Апрель 14, 2017

Борьба за духовные ценности вышла, однозначно, на новый уровень. Несколько дней назад, в Иркутске по делу об оскорблении верующих было задержано около 8 человек.

Задержания проводились вполне специфически, а как иначе, если там эшники были? То есть, людям за «сопротивление полиции» традиционно накидывали по 10 суток.

Наконец-то уровень деградации и реакционности российской действительности дошел до такого уровня, когда Центр Э не просто дела шьют, они вот чуть ли не целый «заговор» на ровном месте «организуют».

А ведь, если по-серьёзному, никто не будет помнить «героическую поимку» какого-нибудь вора или убийцу, будут помнить вот этот вот глупый и на ровном месте организованный произвол. И выводы из него будут делаться вполне однозначные.

Более подробно об этом можно прочесть по этой ссылке.

Для того, чтобы проникнуться произволом полиции, вполне традиционным, не раз переживаемым теми, кому довелось иметь с ними дело, рекомендуем ознакомиться с хронологией задержания одного из анархистов, которой проходит по этому делу.

Хронология событий задержания Игоря Мартыненко, записанных со слов самого Игоря.
Время указано приблизительно.

8 апреля:
06:00 – появление СОБРа у меня дома, примерно 20 человек. Никаких прав не зачитано, никто не представлялся, не ознакомили с документами, не отвечают куда везут.
06:10 – сотрудники СОБР выводят по лестнице вниз и садят в полицейский УАЗ, затем через 2 минуты оперативник Центра по противодействию экстремизма (далее — ЦПЭ) – Иван (предположительно Владимирович Копотев) приводит Софию (мою подругу).
06:15 – 06:45 – едем куда-то, позже оказалось, что в отдел ЦПЭ, на Лермонтова 110. Меня сотрудник ЦПЭ Иван заводит в каб. 216, предлагает чай, я отказываюсь. Он предлагает поговорить, я отказываюсь мотивируя 51 статьей Конституции РФ и требую присутствия защитника. Иван утверждает, что на меня заведено некое уголовное дело.
07:00 – в кабинет врывается человек в синей спортивке и маске, требует матом, чтобы я не сидел нога на ногу, на мой вопрос «кто вы?» ударяет меня по затылку и матерясь уходит. Я слышу, что в других кабинетах тоже находятся мои товарищи. Иван говорит по телефону, из чего я узнаю, что СОБР с обыском пришел не только ко мне. В кабинет заходят бойцы СОБР.
07:30 – Иван еще раз требует говорить с ним, после отказа, ругается матом, требует встать, пытаясь выдернуть стул. Затем, когда я встаю, ведет меня к стене, распинывает ноги, обыскивает меня и требует стоять так, пока я с ним не заговорю. Затем увидев, что я рассматриваю стол, переводит меня к другой стене, стая в такое же положение и распинывая ноги, все это время он продолжает материться.
08:00 – я стою у стены, входят еще бойцы СОБР, один из них (Эдуард Петров) пытается заговорить, я отказываюсь. СОБРовцы садятся смотреть видео, Эдуард увидев, что я убрал руки от стены начинает материться, затем подходит и распинывает ноги, чтобы поза вновь стала неудобной.
10:00 – приходит новый сотрудник ЦПЭ – Александр, пытается разговорить, пугает меня спецприемником и т.д. Я все еще отказываюсь по 51 статье конституции, требую защитников одного из трех: Хроменкова С., Хроменкову Н., Григорова В. Александр отвечает, что дело уголовное и мне не предоставят защитников. На вопрос в статусе кого я здесь нахожусь, мне не отвечают. Продолжаю стоять у стены.
13:30 – в кабинет зашел следователь Кульков (по особо важным делам) и дал возможность присесть на стул. Он представился, разъяснил мне права, и осведомился буду ли я допрашиваться и подписывать протокол. Я заявил, что до тех пор пока мне не предоставят защитника, я отказываюсь от дачи показаний по 51 ст. Конституции РФ, так как сказанное может использовано против меня. Протокол подписать согласился. Следователь заявил, что я был доставлен, а не вызван по повестке, поэтому не могу пользоваться услугами защиты. Кроме того он заявил, что у названных мною защитников нет статуса адвоката. Протокол я подписал, изложив в нем свои замечания.
14:30 – сотрудник ЦПЭ запросил у следователя направление на мед экспертизу, я согласился пройти освидетельствование, полагая что я свободен.
15:30 – с сотрудником ЦПЭ Иваном и 2 сотрудниками СОБР (в том числе Эдуардом Петровым) сели в автомобиль и отправились в морг по ул. Гагарина для мед. Освидетельствования. Однако эксперта в морге не оказалось, Иван продолжал требовать, чтобы я с ним поговорил.
16:00 – сотрудник ЦПЭ Иван заявил, что мы едем в 7ой отдел полиции, на мой вопрос зачем, он не ответил. Когда я заявил, что после допроса свободен и отказываюсь от освидетельствования, мне заявили, что я должен сидеть в автомобиле и отказывались выпускать. Когда мы подъехали к 7ому отделу полиции сотрудник ЦПЭ Иван вышел и вернулся спустя 30 мин, сказал, что мы едем в 9ый отдел полиции и меня посадят на 2 суток, за то, что я несговорчивый.
16:30 – подъехали к отделу № 9, где меня доставили к дежурному. Сотрудник ЦПЭ Иван отошел (видимо с дежурным) в отдельную комнату, где они разговаривали примерно 15 минут, затем дежурный вернулся и заявил, что сейчас будет составляться протокол и спросил меня зачем я оказывал сопротивление полиции. Я ответил, что сопротивление полиции е оказывал и если сейчас будет составляться протокол то это фальсификация. Мне предложили дать объяснения, но я отказался, потребовав защитника. Мне заявили, что я должен пройти дактилоскопическую регистрацию, иначе ее будут проводить силой, я от нее отказался, но не сопротивлялся ее проведению, бланк не подписывал.
Я попросил дать мне телефон, чтобы позвонить родственникам, сотрудник ЦПЭ Иван попросил не давать телефон, но дежурный сказал, что так как я просил под видеокамерой он не может не дать. По номерам, которые я помнил, я не дозвонился. Тогда я спросил у дежурного номер телефона доверия МВД, но дежурный заявил, что такие звонки не положены и забрал трубку. Затем мне предоставили протокол, где пришлось около 5 минут искать места для замечаний. В протоколе я изложил все замечания и еще раз потребовал защитника Хроменкова С.
18:00 – мы поехали на мед. освидетельствование. Сотрудник ЦПЭ радовался «мести» и утверждал, что если я не буду говорить, то будет еще хуже. Ехал я уже в наручниках.
19:00 – я прошел мед. освидетельствование, жалоб не было. Сменили машину, так как бойцы СОБР отправились домой, ехали с двумя другими СОБРовцами.
19:40 – прибыли в спец.приемник (ул. Каховского 33), в котором шел ужин, ждали порядка 20мин. Затем меня досмотрели, выдали постельное белье и направили в камеру. Заявили, что еды уже нет.

9 апреля: НАХОДИЛСЯ В СПЕЦПРИЕМНИКЕ.
20:00 – меня попросили с вещами на выход. На выходе меня ожидал сотрудник ЦПЭ Александр. Он надел наручники, и мы прошли к автомобилю, где сидел еще один сотрудник ЦПЭ. Мы приехали к отделу, сотрудник ЦПЭ спросил меня буду ли я давать показания, я сказал, что только с защитником. Он ушел в отдел, где пробыл порядка 40 мин, затем вернулся и мы ждали порядка 20 минут, затем ему позвонили и мы отправились обратно в спецприемник, где меня оформили и вновь выдали белье.

10 апреля:
07:00 – меня разбудили и сказали через 15 мин выходить. Меня вновь ждал сотрудник ЦПЭ Александр, который надел на меня наручники и повез меня в отдел ЦПЭ на Лермонтова. Там мне дали чай и возможность выйти в туалет. Затем пришел сотрудник ЦПЭ Иван.
09:30 – мне вновь одели наручники и мы поехали в 9 отдел полиции. В отделе меня заели в камеру для задержанных и по просьбе предоставили стакан воды.
11:00 – пока я находился в КПЗ приходил участковый, который интересовался буду лия давать объяснения. Я заявил, что только в присутствии защитника и назвал имена защитников: Хроменков С., Хроменкова Н., Григоров В. В противном случае я заявил, что отказываюсь от объяснений по 51 статье Конституции.
14:20 – я предупредил дежурного, что у меня истекают 48 часов ареста, он заявил, что кроме этого они могут меня продержать еще на 3 часа.
16:00 – участковый выпустил из КПЗ и повел составлять протокол. В кабинете сидели 2 понятых на случай отказа от подписи. Я ознакомился с протоколом, потребовал сделать поле для замечаний, так как его не было. Я также мельком ознакомился с материалами дела. В протокол внесли поля, я вписал замечания о том, что это второй протокол и что я требовал защитника. Затем расписался. Участковый отвел к дежурному, где я спросил про первый протокол. Он забрал копию у меня и ушел. За дверью я услышал, как кто-то беседовал по телефону о том стоит ли оставлять первый протокол в деле, в итоге они решили, что лучше оставить. Вернулся участковый отдал мою копию протокола, одел мне наручники, проводил меня до автомобиля и мы направились в суд.
17:30 – мы прибыли в Октябрьский районный суд, к судье Беловой, где меня уже ожидал защитник и адвокат. В суде также ждал сотрудник ЦПЭ Иван.
18:00 – начался суд. Ходатайство об отложении, вызове понятых и свидетеля судья не принял. Во время совещания к судье спускался председатель суда. Затем без отягчающих судья вынесла приговор – арест на 10 суток.
19:00 – участковый везет в отделение №9, где меня посадили в отдельное помещение со скамейками и столом.
19:30 – меня вызвали и я вновь встретил двух сотрудников ЦПЭ Ивана и Александра. Они надели мне наручники и препроводили в автомобиль. По пути в спецприемник они рассказывали о последствиях недачи показаний и обещали раскрутить дело об отказе от дачи показаний. Затем обещали устроить экскурсию в спецприемник Усолья-Сибирского, ну и наконец в полушутливой форме предлагали сотрудничество. От подобного сотрудничества я отказался. Затем меня провели в спецприемник, где уже закончился ужин и мне, по словам дежурного, не было никакой еды. Последний раз я принимал пищу 9 апреля в 19:20.

11 апреля:
11:00 – меня навестил защитник.
15:00 – меня навестил уполномоченный по правам человека и мама сделала передачу.

12 апреля:
10:00 – подал заявление на звонок.
12:00 – приходили из прокуратуры г. Иркутска, девушка не представилась, спросила есть ли жалобы или обращения, я ответил что нет.
12 апреля 2017 года Игорь Мартыненко

Не смотря на первоначальный приговор — 10 суток за сопротивление полиции — удалось добиться частичной отмены постановления Октябрьского районного суда в апелляционной инстанции.

Еще по теме:  Ритуал

На очередном обжаловании приговора, которое было вчера, суд признал, что задержанный не оказывал сопротивление полицейским при задержании, но приговор оставил в силе.

Помощь арестованным: по этой ссылке.

Произвол, это не только обычное превышение полицией полномочий при задержании, не только угрозы изнасилования задержанным со стороны служащих МВД, не только запугивания и издевательства со стороны следователей и эшников — это ещё и поведение суда, который выносит, точнее штампует, неправомерный приговор, потом соглашается, что решение было ошибочным, а потом оставляет его в силе.

Многие уповают на то, что они никогда не столкнутся с произволом, только потому, что «ничего противозаконного я не делал». Это крайней наивная точка зрения, ведь, что законно, а что нет, определяют не граждане страны, а депутаты, и что им в голову придет, то и будет законом. Поэтому, опасность столкнуться с произволом российской судебно-полицейской системы есть у всех.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *