Notice: Constant ABSPATH already defined in /home/u2965984/public_html/wp-config.php on line 32
Как арабские пригороды стали еще одной базой Ле Пен | communist.ru

Как арабские пригороды стали еще одной базой Ле Пен

Мы вряд ли сможем представить их в качестве сторонников Марин Ле Пен и тем не менее — это так. Цветные пригороды Парижа (и крупных городов) могут проголосовать за кандидата от ультраправого НацФронта на ближайших выборах президента Франции.

Их довольно много вокруг Парижа, их население — это рабочие, мелкие торговцы, бедняки и люмпены, криминальное дно и законопослушные граждане, находящиеся у черты. Они уже давно взяли Париж в кольцо — в кольцо постоянной экономической депрессии и безвыходности. Работы у многих выходцев из Магриба и стран черной Африки просто нет.

Для многих обитателей этих мест, абсолютно все партии левого и правого спектра являются в буквальном смысле этого слова «ублюдками». Чтобы они ни обещали в плане работы — они ничего не выполняли. Многие задаются вопросом — может стоит проголосовать за Ле Пен, может она что-то сделает, ведь она обещает? Разочарование и нищета — отличная почва, на которой НацФронт может долго паразитировать со своей абсолютно беспринципной демагогией.

Разочарование во французской буржуазной политике, особенно в области безопасности, бурно проявило себя в 2005 году, когда пригороды восстали. Бунтовщиками были молодые французы африканского и арабского происхождения, у которых были проблемы с устройством на возможную работу (у молодежи высокий уровень безработицы) и жизненными перспективами. Во всяком случае, наблюдая за жизнью старшего поколения, они не впечатлились их перспективами.

И тут на передний фронт вышел папаша-лепен. Он не стеснялся, он радостно называл бунт «интифадой» и активно призывал правительство страны депортировать «негодяев». Его риторика, как и риторика будущего президента Николя Саркози не совпадала лишь в небольших деталях.

Французское высшее общество было так уязвлено «бунтом детей» из пригородов, для которых, как и для всей французской молодежи, якобы, делалось все что возможно, что предпочло не признать их за своих отпрысков и подхватить ультраправую риторику. Так НацФронт из презираемого маргинала стал становиться респектабельным и уважаемым. Приход Марин закрепил эту тенденцию — в то время, как французская правая двигалась ещё правее, НацФронт двинулся ей на встречу, заметая свое фашистское прошлое в дальний угол. Не сказать, чтобы партию удалось отмыть от всех пятен, доставшихся ей от своего основателя, но работа была проделана серьёзная, и теперь НацФронт на равных участвует в теледебатах и даже претендует на второе место на выборах.

Многочисленные теракты, которые произошли во Франции за время «нормализации» образа НацФронта, только способствовали росту популярности партии. Что касается мнения многих жителей пригородов, особенно молодежи, они просто не верят в то, что ситуация может быть ещё хуже. Куда хуже? Но многими движет недоверие и ненависть к современному режиму.

Не стоит сбрасывать со счетов и исламистскую пропаганду, которая была хорошо поставлена за все то время, когда Франция предоставляла для многих клерикальных противников светских диктатур Северной Африки убежище. Например, практически все лидеры исламистов Туниса, Алжира, Марокко и частично Египта нашли хороший прием во Франции. В Тунисе исламизм и насаждение исламистских представлений среди молодежи — это явно наведенный извне феномен. В первую очередь, благодаря влиянию французской тунисской диаспоры. Будущий лидер умеренных клерикалов из партии «Ан-Нахда» и крайне влиятельный в современном Тунисе политик (после свержения Бен Али в 2011 году), Рашид аль-Ганнуши, скрывался как раз во Франции.

При всех возможных нюансах, больше всего французских социологов поражает именно это — готовность цветного населения пригородов голосовать за политика, который в прямом смысле этого слова держит их за ничто. Однако, в истекшей истории 20 века, как и в недавней истории века 21, полно примеров этому.

Националистическая и социальная демагогия прокладывает себе путь там, где до того пришелся каток неолиберальных реформ. Готовность защищать буржуазную демократию, как это часто наблюдается у участвующих в выборах левых партий, оборачивается их разгромом и бегством их социальной базы к ультраправым, которые готовы, хотя бы на словах, нападать на существующий, изрядно многим надоевший, режим.

Если левые, тем более коммунисты, не будут этого делать — ультраправые легко возьмут вверх. Примеры Италии и Австрии это прекрасно подтверждают.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *