятно, а что же происходит? Весь народ против режима? Но ясно же, что придя к власти правая оппозиция постарается поменять Конституцию 1999 года. Дальше они загонят в политическое гетто чавистов и левых, не важно каких. При этом, как и в случае с Украиной, есть полная уверенность в том, что чависты-бюрократы, в случае чего, легко перекрасятся и заклеймят режим «злочинной панды-Мадуро» со всем революционным пылом. Во-вторых, понятно, что режим Мадуро убог просто до крайней невозможности, но кто же идет ему на смену, неужели новые Кейнсы или хотя бы Гэлбрейты с Самуэльсенами? Нет же, на смену идет такая же, даже ещё хлеще, вороватая клика, только правая, которая ради «спасения экономики страны» закрутить гайки ещё жестче. Да, режим экономии спасет венесуэльскую валюту, но уровень сверхсмертности среди населения будет очень высоким. Весьма вероятно повысится и уровень криминальных убийств, быть может, мы увидим массу беженцев из страны. Это просто навскидку и не считая, наверняка, последующей программы массовой приватизации и отмены ряда прогрессивных реформ в области того же образования.

В-третьих, странно видеть упоение тем, что Чавес оставит после себя образованную молодежь и «новое» общество.

Резко повысился уровень образования масс, была ликвидирована неграмотность. Миллионы людей получили доступ к медицинской помощи. А главное, они обрели уверенность в себе и достоинство. И даже сейчас, если многие из них выступают против правительства в Каракасе, они чувствуют себя полноценными гражданами именно потому, что Чавес в своё время очень многое изменил в их образе жизни и образе мысли. (из статьи Кагарлицкого)

Казалось бы опыт СССР должен был подсказать, что образование само по себе мало чего стоит в плане победы в общественном конфликте. Но есть и более важный момент, при режиме, который будет подавлять классовую борьбу рабочих, от образования могут просто остаться рожки да ножки, так что, завоевание-то обратимое.

Еще по теме:  Талант слепоты

А самое главное, из статьи не ясно, почему в Венесуэле кризис пошел именно так, а не иначе? У нас же есть примеры стран, где падение цен на нефть и правительство сделали ещё больше, чтобы сделать ситуацию катастрофической, например — Нигерия. Ничего не сказано о том, что в 2014 году внимание тех же США было отвлечено «украинским кризисом», ничего не сказано о громадной проблеме — 50% занятых в теневом секторе, ничего не сказано о том, что вложения в нефтяной сектор и сектор добычи руды были явно недостаточны. Вообще, экономическая подоплека кризиса и влияние старой, связанной с правой оппозицией, бюрократии, которая систематически выводила капитал из страны, не проясняется. Хотя бы пару предложений написать можно было, но…

А самое неожиданное, что в статье ничего не говорится о том, что произойдет с леворадикальным движением в Латинской Америке, если падет венесуэльский режим. Такое впечатление, что Рабкору нет никакой разницы в том, сохранится ли левый режим в Венесуэле или на его место придут правые в коалиции с ультраправыми.

В итоге, из статей, которые претендуют на то, чтобы объяснить, что происходит в Венесуэле, становится ясно, что ничего не ясно.

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *