Май 13, 2017

1974

25 апреля исполнилось 43 года с начала португальской революции 1974-75 годов (собственно с ее молниеносно-удачной демократической стадии, так называемой Революции гвоздик). Не лишним будет  напомнить об истории этой революции — на сегодняшний день последней революции в Европе.

К моменту революции Португалия оставалась самой бедной страной Западной Европы,среди населения было 15 % неграмотных, а попытка правительства сохранить Португалию как колониальную державу привела к затяжной войне в Анголе, Мозамбике и Португальской Гвинее (ныне Гвинея-Бисау).

Премьер-министр и фактический диктатор страны Антониу Салазар, правивший с 1932 года после инсульта в 1968 году был отстранен президентом страны (ранее этот пост был декоративным и в политику Салазара президенты не вмешивались) Америку Томашем и умер в 1970 г. Сменивший его Марселу Каэтану проводил ту же политику с косметическими изменениями (вроде смены названия тайной полиции – ДЖС вместо ПИДЕ).

Коммунистическая партия, основанная в 1921 году, находилась в глубоком подполье, ее руководитель Алвару Куньял, бежавший из тюрьмы в 1960 г. после 11 лет заключения, жил в эмиграции. Также подпольно действовали несколько отколов от ПКП, в основном маоистских, и созданная еще одним бывшим коммунистом (заметно сдвинувшимся вправо) Мариу Суаришем Социалистическая партия. Кроме правящего Национального союза, в стране была лишь одна легальная партия — Демократическая избирательная комиссия, бойкотировавшая парламентские выборы 1973 года.

Против режима стали выступать даже некоторые его сторонники, стремившиеся к превращению Португалии в страну с «демократическим» правым правительством – как бывший депутат Франсишку Са Карнейру и генерал Антониу Спинола. Усиливались настроения вплоть до крайне левых даже в армии и на флоте (не только среди солдат, но и среди офицеров, особенно младших), и окончательно добило режим именно стремление дать узкой элите преимущество даже на военной службе — по принятому в 1973 г. закону «милисиануш» (выпускники университетов, призываемые в армию на 2-3 года, в основном из высших слоев общества) получали звание капитана после полугодовых курсов, тогда как кадровые офицеры должны были для этого прослужить 10 лет, включая несколько командировок в колонии.

Офицерскому подполью (до 25 апреля «Движение капитанов», после как легальная организация – Движение Вооруженных сил) удалось создать движение, охватившие офицеров как правосоциалистических и либеральных, так и левых (майор Отелу Сарайва ди Карвалью) или прямо коммунистических (полковник Вашку Гонсалвиш, капитан 2 ранга Антониу Роза Коутинью) взглядов. В ночь на 25 апреля они начали военный переворот, ожидая длительных боев с частями, которые сохранят верность режиму, но в итоге в течение одного дня выдвинутые правительством на подавление выступления части бескровно сдались (при окружении решило отстреливаться только ДЖС – погибло 4 гражданских демонстранта, присоединившихся к военным). Временным главой государства (председателем Совета национального спасения) стал однако, не подпольщик, а не связанный с ДВС праволиберальный генерал Антониу Спинола. Вскоре были легализованы политические партии (и создан ряд новых) и создано коалиционное правительство.

Непопулярность ультраправой политики старого режима была такова, что даже праволиберал Са Карнейру заявил об ориентации на европейскую социал-демократию, создав Народно-демократическую (затем переименованную в Социал-демократическую – так она именуется до сих пор, хотя связана не с Социнтерном, а с ЕНП и правого характера ныне не скрывает) партию с черной, красной и желтой стрелами на эмблеме в подражание немецким социал-демократам, а самая правая из легальных партий (Национальный союз был запрещен) назвалась «Демократическим и социальным центром». Но это было только начало, и долго коалиция от праволибералов до коммунистов не продержалась.

За свержением правого режима Каэтану последовал продлившийся до осени 1975 г. период наиболее глубоких преобразований и наиболее острой политической борьбы, известный как «Processo revolucionário em curso» (сокращенно PREC, приблизительно «продолжающийся революционный процесс»).

Политически этот период характеризуется тем, что верховная власть находилась в руках военных, политически объединенных в Движение Вооруженных сил (MFA или ДВС; из видов вооруженных сил в него не вошли лишь представители Республиканской национальной гвардии, исполняющей в Португалии жандармские функции), при этом борьба между группировками формально беспартийных военных переплеталась с борьбой политических партий, игравших в тот момент второстепенную роль.

Сразу после свержения правительства Каэтану высшим органом власти был объявлен Совет национального спасения (СНС), состав которого был фактической уступкой свергнутым правителям, которые согласились передать власть лишь «умеренным» силам. Из семи членов Совета (председатель Спинола и по два представителя армии, флота и ВВС) отчетливо левые симпатии имел лишь один из моряков – капитан второго ранга Антониу Роза Коутинью, более умеренные — капитан первого ранга Жозе Пиньейру ди Азеведу, остальные имели неопределенно-центристские (генерал Франсишку да Кошта Гомиш, смещенный за нелояльность с поста командующего армией всего за несколько недель до переворота, а до того делавший вполне успешную карьеру при старом режиме) или откровенно правые взгляды (сам Спинола, бригадир Жайме Маркиш, генерал авиации Мануэль Диогу Нету и полковник авиации Карлуш Галван ди Мелу).

На личности генерала Спинолы стоит остановиться подробнее – этот генерал, занимавший в 1968-73 годах пост губернатора Португальской Гвинеи, был тесно связан с португальским крупным капиталом (в частности, с корпорацией крупнейшего предпринимателя Португалии Антониу Шампалимо), и одновременно понял неизбежность краха старого режима раньше его вождей – оставаясь правым, он стремился к формальному восстановлению демократических институтов, при этом метил в «сильные лидеры» президентской республики по образцу де Голля. В одном из основных вопросов, колониальном, он стремился сохранить власть над колониями, сделав уступки местному населению и превратив их в формально равноправные «заморские территории». 15 мая из председателя СНС он стал президентом республики (СНС сохранился как орган под его председательством)

Вместе с тем, преимущественно правый СНС получил власть под условием выполнения программы ДВС (включавшей, в частности, роспуск политической полиции ДЖС — наследницы печально известной ПИДЕ, антимонопольные меры и мирные переговоры с движениями за независимость колоний), а само ДВС возглавила Координационная комиссия также из семи человек, звания которых были младше, а настроения радикальнее — в отличие от СНС, их взгляды колебались от ориентированных на европейскую социал-демократию (майор Витор Алвиш) до близких к коммунистическим (полковник Вашку Гонсалвиш).

Еще по теме:  Россия не заметила 100-летия своей Республики

16 мая 1974 г. было сформировано I Временное правительство – таким образом в стране оказалось по сути три высших органа власти. Главой правительства был беспартийный юрист и бывший оппозиционер либеральных взглядов Аделину да Палма Карлуш, его заместителем стал использовавший формально социал-демократическую риторику, но по сути правый лидер Народно-демократической партии Франсишку Са Карнейру (министром внутренних дел стал его однопартиец Жоаким Магальяниш), коммунисты получили посты министра без портфеля (глава партии Алвару Куньял) и труда (Авелину Гонсалвиш), социалисты – три министерских поста (Мариу Суариш стал министром иностранных дел), еще один пост министра без портфеля получило небольшое Демократическое движение, остальные министры были беспартийными.

Новый глава правительства оказался под стать Спиноле и к глубоким преобразованиям не стремился, и в итоге продержался на своем посту всего два месяца. Вместо запланированных выборов в Учредительное собрание он предложил провести президентские выборы, предоставив до них правительству специальные полномочия – фактически это означало устранение всяких противовесов Спиноле. После этого он был вынужден уйти в отставку под давлением ДВС, и в июле главой правительства стал Вашку Гонсалвиш, фактический лидер левого крыла ДВС, в состав министров без портфеля вошли представители ДВС Витор Алвиш и Мелу Антуниш, а представительство НДП сжалось до одного министра без портфеля Жоакима Магальяниша (Са Карнейру в правительство не вошел). Министр без портфеля Куньял остался единственным представителем коммунистов, но это компенсировалось политической линией самого главы правительства.

Близкий уже не к коммунистам, а к «новым левым» (разделенным на множество партий и групп, каждая из которых в отдельности не имела большого влияния) видный деятель 25 апреля Отелу Сарайва ди Карвалью в июле 1975 г. тоже получил немалый пост, став главой Оперативного командования на континенте (КОПКОН) и был повышен из подполковников в бригадиры.

Тем временем разворачивалась деколонизация — в Португальской Гвинее марксистские повстанцы ПАИГК уже в 1973 г. контролировали значительную часть страны и провозгласили независимость ее как Гвинеи-Бисау; 10 сентября 1974 г. ее независимость была признана Португалией. На островах Зеленого мыса (Кабо-Верде) та же ПАИГК подписала договор о поэтапном предоставлении независимости в ноябре 1974 г. (независимость была провозглашена в июле 1975 г.), начались переговоры и с повстанцами Мозамбика (где доминировало марксистское движение ФРЕЛИМО), Восточного Тимора и Анголы (в этих странах обстановка была более сложной, и еще до формального провозглашения независимости начались столкновения между левыми и правыми — ФРЕТИЛИН против УДТ на Тиморе, МПЛА против УНИТА и ФНЛА в Анголе). Значительная часть белого населения покинула колонии и, вернувшись в Португалию, примкнула к правым (были и противоположные примеры — даже первым главой госбезопасности независимого Мозамбика стал белый Жасинту Велозу, ранее дезертировавший из ВВС Португалии и присоединившийся к повстанцам). Все колонии Португалии, кроме Макао, получат независимость к концу 1975 г. – Восточный Тимор был почти сразу оккупирован Индонезией, в Анголе гражданская война началась практически сразу, а в Мозамбике – в 1977 г., когда правым при поддержке ЮАР, Родезии и Малави удалось создать антикоммунистическое движение РЕНАМО, но Португалии будет уже не до проблем этих стран.

В Португалии главные события развернулись сразу после признания независимости первой из колоний, Гвинеи-Бисау – 10 сентября 1974 г. Спинола призвал население страны поддержать «молчаливое большинство» против «экстремистов», и «большинство» уже 28 сентября проявило себя, попытавшись разгромить штаб-квартиру компартии (не вышло – коммунисты дали отпор), а сам Спинола, пригласив на совещание Гонсалвиша и Карвалью, приказал арестовать их. После этого на Лиссабон пошли как сторонники Спинолы, так и верные КОПКОН части, установившие контроль над большинством районов города при поддержке левых активистов. Спинола был вынужден уйти в отставку, его сторонники были исключены из состава СНС. Новым президентом стал Кошта Гомиш, а в правительстве еще более усилились позиции левых.

Между тем, проблемой самих левых оставались противоречия между коммунистическим и «новым левым» крылом (и постепенный дрейф ряда его лидеров вправо), а их поддержка за пределами юга страны была не столь высокой – если крупные хозяйства юга Португалии стали ареной ожесточенной борьбы за аграрную реформу, в которой позиции коммунистов были очень сильны, то крестьяне отсталого Севера, где преобладало мелкое хозяйство, стали (вместе с переселенцами из колоний) массовой базой для правых. В январе 1975 года в подполье была сформирована ультраправая Армия освобождения Португалии (ЭЛП), начавшая террористическую деятельность против левых и установившая связь со Спинолой. ДВС же в феврале 1975 г. провозгласил социалистический характер своей программы – вместе с тем, надо помнить, что не только соцпартия Суариша делала достаточно радикальные заявления, провозглашая «не советский, но и не скандинавский социализм», но и правая НДП пыталась сыграть на левой риторике.

В марте 1975 г. после организованной Спинолой попытки правого переворота позиции левых в правительстве усилились как никогда – Спинола бежал в Испанию, а оттуда в Бразилию, Совет национального спасения был распущен и заменен более широким по составу Революционным советом (25 человек), а Вашку Гонсалвиш начал национализацию банков и крупных предприятий (лишился своей собственности, в числе прочих, спонсор Спинолы Шампалимо).

Но результаты выборов в Учредительное собрание 25 апреля 1975 г., в первую годовщину революции принесли победу «умеренным» силам – коммунисты с 12,5 % голосов заняли лишь третье место (30 из 250 мест), мелкие левые партии в сумме получили лишь 8 % голосов (из-за распыленности голосов, это дало им лишь 6 мест), тогда как СП получила 38 % голосов, НДП – 26 %, еще более правый ДСЦ — 7,6 %.

Верховная власть, однако, осталась у военных, и Вашку Гонсалвиш сбавлять темпы преобразований не собирался — профсоюзы были законодательно объединены в одно объединение, руководство которого было связано с коммунистами, на юге началась конфискация помещичьих хозяйств, преобразуемых в кооперативные, в отсталые районы севера для культурной и пропагандистской работой против правых направлялись офицеры созданного для этой цели Пятого отдела генерального штаба.

Еще по теме:  50 лет назад. Светлана Иосифовна — невозвращенка

Недовольные преобразованиями представители НДП и социалистов в июле 1975 г. объявили о выходе из правительства (синхронно с этим на севере, где были сильны позиции откровенно фашиствующих сил, начались антикоммунистические погромы); в назначавшем правительство Революционном совете в тот момент Гонсалвишу еще удалось получить поддержку большинства, но в августе (когда руководство страной находилось в руках триумвирата в составе Кошты Гомиша, Гонсалвиша и Карвалью) против него открыто выступила стоявшая на социал-демократических позициях «группа девяти» во главе с ранее бывшим его сторонником Мелу Антунишем, с марта по август 1975 г. занимавшим пост министра иностранных дел вместо Суариша.

В конце августа 1975 г. президент Кошта Гомиш, старавшийся выступить посредником в противостоянии коммунистов и Гонсалвиша против СП и НДП, попытался найти компромисс, переместив Гонсалвиша на должность начальника генерального штаба (ранее эту должность совмещал с президентской он сам) и назначив премьер-министром адмирала Пиньейру ди Азеведу. Однако члены «группы девяти» потребовали снять Гонсалвиша и с этого поста, найдя неожиданную поддержку у Карвалью – в итоге Гонсалвиш после формирования правительства Азеведу так и не занял его.

В правительство вернулись представители партий – СП получила пять министерских постов, НДП – два, коммунисты – лишь пост министра общественных работ.

Сторонники СП («группа девяти») и близкая к НДП «военная группа» добились отставки Гонсалвиша при поддержке Карвалью, но вскоре после этого, в ходе дальнейшего правого поворота, перестали нуждаться и в нем (а заодно запретили распространение заявлений отдельных военнослужащих и их группировок – т.е. именно те действия, благодаря которым пришли к власти сами). 21 ноября 1975 г., после того, как в отставку подали министры от СП и НДП, Кошта Гомиш снял Карвалью с должности командующего Лиссабонским военным округом, что вызвало неподчинение ряда частей. Для урегулирования кризиса мирным путем Кошта Гомиш попытался уговорить Суариша создать коалиционное правительство с коммунистами — но недавний борец за «плюрализм» ответил отказом. 25 ноября ряд наиболее левонастроенных частей вышли из подчинения правительству, но возглавивший их Карвалью так и не перешел к решительным действиям. Коммунисты, осудившие позицию правых и Суариша, не решились и оказать открытую поддержку Карвалью, помня о его роли в августе-сентябре, и к 28 ноября восставшие части сдались без боя. 12 декабря Революционный совет издал указ о реорганизации Вооруженных сил, исключив упоминания о политической роли ДВС, которое практически прекратило свое существование.

Выгодополучателем подавления последних левых в руководстве страны стала СП – 2 апреля 1976 г. была принята конституция, в которой Революционный совет сохранял лишь функции контроля за конституционным характером решений органов власти и возможность давать консультации президенту; вместе с тем, в конституции сохранилось упоминание о «социалистическом выборе» страны и сохранении в собственности государства предприятий, которые уже были национализированы. Летом 1976 г. президентом страны был избран генерал Рамалью Эаниш, которого поддержала как СП, так и НДП (несмотря на недовольство лидера партии Са Карнейру); поддержанный лишь мелкими левыми партиями Карвалью занял второе место с 16 % голосов, кандидат от коммунистов Октавиу Пату — лишь 7,6 % голосов (третье место занял адмирал Пиньеру ди Азеведу). Вскоре НДП была переименована в Социал-демократическую партию (СДП), несмотря на название, связанную с правыми партиями других стран Европы.

СП сформировала в июле 1976 г. однопартийное правительство с внешней поддержкой ДСЦ; в январе 1978 г. ДСЦ отказал в поддержке однопартийному правительству и было сформировано коалиционное; после очередной отставки правительства в августе 1978 г. до января 1980 г. Португалией правили переходные беспартийные правительства, назначенные президентом в отсутствие парламентского большинства.

Парламентские выборы декабря 1979 г. обернулись реваншем правых — Демократический альянс (СДП, ДСЦ и монархисты) получил 45 % голосов (128 из 250 мест в парламенте), социалисты – 27 %, коммунисты в союзе с Демократическим движением – 18,8 %. Премьер-министром стал Са Карнейру, для которого слишком левыми были даже конституция 1976 г. (которая была принята с пятилетним мораторием на пересмотр) и президент Рамалью Эаниш. Незадолго до президентских выборах в декабре 1980 г. в авиакатастрофе погиб Са Карнейру, а сам Рамалью Эаниш был переизбран при поддержке СП и коммунистов против правого кандидата Суариша Карнейру, но конституция была пересмотрена в 1982 г. (упразднен Революционный совет и упоминание о социалистическом выборе), а в 1989 г. правые наконец смогли исключить из нее запрет на приватизацию национализированных отраслей – утратившая же власть до 1995 г. (за исключением короткого периода 1983-85 гг., когда она входила в большую коалицию с СДП) СП вместо борьбы с приватизацией сосредоточилась на борьбе с … недостаточными темпами проводимой СДП евроинтеграции.

Таким образом, Португалия стала страной, где ничего не напоминает о преобразованиях Гонсалвиша, а либеральная политика как СП, так и СДП привела страну к тяжелому кризису после 2008 года, от которого она не оправилась до сих пор. Когда-то весьма ортодоксальная ПКП в последнее время совершает колебания в сторону реформизма и вместе с откровенно реформистским Левым блоком поддерживает извне правительство меньшинства СП, выход же из экономического кризиса страной так и не найден.

Ныне покойный генерал Вашку Гонсалвиш называл революцию убитой в ноябре 1975 г., а более противоречивая фигура, Отелу Карвалью (колебавшийся от отказа в поддержке Гонсалвишу в августе-сентябре 1975 г. до попыток организовать городскую герилью в начале 1980-х) после кризиса 2008 г. заявил, что даже старая диктатура была лучше, чем то, что в Португалии происходит сейчас.

Источник (1, 2)

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *