Май 2, 2017

В Македонии члены национал-консервативной партии ВМРО штурмом взяли парламент и набили физиономии депутатам. Их разозлило то, что спикером был избран албанец, представляющий местную партию албанского меньшинства — ДСИ, с которой политические противники националистов, социал-демократы, вступили в союз. Можно было бы поспекулировать на тему этноконфессионального деления, пророссийскости македонских националистов и проевропейской ориентации эсдеков и албанских националистов, если бы не пара нюансов. Первый: основным союзником ВМРО в предыдущей партийной коалиции были именно албанские националисты. Второй: до выборов 2016 года ВМРО, так или иначе, но очень тесно сотрудничала с ЕС, а до 2010-2012 года ВМРО можно было однозначно называть партией проевропейской ориентации.

Ситуация в Македонии во многом напоминает ситуацию в любой другой стране Восточной Европы: примерно одни и те же проблемы, тот же убогий выбор между жабой (националистами) и гадюкой (социалисты-либералы), которые принципиально — принятие капитализма, как основы развития, методы управления, коррупция, непотизм, ничем друг от друга не отличаются. Говоря откровенно, Македонию трясет уже не один год. В 2016 году в стране произошли выборы в парламент, которые заставили многих соседей Македонии вспомнить о существовании страны. Известный польский исследовательский центр OSW проанализировал ситуацию перед выборами в Македонии и пришел к не самым утешительным выводам: у власти давно находятся правые националисты, оппозиция которым слаба; Македония, пусть даже она форсировала вступление и в НАТО и в ЕС (оба процесса были несколько подморожены после 2008-2009 годов), слишком далека от стандартов буржуазной демократии ЕС; её экономическое положение неустойчиво, а власти удерживаются на плаву благодаря постоянно раздуваемым компаниям националистической истерии, созданию клиентелистских сетей и поразившей всё коррупции; непотизм и систематические нарушения прав и свобод стали отличительной чертой этой «балканской демократии».

Македония, как когда-то Хорватия, возглавляла список стран готовых войти в ЕС и НАТО, но из-за трений с Грецией (по-поводу совпадения названия новой страны и названия провинции Греции), этот процесс был заморожен. В результате кризиса, ЕС не уделял должное внимание молодой македонской демократии, а та, в свою очередь, выродилась в авторитарную националистическую систему, постоянно провоцирующую столкновения между славянским большинством и албанским меньшинством (до 25% населения) (прим. важно отметить, что доля албанского населения медленно, но постоянно росла с 1940-х годов, достигнув к 1994 году доли в 22,5%. Таким образом, многообразные спекуляции на тему того, что бежавшие из Косово албанцы резко увеличили долю албанского населения — абсурдны и не верны).

Июль 2015 года выдался особенно горячим: были обнародованы телефонные разговоры политиков от VMRO-DPMNE (Временная македонская революционная организация – Демократическая партия за Македонское национальное единство) (прим. в дальнейшем я буду её называть ВМРО), которые доказывали, по сути, заговор со стороны ведущей партии в деле очередного захвата власти. Обнародование пленок привело к массовым протестным выступлениям. В Куманово произошли столкновения между албанцами и полицией. На границах страны, в связи с миграционным кризисом, творился просто бардак, который привлек к себе внимание ЕС. В результате всех этих неурядиц, ЕС, наконец-то, обратил внимание на состояние страны, но серьёзных усилий по исправлению ситуации так и не предпринял.

Консолидация правящего лагеря

На политической сцене Македонии доминируют 4 партии: упомянутая выше ВМРО (правая и в чем-то даже ультраправая), Социал-демократический союз Македонии (СДСМ) (лево-центристы). Обе партии представляют в первую очередь македонцев. Албанцев представляют так же две партии: Дем.Союз за интеграцию (ДСИ) (право-центристы, да ещё и с исламско-консервативным подтекстом) и Дем.Партия албанцев (ДПА) (правая и в чем-то даже ультраправая).

Македония может быть только сильной. И для македонцев, конечно же. Груевски (ВМРО) во время выборов 2014 года.

С объявления независимости и до 2006 году (за исключением 1998-2001 годов) у власти в стране находилась СДСМ. В 2006 году, представляющие себя как молодые европейско-ориентированные технократы, которые обязуются искоренить коррупцию, провести необходимые экономические реформы и т.д., к власти пришла ВМРО.

ВМРО добилась роста экономики страны, проведя правые реформы:

  • Была введена плоская шкала налогов;
  • Урезав бюрократический аппарат, они сумели добиться резкого уменьшения волокиты при рассмотрения дел (что было важно для бизнеса);
  • Иностранные инвесторы были поставлены в привилегированное положение.

Итогом стал рост позиций страны в рейтинге Doing Business, рост инвестиций, а также некоторый рост доходов населения. В 2008 году на саммите НАТО в Будапеште стране сделали официальное приглашение к вступлению в альянс, а ЕС в 2009 году открыл переговоры о присоединении.

Можно быть националистом, правым либералом и близким другом и партнером самых «демократичных наций».

Разногласия с Грецией оказались поворотным моментом. Начался дрейф от про-европейской риторики и упора на вхождение в международные структуры, к национализму в крайних формах и концентрации власти в руках одной партии. Власть сосредоточилась в руках лидера партии (Никола Груевски) и близких ему людей, включая семью. Оппоненты вычищались из партии. Прошло немного времени и у Македонии оказалась куча претензий к странам-соседям, а партия начала активно призывать сплотиться «вокруг флага» и её лидера.

В социальной сфере ситуация в связи с кризисом, бегством капиталов, националистической риторикой, провоцировавшей беспорядки, относительной внешней изоляцией страны продолжала ухудшаться. Македония одна из самых бедных стран Европы (не смотря на рост экономики) и националистическая политика, неразвитость буржуазно-демократических институтов постоянно приводили соц-экономические противоречия к вооруженным и агрессивным столкновениям. Тем не менее, контролируя СМИ, посредством полного контроля над гос.институтами и подсчетом голосов на выборах, власти ВМРО ничего не угрожало.

Государство на службе партии

ВМРО активно использовала государство для упрочения своей власти, фактически подчинив его своим интересам. После прихода к власти, гос.аппарат – от полиции и до судей, от управляющих гос.предприятиями и до служащих пенсионного фонда – был наводнен сторонниками партии. В политике ВМРО придерживалось простой максимы: «друзьям – всё, остальным – закон». Оппозицию преследовали, применяя всю мощь государственной машины. Её «возможности» были приоткрыты в феврале 2015 года, когда выяснилось, что ВМРО установила настоящее «телефонное право», напрямую контролируя из офиса премьер-министра несколько тыс. человек (очень большая цирфа для такой маленькой страны). Кроме всего прочего, было обнаружено, что спец.службы прослушивали ещё большее количество людей (примерно 20 тыс.), в число которых были не только политические противники партии или оппозиционные журналисты, но даже члены ВМРО, которых подозревали в нелояльности.

Экономическая политика, как метод покупки голосов

Благодаря относительной дешевизне рабочей силы, Македония смогла накопить прямых иностранных инвестиций на сумму 5,1 млрд. $ (сопоставимо с Албанией или БиГ). С 2006 по 2013 годы, экономика страны росла со скоростью 2,9% в год. Тем не менее, Македония остается самой бедной страной экс-Югославии: ВВП (по ППС) на душу населения – 37% от среднего по ЕС, безработица – 28%. Рост экономики во многом был достигнут повышением пенсий и субсидий, что стимулировали внутренний спрос, а также финансовым вливаниям в общественный сектор. Это привело к увеличению задолженности общественного сектора с 24,1% ВВП (2010) до 38,2% (2015).

Частный сектор страны недоразвит, зависит от гос.субсидий и монополий. Теневой сектор определяется на уровне 24% – 47% ВВП страны. За счет финансовой поддержки правящей партии и её политики, компании принадлежащие партийным боссам (или близким к ним людям) избавляются от налогов. Частным предпринимателям (за исключениям иностранных компаний) не гарантированы права собственности, к тому же они часто принуждаются к фин.отчислениям в соответствие с пожеланиями правительства (например, на церковь).

Такая политика приводила к росту занятости в гос.секторе, что снижало безработицу, одновременно – это давало возможности для правящей партии серьёзным образом влиять на общество, решая кому предоставить тот или иной вакантный пост. Согласно официальной статистике, гос.служащие – это 126 тыс. человек, 18% от общего числа работающих (690 тыс.) Однако, эти цифры не учитывают ряд других категорий работающих на гос.сектор. Реальные цифры оцениваются в 40% (в среднем по странам ОЭСР – 21%, в два раза меньше).

Еще по теме:  Венесуэлу учат демократии

Другой возможностью привлечь к себе клиентов – это субсидировать сельское хозяйство. Цифры отчислений в 2015 году достигли 150 млн. €. Это было не что иное как социальные транши, которые, по факту, покупали электорат, поддерживая село на плаву (роста производства не было). Кроме этого, правительство активно субсидировало проекты, которые давали краткосрочный результат (увеличение занятости, обогащение близких к ведомствам буржуа). Хороший пример, проект Скопье-2014 (ориентировочная стоимость – 634 млн. €, колоссальная сумма для страны), который затрагивает только столицу и её центр (сооружение помпезных зданий, ремонт старых, монументы, восхваляющие «великое прошлое» страны и т.д.). К примеру, расходы на дорожное хозяйство с 2006 по 2015 год составили 166 млн. €. Плохой транспорт и логистика, плохая инфраструктура вообще – основное препятствие для роста экономики страны, но правительство занимается другим.

Тесная связь СМИ и правительства

В рейтинге «Свобода прессы», Македония занимает 123 место (2014), упав за 4 года на 84 позиции. Государство прямо субсидирует СМИ (1% ВВП), большинство из которых куплены близкими к правительству людьми (все 4 основные газеты страны, самые популярные каналы ТВ).

Журналисты оппозиционные или критично настроенные к правительству преследуются (избиения, запугивания, в лучшем случае – штрафы), их газеты закрываются (пример, в 2011 году – три популярные газеты, а также самый популярный ТВ канал А1 и другие).

Программа национального возрождения

ВМРО активно играет на националистических чувствах славянского большинства, с одной стороны апеллируя к православию и «славянской» культуре (но в противовес окружающим странам – Греции, Болгарии, Сербии), с другой ссылаясь на «великое прошлое», которое конструируется на основе мифов об Александре Македонском, а с третьей – жестко противопоставляя их мусульманскому, албанскому меньшинству (кроме них, в Македонии есть ещё несколько этноменьшинств). Все это, вместе с экономической политикой подкупа и создания клиентелистских сетей, засилием гос.пропаганды, приводит к консолидации македонцев вокруг правящей партии.

Партии, не разделяющие такого рода взгляды, третируются как «национал-предатели» или просто – «предатели нации» (это в первую очередь касается СДСМ). Буквально перед каждыми выборами, или в случае ухудшения ситуации в стране, из стана правящей партии делаются провоцирующие заявления (или действия), которые приводят к столкновениям с этническими меньшинствами и позволяют увеличить поддержку партии.

Важно отметить, что такого рода политика, де-факто, одобряется младшим партнером ВМРО – албанской партией ДСИ, главная задача которой – эффективно стравить пар, не допустив излишне жестоких столкновений со стороны албанцев.

Уже упомянутая выше программа Скопье-2014 служит именно этой цели: подчеркнуть православные, славянские и «древнемакедонские» основы современной Македонии. Только благодаря активным протестам со стороны албанцев, удалось вспомнить о том, что не только славяне сыграли выдающуюся роль в истории страны.

Албанцы формируют параллельное общество

С 1991 года Македония создавалась как государство славян-македонцев (прим. в преамбуле к Конституции сказано, что Македония – это страна македонцев, что стало пониматься как славян-македонцев, в то время как в коммунистические времена в преамбуле полиэтнический характер республики был более четко выделен – страна македонцев, албанцев, турок, цыган и других этнических меньшинств). Тот факт, что албанская партия участвует в правительственной коалиции – никак не влияет на восприятие страны, которая воспринимается как славянская и моноэтническая. Тем более, что бежавшие из Косово албанцы привели к правительственному кризису и краткосрочной гражданской войне (между правительством и АОК, Армия освобождения Косово). Благодаря ЕС и США были заключены Охридские соглашения 2001 года, которые были в массе своей приняты албанской диаспорой (90% одобрило), но в гораздо меньшей степени македонцами (55% не одобрило).

Охридские соглашения прокладывали путь созданию многонационального государства, но на самом деле привели к самосегрегации албанцев и македонцев. При этом, методы, которые использует ВМРО в деле консолидации славянского сообщества вокруг себя, копируются их албанскими коллегами по правительству из партии ДСИ, которые являются политическими наследниками АОК. Себя ДСИ объявляет защитником албанских интересов, в реалии – она пользуется македонским национализмом, чтобы укрепить своё влияние в албанской среде и замещать квотируемые для албанцев посты в администрации, что даёт возможность в такой же степени обогащаться и создавать клиентелистские сети, как и у их правительственного партнера из ВМРО. Особенно тут оказался важен «исламофобский поход» со стороны ВМРО, который сыграл на руку ДСИ.

Этническая карта Македонии (по результатам переписи 2002 года).

Вслед за ним, македонские власти разыграли карту «борцов с терроризмом», что ещё больше обособило оба народа, зато в выгодном свете представило правительство ВМРО на международной арене. В тоже время, албанцы выступают за тесную интеграцию с ЕС и НАТО, даже путем изменения названия страны, что только подогревает нелюбовь к ним со стороны македонцев.

В данный момент считается, что постоянные мелкие провокации со стороны правительства ультраправых не приведут к массовому вооруженному албанскому выступлению. С другой стороны, партнер ВМРО – ДСИ – слабо способен контролировать все более и более радикализирующееся албанское общество. Внутри партии существуют трения между радикалами и умеренными, в результате которых некоторых депутатов ДСИ избивали или даже убивали.

Слабая оппозиция

И всё же, именно экономические проблемы – ахиллесова пята македонского общества: бедность, высокий уровень безработицы, низкие заработные платы. Подавляющее большинство македонцев не доверяют государственным институтам (66% не доверяют судам, 64% правительству). Однако, социальное недовольство не приводит к поддержке оппозиции. В первую очередь потому, что оппозиция (СДСМ) сама, своими руками, создала систему непотизма и всеразъедающей коррупции, которой сейчас пользуется ВМРО. С другой стороны, 81% македонцев, по некоторым данным, просто боятся выражать своё мнение.

Именно при СДСМ была проведена абсолютно непрозрачная приватизация, которая создала и обогатила македонских олигархов, контролирующих страну, которые, чуть что, тут же переметнулись на стороны ВМРО.

Только с 2013 года, новый лидер СДСМ – Зоран Заев – начал пытаться менять общественное восприятие своей партии. Тем не менее, и он в первую очередь говорил о разделении властных полномочий между всеми ведущими партийными группировками Македонии, нежели о демократизации (буржуазной) её политической системы. Последнее означает, что СДСМ не может толком ни создать, ни примкнуть к общественному протесту. Иными словами, оппозиция не столько сторонится методов нынешнего режима, сколько сама хотела бы воспользоваться ими или оказаться на положении одного из младших партнеров.

Всё это приводит к тому, что из страны уезжает молодежь, которая просто не видит перспектив для себя (согласно Гэллап, возможно до 300 тыс. человек покинуло Македонию – 15% населения).

Миграционный кризис и прорыв македонской изоляции

Хотя узловыми для Македонской верхушки остается интеграция в ЕС и НАТО, среди населения она активно распространяет настроения «предательства» страны со стороны этих структур: во-первых, потому что ЕС не признает независимость Македонии (прим. страны под этим названием, что связано со спорами с Грецией); во-вторых, из-за Охридских соглашений, допустивших албанское меньшинство до гос.аппарата (благодаря системе квот); в-третьих, из-за согласия с блокированием Грецией вступления Македонии в НАТО и ЕС.

В результате, евроинтеграция стала ассоциироваться с отказом от национальной идентичности. Соответственно, несмотря на поддержку курса на интеграцию с ЕС, мало кто в Македонии его поддерживает без оговорок – 26% (особенно албанцы), 63%, если вступление не приведет к изменению названия страны. Более того, 59% считают, что палки в колеса ставит исключительно Греция, а 51% считают, что страна готова к вхождению в ЕС.

Еще по теме:  9 причин, почему я не ходил на Антимайдан

Прорывом в довольно патовой ситуации оказался миграционный кризис. Из-за того, что Греция пересылала мигрантов в соседние страны, Македония, не член ЕС, стала чуть ли не самым важным партнером для «сдерживания нелегальной миграции». ЕС стал больше обращать внимание на усилия страны на её границах, что усилило позиции властной верхушки, так как любой «демократический транзит» может обернуться серьёзными волнениями внутри государства и резко уменьшить его способность сохранять «свою границу на замке».

Упущенные возможности демократизации

После столкновений в Куманово, ЕС заставило обе стороны подписать «Соглашение в Пржино». Благодаря последним, в парламент вернулась СДСМ, с СДСМ должны были поделиться некоторыми постами в правительстве и т.д. Более того, из-за обнародования телефонных переговоров правительства, началось специальное расследование.

Всё же, все эти меры мало поколебали позиции ВМРО, которая, благодаря своему контролю и над экономикой, и над политическими институтами смогла замедлить или даже блокировать применения тех или иных положений Соглашения. СМИ остались под контролем ВМРО, а увольнение трёх, наиболее непопулярных министров, позволило сбить протестный накал. Предвыборные опросы в феврале (выборы были определены в конце апреля, но по настоянию ЕС и США их перенесли на июнь) показали, что за ВМРО проголосуют 25%, за СДСМ – 13%, а 50% – ещё не определились, что скорее в пользу правящих партий, а не их соперников.

Результаты выборов 2014 года. Красным ВМРО, фиолетовым — СДСМ, синий — ДСИ. Более подробную раскладку, можно найти по этой ссылке.

Перенос выборов оставляет у власти ВМРО, снижается давление на них со стороны ЕС, зато – гарантируются меры, которые предприняты для сохранения стабильности македонской границы.

Всё это привело к тому, что вместо долгосрочной стратегии демократических изменений в Македонии, Брюссель решил быстро решить свои проблемы. Последнее, по необходимости, привело к совместной работе с правительством Македонии, что только ещё больше лигитимизирует его, не смотря на кризис в стране. Это означает ослабление оппозиции, ослабление ЕС и ещё большее ухудшение ситуации в Македонии, что может привести к тому, что национальные и социально-экономические проблемы просто взорвут её изнутри.

В заключении хотелось бы отметить ряд моментов.

Правые популисты побили эсдеков, играя на том, что при их правительстве была высокая коррупция и высокий уровень безработицы. Но структурных изменений, кроме правых, либеральных реформ, проведено не было. Теневой сектор остался, если не увеличился, а по своим размерам (доля в экономике от 25% до 45%) напоминает РФ.

Очень важный момент: постоянный рост никак не обуславливает рост благосостояния граждан, тем более, если он куплен ценой плоской шкалы налогов и преференций капиталу, особенно иностранному.

«Оккупация» ВМРО правительственного аппарата, которая привела к созданию очередной поросли «государственных» буржуа, тесно связанных с гос-парт. верхушкой и рекрутируемой оттуда, в противовес «частным» предпринимателям, зависящим от них – это очень характерная особенность «новых капиталистических» стран, преимущественно бедных, но не только. Кроме всего прочего, это характерно для ультраправого правительства вообще.

На примере проекта Скопье-2014 мы видим дрейф капиталов в столицу, в то время как регионы остаются инфраструктурно недоразвиты. Это увеличивает диспропорции (даже в такой маленькой стране) между регионами и столицей, усиливая в последней концентрацию наиболее паразитических групп местной буржуазии. В конечном итоге, это только ухудшает экономику страны и её перспективы.

Важный момент заключается в том, что албанские националисты, из ДСИ, активно поддерживают политику своего старшего правительственного партнера, из ВМРО. Национализм, разжигаемый с обеих сторон, с одной стороны позволяет держать нац.сообщества изолированными друг от друга, с другой – эффективно сплачивать их вокруг «своих партий». В любом случае, это ведет только к продолжению убийственной для страны политики, в которой национализм является теми «тлеющими углями», которые можно раздуть до всепоглощающего пожара с тысячами жертв с обеих сторон.


Результат националистически выверенной политики со стороны ВМРО и ДСИ: албанцы Македонии массово несут на демонстрации флаги Албании. На переднем плане, крайний справа синий флаг ДСИ. Местные албанцы оказываются теснее связанными не с Македонией, а с её соседкой — Албанией.

Надо отметить, что раздувание исламофобии со стороны ВМРО, которое подогревалось миграционным кризисом, не просто сыграло на руку ДСИ, которая является право-центристской консервативно-религиозной (ислам) партией. Оно позволило занять ей фактически монопольное положение на албанском фланге, активно апеллируя как к защите «традиционным религиозных ценностей» (представление о том, что албанцы сплошь мусульмане – не верны), так и к национальному чувству, так как ВМРО делал из албанцев поголовно террористов. Кроме того, хотя политическая верхушка поддерживает курс на евроинтеграцию, внутри страны, для стравливания славян и албанцев, насаждается отношение к сторонникам евроинтеграции (это, в первую очередь, албанцы), как к «предателям нации», которые отказываются от национальной идентичности «македонец».

Национализм, разъедающий македонское общество, идёт рука об руку с массовым недоверием к государственным и правительственным институтам. Это, одновременно, и следствие проводимой политики создания клиентелы и её причина. Недоверие к официальным институтам, большой и массовый теневой рынок, укрепление церкви (христианской и мусульманской), авторитарная политика – всё вместе приводит к личной привязанности-зависимости от амбиций харизматичных политических лидеров. Это деградация буржуазных институтов и создание вождистских партий, не столько выражающих интересы каких-либо групп, слоёв, классов, сколько занимающихся исключительно набиванием карманов партийной верхушки и близких к ней людей.

Рано или поздно, это приводит к массовому возмущению, Скопье, апрель, 2016г.

Очень важный момент: в авторитарном, непотичном государстве не просто коррумпируются, а именно разлагаются оппозиционные силы. Ждать от них слома режима – маловероятно, если вообще можно (позиция СДСМ, которая хочет, так же как и ВМРО, добраться до гос.аппарата, очень показательна). Слом будет идти, скорее всего, со стороны других сил, которые появятся в силу разочарования и отчуждения масс от государственной политики. Весьма вероятно, что оппозиция, в этом случае, просто не переживет раскол, который последует вслед за массовым подъёмом.

Выступления апреля 2016 г., Скопье

Насколько далек этот подъём? Достаточно сказать, что Македонию колотит весь апрель. Доведенные коррупцией (помните обещания ВМРО?) и политикой властей до ручки, население столицы и регионов массово вышли на улицы.

Македонские студенты, с красным флагом и флагом страны

Когда же, 12 апреля, президент помиловал 56 политиков, замешанных в многообразных преступлениях, ненависть выплеснулась бурным потоком. Важно опять подчеркнуть, что организаторы протестов не слишком связаны с официальной оппозицией, которая надеется на то, что протесты повлияют на парламентские выборы (если бы выборы проводились 26-27 апреля, как было изначально, протесты точно бы повлияли).

Столкновения с полицией в Скопье, апрель, 2016г.

Миграционный кризис показал, в который раз, что ЕС, как и любые империалистические структуры, нуждается в своих «сукиных детях». ЕС оказалась готова закрыть глаза на политическую и соц-эконом. ситуацию в Македонии, лишь бы она продолжала сдерживать мигрантов у себя на границе. Ради этого, можно вытерпеть любую власть.

Просто у власти в Македонии, нужные ЕС люди

Думаю, излишне говорить, что многое из македонской истории до боли напоминает ситуацию в РФ или Украине.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *