Апрель 20, 2017

Модный политолог Шульман демонстрирует великие познания в области политэкономии в статье одного из журналов.

Человеческий труд приобретает иные формы, раз промышленное производство, очевидно, переходит в крепкие руки роботов. Основной ценностью будут не материальные ресурсы, а добавленная стоимость – то, что добавляет именно человек: своим творчеством, своей мыслью.

Роботы оказываются на производстве божьей волей, а не из-за потребностей в минимизации издержек со стороны собственников средств производства. Кроме того, роботы — это такой вот «посттруд». Они, судя по рассказам политолога в той же статье, самозарождаются. Их не рабочие производят, не инженеры налаживают, не научные сотрудники придумывают — они сами, силой мысли.

Анализом «добавленной стоимости», которая у либералов противостоит «прибавочной стоимости», политолог показывает невежество своих представлений: как без производства товаров и оборота капитала будет вырабатываться «прибавочная стоимость» и «стоимость» вообще? Силой мысли? Неужели шизофреники стали миллиардерами? С таким же успехом можно было бы объявить наркопритоны центрами накопления «добавленной стоимости».

Однако, если уж политолог ничтожен в политэкономии, то уж в своей-то профессии она что-то да понимает? Ничуть не бывало. Госпожа Шульман уверена, что именно «интернет-революция» вытащила на политическую арену массы. После чего, вся «образованная публика» посчитала, что в политике появились «орды дикарей», которым не удается провернуть даже мельчайшее сознательное усилие, чтобы осознать свои интересы.

Потрясающие познания у модных политологов, однако. Они забыли, что массы выступают на сцену уже во время буржуазных революций. Более того, распространение всеобщего избирательного права привело к тому, что в политике пришлось использовать массовое оболванивание, массовую агитацию, тех самых политологов и социологов. Именно благодаря необходимости учитывать сотни и тысячи фактов, которые оказывают влияние на предпочтения избирателей в буржуазных демократиях, из-за необходимости влияния на настроения избирателей и понимания того, как меняются их политические и культурные установки, из-за действий властей, в наиболее развитой стране буржуазного мира, в США, было создано громадное количество агентств опроса населения. Например, то же Агентство Гэллапа. Уже того, влияние масс было настолько сильно, что это получило отражение даже в названии некоторых философских трудов, например, «Восстание масс» Ортега-и-Гассета или «Психология толпы» Лебона

Еще по теме:  Русские всегда возвращаются

Однако, помимо всех этих глупостей, намеренных или нет, есть и очень важная, по-настоящему либеральная, мысль, которую проталкивает Шульман: слабое государство не страшно, если у вас в буржуазной демократии есть сильные общественные организации. Под слабым государством понимается государство, которое оказывает минимум социальных услуг своим гражданам и они вынуждены применять свои неформальные связи, для решения тех или иных проблем. Замените эту неформальщину на формальные организованные НКО и НПО — и будет вам счастье. Тем более, что по заверениям Шульман, именно участие и наличие НКО и НПО и позволило во всем мире и частично в РФ перейти к «демократии».

Политолог, который забыл о буржуазной политике и буржуазных партиях, без которых, что есть эти НКО и НПО, что нет их, никакой закон не будет принят. Захочет буржуазия — и не будет НКО и НПО. Примеров этому — полно, а вот примеров якобы полностью самостоятельной роли НКО и НПО — нет, они все, так или иначе зависят от политического режима в стране, а значит от партий, и от спонсоров, среди которых полно держателей крупного капитала. А он, вот незадача, ещё и политиков спонсирует, которые законы принимают выгодные для него, а не для НКО и НПО.

Госпожа Шульман проделывает тоже самое, что и буржуазные патриоты — по-своему защищает существующий в России режим и капитализм. Последний — отрывая общественную борьбу от политической.

Впрочем, судя по всему, политолог просто не очень умна и не очень информирована. Даже журналы, рассчитанные на российское бизнес-сообщество, знают о существовании в России профсоюзного движения. Пусть и не особо сильного. Зато вот политолог не знает и предъявляет претензию — почему это я не знаю?

Еще по теме:  Первомай и мученики Хеймаркета

Ну что сказать — это такие в России политологи. Либеральные специалисты по власти и экономике, а говоря точно — просто дураки. Впрочем, если вытерпеть 5 минут разговора политолога Шульман с тем же Павловским на youtube, становится понятно, что других-то и не будет.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *