Апрель 18, 2017

Может ли социалист переметнутся к националистам, а вчерашний электорат социалистов и коммунистов стать базой для ультраправых? Рабочие деиндустриализированного французского северо-востока, некогда оплот ФКП и СоцПартии, представляют собой яркий пример этому.

Во многих городах этого региона, когда плавилась сталь. Теперь большинство металлургических и машиностроительных предприятий закрываются. Ярким примером является г.Ейанж, департамента Мозель. В 16 тысячном городе работали металлургические и железнодорожные предприятия. Крупнейший завод принадлежал корпорации ArcelorMittal. В 2013 году завод загасил свою последнюю домну. Для небольшого города, предприятие было основным источником работы.

Закрытие завода означало, что тысячи людей оказываются на улице и вынуждены покидать регион в поисках работы. Что ещё более важно, это удар по самосознанию тех, кто десятилетиями работал на этом заводе и представлял собой настоящие рабочие династии.
oU7pih3Zjeo
Будучи оплотом социалистов, городок в 2014 году резко сменил ориентацию — мэра-социалист сменили на выдвиженца от НацФронта. Фабьен Энгельман — бывший левый профсоюзник, который перешел в НацФронт в 2010 году, по его собственным словам, из-за растущих опасений по-поводу наплыва эмигрантов и исламизма. Но самое главное не это, мэр и его избиратели, бывшие рабочие-металлурги, надеются, что если победит ЛеПен — она опять откроет металлургический завод, в крайнем случае, она проведет индустриализации и построит новый.

Для такого рода настроений есть устойчивая база — за 15 последних лет Франция потеряла 900 тысяч рабочих мест в области промышленности. Многие из них приходятся на север, северо-восток и восток Франции — её традиционная база тяжелой промышленности, её недавнее «стальное сердце». Металлургические заводы здесь стали активно появляться с начала 18 века. В 19 веке последовал бурный рост, который продолжился в 20-м. Однако, неолиберальные реформы подкосили, а потом свели на нет все усилия по сохранению французской промышленности. Если до них доля промышленного пролетариата в структуре французского рабочего класса плавно уменьшалась, то с началом неолиберальных реформ, первые из которых были проведены ещё при президенте-социалисте Миттеране, начался настоящий обвал.

Еще по теме:  Каталонская сецессия как отражение краха неолиберального государства

В 2012 году ArcelorMittal решил погасить печи — европейские производители стали не могли конкурировать с китайскими. Будущий президент Олланд обратил свой взгляд на завод и убедил рабочих, что с его приходом к власти ситуация наладится. Не смотря на ряд заключенных с корпорацией договоренностей, сохранить завод не удалось. С точки зрения рабочих, президент-социалист их просто предал.

Нынешний мэр города вырос в семье потомственного металлурга-коммуниста. Сам был членом ФКП. Свой переход из ФКП в НацФронт он даже описал в книге. Согласно его заявлению, НацФронт имеет ответы на мучившие его вопросы: политика ЛеПен — это жесткое госрегулирование и протекционизм, совмещенный со здравым смыслом в области общественной безопасности и эмиграции.

Есть, однако, и другая возможная причина. Департамент населен потомками немцев, местные историки утверждают, что во время оккупации местное население вполне лояльно отнеслось к Рейху. Молодых мужчин этой местности активно призывали в Вермахт и какого-то особого дезертирства не наблюдалось. В регионе были всегда сильны про-патриотические взгляды, которые частично воспитывались системой патроната рабочих со стороны крупнейших собственников заводов. В общем, коммунистам, которые были за сильное государство, было относительно легко сменить флаг на сильного государственника, но ультраправого.

Остается разобраться с эмиграцией и исламом, но с ним уже проще: в условиях экономического кризиса на мигрантов, особенно культурно непохожих на местных жителей, проще всего свалить вину за экономические провалы. С одной стороны, НацФронт нападает на финансовый капитал страны и тесно связанных с ним политиков. Тем самым достигается важная цель — партия ассоциирует себя с общественными низами, которые во время кризиса видели, что вместо спасения их рабочих мест, власти спасали крупнейшую буржуазию и её капиталы. Поскольку НацФронт не собирается ликвидировать капитализм, ему, как это было в свое время в Италии и Австрии, остается только выставить ложные цели, в роли которых выступают мигранты и в особенности мусульмане, выходцы из экс-французских колоний, и бить по ним. Рецепт давний, испытанный и часто срабатывающий во время кризисов. Срабатывает он и сейчас.

Еще по теме:  Обзор #7. Цифирь Трампа против "украденных ведьмой голосов".

Молодежь из города активно уезжает, спасает то, что границы в ЕС открыты, так что можно уехать в тот же Люксембург и там работать в области IT. Однако, эта работа хуже оплачивается, чем когда-то работа их отцов, в результате, как и в штатах «ржавого пояса» в этом регионе Франции сложилась та ситуация, когда отцы и деды богаче потомков, хотя бы за счет пенсий, которые им выплачивают благодаря победам, одержанных ими во времена левых правительств.

Какой бы кандидат не победил, даже выход из ЕС не будет решением, поскольку резко увеличит безработицу и потребует серьёзной перестройки всей экономики. Даже Меланшон на такое не готов, не смотря на все свои громкие заявления. Тем более на это не пойдет мадам-«кандидат отверженных» — Марин ЛеПен. Благо её сотоварищ по реакции в Вашингтоне это уже успешно доказал.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *