Май 10, 2017

5 апреля 2017 года сайт Русская Idea и фонд ИСЭПИ провели третий круглый стол из цикла мероприятий, посвященных столетию 1917 года. Круглый стол был посвящен теме «Иностранный след в Февральской революции?»

Участником данного мероприятия был доктор исторических наук Юрий Александрович Петров , который выступил с докладом по обзору основных мифов, существующих в общественном сознании о различных вариациях «иностранного следа» (британского, американского, германского), и рассказал о найденных им в немецких архивах документах.

Относительно финансирования большевиков и В.И. Ленина в докладе была озвучена следующая информация:

«… довольно известный банкир Генрих Бокельман, который до Первой Мировой войны возглавлял банк в Москве, был немецким подданным и потому был арестован после начала войны, как человек, не достигший 45-летия, то есть призывного возраста. Бокельман был сослан под Вятку, оттуда бежал и через Финляндию уехал в Стокгольм, где создал некое информационное бюро, о котором мало что известно.

Факт в том, что все, кто уезжал из Петрограда на запад через Стокгольм, встречались с Бокельманом, который таким образом собирал информацию и посылал её в Берлин. Все его донесения сохранились. Он описывает настроения умов, слухи, предположения — всю ту рефлексию.

Его донесения показывают, что немцы были неплохо осведомлены о настроениях даже при дворе Николая II, не говоря уже о настроениях в деловых или думских кругах. Разумеется, Германия стремилась использовать эту информацию в своих пропагандистских целях. Есть донесения Бокельмана и о деньгах, которые переводились Ульянову-Ленину — уже после февраля 1917 года. Так что канал Александра Парвуса был отнюдь не единственным, а, может быть, даже и не главным». (Подробнее см.: в статье на сайте politconservatism.ru)

Обращаем свое внимание, что согласно словам Юрия Александровича, Генрих Бокельман в своих донесениях пользовался информацией основанной на слухах и предположениях, т. е. данными непроверенными и абсолютно не заслуживающими доверия.

Юрия Александрович говорит, что существуют некие донесения Генриха Бокельмана, в которых тот сообщает о деньгах, которые переводились В.И. Лениу и поэтому, некий канал Парвуса оказывается может быть даже и не главным в предоставлении финансовых средств большевикам и В.И. Ленин.

Получается, что доктор исторических наук Юрий Александрович Петров, вдруг почему-то верит информации Генриха Бокельмана, и это при том, что информационной основой сведений получаемых банкиром находящимся в Стокгольме, были слухи и предположения.

Странно выглядит то, что Юрий Александрович касаясь данного вопроса не привел конкретной и точной информации, а именно:

  1. не указал точное число донесений Генриха Бокельмана, в которых он сообщал о финансовых средствах предоставленных В.И. Ленину.
  2. не указал точную датировку донесений Генриха Бокельмана, где тот сообщал о финансовых средства предоставленных В.И. Ленину.
  3. не указал точные суммы и в какой валюте они были предоставленны В.И. Ленину.
  4. не указал точно каким образом, через каких лиц (или организации, ведомства и т п., а можеть быть даже лично) и когда именно и сколько раз предоставлялись финансовые средства В.И. Ленину.
  5. не указал точные и конкретные сведения о тех, кто выделял эти средства и в какой период это было сделано.
  6. не указал кто именно сообщал или каким-образом Генриху Бокельману стало известно, что какие-то финансовые средства предоставлялись В.И. Ленину.

Абсолютно непонятно, почему вдруг Юрий Александрович решил, что существовал канал Парвуса по предоставлению финансовых средств большевикам и В.И. Ленину, ведь всем историкам доподлинно известно, что уже на протяжении 100 лет не было приведено и найдено ни одного документального доказательства, в котором точно, аргументированно, с указанием конкретных фактов и сведений (имена и фамилии конретных лиц, как передающих так и получающих, конкретные суммы, время м место получения и другая подобная информация) было бы доказано финансирование.

Вызывает недоумение утверждение Юрия Александровича о том, что немецкие деньги были (т. е. тем самым подразумевается, что они якобы предоставлялись партии большевиков и В.И. Ленину), но он при этом не собирается говорить о моральном облике большевиков. Все-таки, наверно прежде чем вообще говорить о моральном облике большевиков нужно было не просто голословно констатировать, что деньги были, а взять и привести конкретный документальный источник (который до этого, как хорощо всем известно, за 100 лет так и никто из историков не смог привести), который четко и точно доказал осуществление финансирования партии большеков и В.И. Ленина.

Юрий Александрович отмечает, что «В Институте российской истории РАН мы сейчас готовим большую книгу под названием «Революция 1917 года: власть, общество, культура».«. Надо полагать, что там будет раздел, в котором Юрий Александович приведет полностью без купюр и каких-либо сокращений, как на языке оригинала, так и в русском переводе, все донесения Генриха Бокельмана, где тот приводит какую-либо информацию касательно финансирования В.И. Ленина, с тем, чтобы профессиональные историки и обычные читатели могли бы четко видеть на какие источники (если таковые вообще были, ведь учитывая, что Генрих Бокельман не брезговал пользоваться слухами, то информация может быть полностью выдумана и абсолютно лжива) опирается в своих донесениях банкир и могли сделать соответствующие выводы о том, имеют ли какую-либо историческую ценность данные донесения или являются всего лишь очередным примером лживого потока сведений о большевиках и В.И. Ленине, который в то время, да и сейчас тоже, используется для того чтобы выдавать желаемое за действительное.

Еще по теме:  Трампненаш, или Очередной скачок на граблях

Хочу заметить, что 10.12.2007 г. на сайте немецкого журнала «Spiegel» было опубликовано интервью с внуком Генриха Бокельмана Удо Юргенсом «Sie sahen keine andere Chance, den Krieg zu beenden«, в котором журналист все пытался узнать хоть какую-то точную информацию по поводу участия Генриха Бокельмана в подготовке возвращения В.И. Ленина и группы эмигрантов из Швейцарии в России в апреле 1917 г, а также узнать, принимал ли он участие в качестве посредника в финансировании большевиков и В.И. Ленина немецкими деньгами. В итоге, внук никаких точных данных по этим вопросам так и не привел, а только лишь все интервью фантазировал и предполагал, что каким-то образом может быть Генрих Бокельман и принимал во всех этих событиях участие.

Кроме этого интервью, 10.12.2007 г. на сайте немецкого журнала «Spiegel» была размешена статья — Klaus Wiegrefe «Russische Revolution.Agent der Macht«. В переводе на русский язык она была опубликована на сайте ИноСМИ.


«Революция в России: государственный агент

Что объединяет эстрадного артиста Удо Юргенса (Udo Jürgens) и революционера В. Ленина? Ответ: Дед Удо – Генрих Бокельман (Heinrich Bockelmann). Во время Первой мировой войны московский банкир выполнял тайную дипломатическую миссию. Он подкупал российские газеты, «натравливая» их против царя. Банкир даже проник в окружение В. Ленина.

Бокельманы – что это за семья? Один из отпрысков сделал себе карьеру певца под именем Удо Юргенс, другой возглавлял нефтяную дочернюю компанию BP «Deutsche BP», третий был мэром Франкфурта – на – Майне в 50-е годы (Есть даже его фотографии с американским президентом Джоном Кеннеди.)

Но самой интересной личностью клана Бокельманов остается дед У. Юргенса – банкир Г. Бокельман (1870 – 1945гг.). Как следует из архивов германского МИДа, в правление германского кайзера Вильгельма II он работал в качестве секретного дипломата, налаживавшего контакты с окружением В. Ленина.

В 1892 г. сын капитана переселяется в Москву: из простого стажера он превращается в состоятельного дольщика банка Junker-Bank. До сих пор на улице Казакова в Москве можно найти роскошное владение семьи Бокельманов.

Ссылка в Сибирь

В начале Первой мировой войны как и многие другие немецкие граждане Г. Бокельман был сослан в Сибирь, потому что Второй рейх и российский царь воевали по разные стороны. Официальную санкционированную поездку в Москву он использовал в качестве возможности для своего побега. В 1915 г. банкир оказывается в нейтральном Стокгольме.
Очень скоро он заводит знакомства с находящейся там немецкой дипломатической миссией. Г. Бокельман был вхож в многочисленные «группы» при царском дворе. Благодаря им «информационная сеть» разрастается. Германский МИД берет на себя все расходы.

Г. Бокельман сообщает то о бастующих горняках на юге России, то о внутриполитической ситуации в стране. Неоднократно он встречается со статс-секретарем германского МИДа, как его в то время называли.

Создание благоприятной атмосферы для немецкой стороны

В Берлине таких «знатоков России» как раз искали. Планы германского кайзера Вильгельма II с помощью молниеносной войны на Западе избежать войны на два фронта – против Франции и России – давно разрушились. Так Вильгельм II делает ставку на мирный договор с российским царем Николаем II. Конечно же, с выгодой для немецкой стороны.

Однако в России ненависть к немцам была достаточно сильной. В Москве все дома и магазины владельцев с похожими на немецкие фамилиями просто грабились. Поэтому Г. Бокельман выступал за тайные подкупы российских газет в России для того, чтобы вести свою пропагандистскую деятельность.

В 1916 г. русский журналист Й. Колышко и князь Д. Бебутов, бывший член Думы, предлагают свою помощь, Г. Бокельман вместе с Г. Cтиннесом–младшим (Hugo Stinnes Junior) — сыном известного в Германии промышленника – заключают сделку. Затем в России доверенное лицо Г. Бокельмана должно было подкупить «процветающее, настоящее российское газетное издательство».

Царь низвергнут

Г. Стиннес обещает два миллиона рублей. Г. Бокельман выступает в качестве доверенного лица, Й. Колышко – как «журналистский директор», Д. Бебутов должен был «создать хорошую и «выгодную» атмосферу для запланированного дела». У. Стиннес заверяет германский МИД, что «немецкие пожелания» будут учтены.

Впоследствии план меняется, так как в ноябре 1916 г. в Стокгольме немецкий посланник (а не Г. Стиннес) кладет на счет 1,25 миллиона марок в распоряжение «господина директора банка Г. Бокельмана».

Правда, вскоре Г.Бокельман и У.Стиннес рассориваются. Несколько недель спустя во время Февральской революции царь «завершает» свое правление. Позже Г. Бокельман напишет, что он отказывался «вкладывать крупные суммы денег в предприятия, которые в тот же момент не смогут быть полезными для определенных желаемых целей из-за полной смены общей картины и главных действующих лиц». Таким образом, деньги остаются на счету.

Еще по теме:  Экономика СССР. Восьмая пятилетка — самая успешная?

Связь с министром юстиции

Несмотря на своего осведомителя, Г. Бокельман был поражен таким развитием событий. Через две недели после Февральской революции, банкир доносит в германский МИД, что «он не верит в большие изменения в российской внутренней политике в ближайшем будущем». Когда же недовольство достигает своего апогея, банкир заявляет, что «не стоит уделять большое значения происходящим волнениям».

Вначале Г. Бокельман постоянно «присутствует» в партии Ленина (Партия большевиков), потому что банкир в своих докладах «назначает» людей главными в партии Ленина, которые никогда к ней даже не относились.

Но потом в апреле 1917 г. В. Ленин приезжает в Стокгольм после своего известного путешествия в «пломбированном вагоне» из швейцарской эмиграции в Петроград. Тогда В. Ленин выступает «за мир любой ценой» (Немецкая сторона в тайне его поддерживает). Г. Бокельману удается внедриться в эту группу. Будущий ленинский министр юстиции Исаак Штейнберг становится его контактным лицом.

Группа «Ленина» уже активно приступила к работе

Марксист передает капиталисту Г. Бокельману документы, информацию. В сообщении Г. Бокельмана германскому МИДу от 17 апреля 1917 г. говорится, что «беседы с местными “властями” русской Рабочей партии подошли к концу». Как раз в тот момент В. Ленин приезжает в Петроград.

Г. Бокельман: «Те же самые будут активно выступать за то, чтобы предварительные совещания (между Германией и Россией – прим. ред.) о мире должны состояться как можно раньше, и об этом должно быть по телеграфу сообщено местным доверенным лицам. Тем временем, из депеш следует, что группа «Ленин» активно занимается своей работой…». Г. Бокельман советует МИДу помочь большевикам и другим «партиям, выступающим за мир».

В своей автобиографии – саге «Человек с фаготом» У. Юргенс вспоминает о своем деде – Г. Бокельмане. Своему внуку директор банка передал любовь к миру. Правда, возможно, этому предшествовал банальный мотив. Согласно некоторым данным, благодаря своим «агентам» Г. Бокельман вывез свое имущество, собранное еще до войны, «практически без потерь». Этот факт всплыл в то время, когда осенью 1917 г. его арестовывают (в руках у него был чемодан с 875 тысячами рублей.) в Заснице на острове Рюген. Из-за нарушения положений о валютных операциях»


Из этой довольно пространной статьи мы видим, что оказывается в своих донесениях Генрих Бокельман приписывал к партии большевиков лиц, которые не имели к ней отношения, что еще раз обращает наше внимание на информированность банкира и характер точности и достоверности передаваемых им сведений. Автор статьи утверждает, что » Г. Бокельману удается внедриться в эту группу. Будущий ленинский министр юстиции Исаак Штейнберг становится его контактным лицом». Утверждая это, мы не знаем, чем пользовался журналист, или своей фантазией, или фантастическими сведениями из донесений Бокельмана, но на правду это точно мало похоже. Вполне может быть кто-то из читателей и поверит словам журналиста, но учитывая отсутствие точного детального описания подробностей, и тем более без указанния ссылки на источник, я бы не советовал быть такими доверчивыми. Тем более известно, что авторы подобных донесений, всегда старались придать себе большую значимость и показать какая у них была широкая агентурная сеть.

Автор статьи, как видим не приводит никаких сумм, которые были получены большевиками или лично В.И. Лениным от Генриха Бокельмана.

Отмечу, что уже давно, денежные средства, к которым имел отношение Генрих Бокельман пытаются приписать большевикам. Так, Михаил Самойлович Френкин в своей кн. «Захват власти большевиками в России и роль тыловых гарнизонов армии. Подготовка и проведение Октябрьского мятежа 1917-1918 гг. Иерусалим:Издательство «СТАВ», 1982. на с. 184 со ссылкой на документ хранящийся в Полтическом архиве Министерства иностранных дел Германии, сообщал следующее:

«Берлинский банкир Бокельман, ведавший одним из каналов переброски денег большевикам, в конце апреля 1917 г. секретно сообщал в Германский МИД, что помимо уже доставленных в Россию 750 тысяч рб., «друзья из России» требуют дальнейших 750 тысяч. Что этот канал функционировал и в дальнейшем свидетельствуют жалобы банкира на трудности переброски в Россию в октябре 875 тысяч рублей.30
30 PA. des AA. WK Band 12, ss. 203, 209″

Как мы видим, М.С. Френкин привел только незначительные выдержки из документа и только ему одному известно, на каком основании «друзья из России» вдруг стали большевиками. Увы М.С. Френкин не привел полностью весь документ и не обосновал на чем основаны его доводы о том, что указанные суммы  достались именно большевикам или же лично В.И. Ленину.

Автор Ярослав Козлов

Tagged with:     , ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *