Апрель 6, 2017

Основателями современного терроризма считаются русские народники. Якобы, они первые «придумали» нынешнюю террористическую тактику, когда вместо тщательно выбранной политической цели — в первую очередь из верхов — не избирательно поражаются гражданские лица. Мнение, которое активно распространялось до Революции правыми монархическими и реакционными кругами в России и Европе, потом было подхвачено прессой во время «Холодной Войны». Оно пришлось ко двору и многих устраивало. Однако, на самом деле, первыми террористами в современном смысле этого слова были ирландские фении. А свою тактику они переняли в США, где она утвердилась во время Гражданской войны 1861-1865 годов благодаря Конфедерации, которая актами терроризма и не избирательного минирования городских кварталов пыталась сорвать наступление войск Союза.

Ирландское Республиканское (Революционное) Братство (Братство фениев) было основано в 1858 году младшими современниками ирландских революционеров 1848 года (попытка восстания «Молодой Ирландии» в Ирландии в 1848 году). Некоторые из них даже приняли участие во французской революции 1848 года, сражаясь вместе с рабочими на баррикадах. После провалов попытки устроить восстание в Ирландии в 1867 году и рейдов с американкой территории в Канаду в 1866 и 1870 годах, американский фенианизм оказался в состоянии моральной опустошенности. Много члены организации, которая уже в 1865 году насчитывала до 100 тысяч человек, оказались в состоянии политического паралича: было непонятно, что делать, с кем делать и зачем, чтобы свергнуть английское правительство в Ирландии.

Целью фениев было установление Ирландской Республики. Независимой и не имеющий каких-либо связей с Британией. Возможные полумеры в виде широкой автономии их не шибко устраивали. Вся деятельность организации была сосредоточена на подготовке массового вооруженного восстания. Для  этого закупалось оружие, велась пропаганда в войсках и массовых общественных организациях. Фении не брезговали ничем, лезли они буквально в каждую организацию, чья численность превышала хотя бы 5 человек. Даже в Обществе арфистов были фении, что уж говорить об атлетических клубах, учительских ассоциациях или конгрегаций священников. Террор, как акт политического насилия, которое должно было оказать устрашающее влияние на общественное мнение, и тем создать почву для переговоров, фениями в качестве орудия поначалу даже не рассматривался.

Именно неудачи в традиционной конспиративной деятельности, общая заточенность организации на вооруженное насилие, сомнительная удача с Клеркенвелским взрывом в 1867 году и новации в военной технике, привнесенные американской гражданской войной, приведут к тому, что часть фракций ИРБ перейдет к терроризму.

Точка отсчета

Первым актом «бомбизма» был взрыв Клеркенвелской тюрьмы, организованный фениями в 1867 году. Этому предшествовал очередной провал организации массового вооруженного выступления. Организаторы были схвачены, однако, часть из них была освобождена во время перевозки в полицейском фургоне. Во время освобождения был убит полицейский сержант, сопровождавший революционеров. Популярности это фениями не прибавило. Тем не менее, все время процесса, английские рабочие и многочисленные члены комитетов солидарности или помощи в освобождении фениев, постоянно устраивали многочисленные демонстрации в их поддержку, писали петиции в правительство и давили на оппозиционных либеральных депутатов, чтобы они вмешались в судебный процесс. За неделю до взрыва, тогдашний премьер от Тори, Дизраэли, распорядился запретить все митинги и демонстрации рядом с тюрьмой. Судя по всему, правительство всерьез опасалось бунта и того, что обвиняемых толпа попытается освободить в зале суда.

Но у фениев был хитрый план.

План был таков — заложить 100-200 кг взрывчатки в стену здания тюрьмы и взорвать ее. Стена рушится, свобода радостно у входа, — в общем, заключенные освобождаются и совершают успешный побег. Публика ликует, полиция посрамлена, Дизраэли и тори грызут от злости свои манишки. В реальности получилось совершенно по-другому: взрыв был такой силы, что частично разрушил несколько соседних с тюрьмой зданий. Узники освобождены не были. Было убито 12 гражданских и от 100 до 150 было ранено. Публика была в гневе. Английские рабочие, еще недавно выступавшие на стороне ирландских революционеров, были в бешенстве и оказались немедленно в руках реакционного правительства, которое не преминула развязать националистическую истерию.

Но был и один плюс. После этого взрыва, Уильям Гладстоун, будущий премьер страны, как он сам и признавался, решил, что надо замириться с Ирландией. Для этого необходимо было, по его мнение, лишить англиканскую церковь первенства и поддержки государства в Ирландии. А во-вторых, необходимо было провести законы о самоуправлении. В частности, реформировать аграрные порядки в стране. Что интересно, все это и было осуществлено в свой черед, когда с одной стороны давление Земельной Лиги Парнелла и актов аграрного террора могли перерасти в массовые бунты, а с другой — земельные лорды Ирландии оказались экономически заинтересованы в выкупе их земли правительством.

Правительство, конечно же, повесило осужденных революционеров. А чтобы всем было неповадно — резко увеличило численность специальных констеблей в Ирландии. И в довершении ко всему, отменило действие Билля о правах не только в Ирландии — там он де-факто и не действовал практически все время 19 века, но и в Британии. Беспрецедентная ситуация. Итогом «бомбического кризиса», организованного фениями, был приход к власти либерального правительства Гладстоуна.

Эти сомнительные выигрыши были нивелированы последовавшей вслед за взрывами реакцией со стороны фениев, которые осудили этот «варварский акт». На какое-то время вопрос с бомбой был решен.

Сбежавшие в США от цепких лап британского правосудия, ветераны революционного движения решили ждать какой-нибудь оказии, например втягивания Британии в крупную войну, чтобы в очередной раз попытать счастья. Но случая все не предоставлялось. Подобного рода стратегия обрекала фениев на стагнацию, на умаление амбиций. Против этого выступила молодежь, недавно пришедшая в организацию и жаждавшая революционных выступлений, а заводилами выступила часть старой гвардии, настроенной наиболее милитантистски и непримиримо.

Исходили они из того, что подходящих условий в обозримом будущем не будет. К тому же, в условиях Ирландии тайное массовое вооруженное восстание мнилось ими как не практичное и мало осуществимое.

Обоснованием для новой стратегии была тактика запугивания «Англии и английского народа». Запугивание должно было привести к тому, что Англия должна была только рада быть, чтобы Ирландия наконец-то стала независимой и прекратила свой террор. Впервые в тогдашней истории предполагалось осуществлять тщательно спланированные кампании террора, которые бы были направлены на многие цели внутри города. При этом, важной целью было, как говорили фении — покушение на сами «символы английскости». Традиционно в них входили Тауэр, Парламент, статуя Нельсона на Трафальгарской площади и ряд других.

Акты террора привели к тому, что беспорядки из Ирландии вошли в жизнь британских городов. Они как бы преодолели географические ограничения, и в этом была их пугающая новизна.

Стратегия террористов

Террор между тем носил во многом подчиненный характер. Он должен был отвлечь внимание от военных приготовлений непосредственно в Ирландии. Все это требовало не только подготовки, но и крупных финансов. И вот тут-то фениев и осенило — нужен революционный фонд, из которого бы осуществлялось финансирование подготовки террора, закупка необходимых материалов и прочее. Наиболее активным проводном террора, как тактики был один из членов Совета братства, Джеремайя О’Донован Росса — не только прославленный ветеран движения, но и сторонник самых жестких акций против Британии.

Scene_of_the_Clerkenwell_explosion

И вот, в сентябре 1875 года, фении связываются с Патриком Фордом, редактором радикальнейшей Нью-йоркской газеты «Ирландский мир», тоже фением, где описывают, что нужно учредить этот самый фонд, чтобы вдохнуть веру в изрядно подуставшее движение. В письме отдельно подчеркивается, что особо выдающиеся британские символы должны были быть необратимо разрушены, а сам террор должен предшествовать восстанию в Ирландии.

Еще по теме:  С Днём св. Патрика!

Учрежденный Фонд для схватки быстро начал рассматриваться американскими фениями, как отличная возможность привлечь к потрясающей затее большое количество людей. Однако, большинство фениев презрительно отвергали террор, как тактику. Джеймс Стифенс, патриарх движения и основатель ИРБ, высказался на этот счет однозначно: «самая дикая, самая низкая и наиболее убогая концепция национального движения». Суждение это разделяло большое количество ветеранов движения и большинство его членов вообще.

Ветераны считали, что необходимо ждать удобного случая, в то время как американо-ирландская молодежь говорила, что случай можно организовать самим, благодаря прогрессу в научной и технической области. Вторым важным моментом было общее убеждение в молодежной среде, что при помощи тайной террористической войны Британию можно будет принудить силовым образом к выгодному для ирландцев решению их вопроса. Интересно, что эту уверенность разделял Джон Девой, еще один ветеран движения и очень влиятельный фений. Он умудрился агитировать за это даже тогда, когда проводимая фениями динамитная кампания 1881-1885 годов уже явно терпела поражение.

И уж, конечно же, ярым сторонником кампании был Патрик Тайнан, член группировки «Непобедимые», которая осуществила успешные покушения на первых лиц короны в Ирландии в 1882 году. Убийства, осуществленные группировкой, стали известны, как убийства в Феникс-парке. Эти убийства последовали на следующий день после «Баллинской бойни», когда ирландские королевские констебли застрелили несколько молодых ребят. Причиной стало праздничное отмечание освобождения из тюрьмы Чарлза Стюарта Парнелла, лидера ирландских легальных националистов и одного из активных сторонников Земельной Лиги и аграрной агитации.

Американский контекст

Многие среди американских ирландцев были уверены, что только сила может принудить Британию смириться с необходимостью даровать независимость Ирландии. Это усиливалось чувством «оторванности от Родины» и устоявшимся мнением, что колониальное владычество Британии должно быть уничтожено. Эти настроения были устойчивы среди всех возрастных групп, а взаимная подпитка делала национализм в такой среде особенно взрывоопасным. Взрослые ирландцы с тщанием растили из своих детей будущих революционеров, настойчиво рассказывая им о действия «английской тирании, ростовщиков и взяточников» в Ирландии, особо подчеркивая жестокость их действий. Так что гамбургский счет у американских ирландцев к Британии постоянно пополнялся.

Scotland_Yard_following_Fenian_bombing_1883

В 1878 и 1879 годах Ирландия пережила настолько катастрофическое падение урожайности, что на горизонте замаячил голод 1840-х годов. Поскольку много мигранты-ирландцы оказались в США именно благодаря ему, это только добавило им злости по отношению к англо-ирландским лендлордам и британскому правительству. Именно в это время эмигрантская среда опять стала сильно пополняться выходцами с изумрудного острова, которые бежали от неурожая, голода, безработицы или в результате принудительного сгона с земли. Эти эмигранты добавили своих горестей к пережитым ирландцами. Истории эти часто попадали на страницы американо-ирландской прессы, которая постоянно разжигала в своих читателях устойчивый «огонь ненависти к британским угнетателям». Это послужило укоренению среди американских ирландцев мнения, что только сильные военные потрясения могут заставить Британию изменить свою политику в отношении их родины.

Читающая публика, однако, жадно поглощала не только историю горестей, но и историю побед. Именно в этот момент в Ирландии шла успешная агитация Земельной Лиги, активно образовывались всевозможные Лиги защиты арендаторов, которые часто вступали в силовое противостояние с полицией и часто выходили из него победителями. Несомненно, что победа над лендлордами в Ирландии сильно воодушевила американских ирландцев. В тоже время, многими был сделан примечательный вывод: лендлордизм был последней ниточкой, которая связывала Ирландию с Британией, его ликвидация ликвидирует любые обязательства Дублина перед Лондоном, поскольку опора британского правления в Ирландии оказалась уничтожена, а раз так — британское правление в Ирландии сильно поколеблено.

Попытка Британии в очередной раз в 1882-1883 годах ввести военно-полицейский режим в Ирландии, чтобы уничтожить набирающих силы всевозможные земельные комитеты и лиги, стала рассматриваться как провокация, которая оправдывает вооруженное сопротивление. Под воздействием американского республиканизма, вооруженное сопротивление стало рассматриваться, как попытка отстоять свободу от покушений на неё со стороны тирании. Таким образом, участвующие в национальном движении американские ирландцы пришли к выводу, что необходимо что-то предпринять в знак солидарности с  ирландцами на родине и защиты всей нации.

Новые военные технологии

Перейдем теперь к военному аспекту подготовки к кампании взрывов. С военной точки зрения, на фениев самое большое влияние оказал опыт гражданской войны 1861-1865 годов в США. Тем более, что с обеих сторон в боях участвовало несколько сот тысяч ирландцев (подавляющее большинство на стороне Союза). Гражданская война в США революционизировала войну: впервые так активно применялся ж/д транспорт, включая бронированный, бронированные корабли и самозарядное нарезной оружие. Изменилась роль тыла и гражданского населения, теперь оно рассматривалось, как активно участвующее в войне. Хотя бы в качестве источника рабочей силы на военных заводах и в качестве источника военных пополнений на фронте.

Одни из первых на тему новых мер в войне теоретизировал Бернард Сейдж. В своей брошюре, выпущенной во время войны, он говорил о необходимости иррегулярных подрывных действий при помощи организации взрывов, которые бы были направлены против гражданского населения противника и символических целей. Такая война должна была запугать тыл противника, вестись она должна была специализированными подразделениями бомбистов.

В свою очередь конфедераты, используя новые для того время военные технологии, начали устраивать минные поля и использовать бомбы с часовым механизмом. Габриэль Райнс, генерал Конфедерации, активно использовал пехотные мины для снижения темпов наступления войск Союза под Йорктауном. Апологетом минирования и натуральной минной войны был и военный министр Конфедерации Джордж Рендольф. Конфедерат Джон Максвелл успешно использовал бомбу с часовым механизмом для взрыва в штаб-квартире войск Союза в штате Виргиния. Более 300 человек было ранено. Под конец войны, такого рода бомбы активно использовались войсками Конфедерации для сеяния паники в рядах наступающих армий Союза. Оставляемые конфедератами города минировались, мины располагались в домах, организовывались ловушки, например, прикрытые, якобы оставленной, одеждой, и так далее. Современникам убийственный потенциал таких «адских машинок» был вполне ясен.

Армия Союза тоже не дремала и пыталась использовать на полную катушку те возможности, что предоставляет новейшая военная техника и наука, предприимчивым людям. Очень быстро война превратилась в войну на истощение, а обе стороны активно пытались разного рода мерами, включая террористические, запугать население противника и разрушить его экономику. Моральное разоружение противника при помощи террора стало видится морально оправданным и необходимым. В войне все средства были хороши, особенно те, что, как предполагалось, вели к снижению своих потерь.

Это привело к тому, что война была переведена на научно-техническую основу, а использование технических новинок стало рассматриваться как некая самоцель — уравнитель шансов для двух несоразмерных противников. Вторым последствием войны, важным для понимания планируемой ирландцами кампании, стало распространение образцов бомб и взрывчатых веществ и культуры терроризма среди ветеранов и молодежи.

Террор у себя дома

Один из американских современников жаловался, что после гражданской войны, индустрия изготовления адских машинок широко распространилась по американским городам. Да что там индустрия: в 1870-х годах США пережили настоящий бум бомбизма! Бум подпитывался широким распространением дешевых взрывчатых веществ, которые можно было достать где угодно. Наличием большого количества журналов технической и агрономической направленности, где объяснялось, как получить тот же динамит в домашних условиях.

tower-of-london-bombing

Несколько ярких примеров.

В 1873 году были осуществлены попытки взорвать финансового контролера города Нью-Йорка, Андрю Грина. Неудачные. Жители города были в ярости от безмерной коррупции тамошних демократов. Вот оно — настоящее гражданское общество и яркий пример настоящей борьбы с коррупцией. Обратным примером была попытка взорвать одного из борцов с коррупцией в городе, одного из окружных прокуроров.

Еще по теме:  Как менялась террористическая активность в разных странах

В 1874 году Эдвард Вагнер что-то не поделил со своей родственницей и попытался её взорвать при помощи часовой бомбы. В апреле этого же года, на почве сугубо религиозных разногласий, бомба была брошена в церковь св.Ксавье в г.Цинцинатти. По счастью никто не погиб, так как успели выбросить её из церкви и она взорвалась на улице.

В этом же году, группа не анонимных алкоголиков попыталось взорвать женское отделение Общества трезвости. Видимо руки тряслись, так что все обошлось без жертв. А в 1875 году, началась настоящая бомбовая вендетта против братьев Джесси и Франка Джеймсов. Бомбу кинули в дом их матери, сильно покалечив её и убив их младшего сводного брата.

Но прямым предшественником динамитной кампании фениев был взрыв в октябре 1876 года часовой бомбы в багаже экспресса Филадельфия-Джерси. Своим устройством бомба напоминала бомбу, взорвавшуюся через несколько лет на Виктория стейшн. Полицейское расследование показало, что целью взрыва было повреждение поезда и убийство части пассажиров.

London_Underground

В общем, культура терроризма и активного использования самодельных бомб, включая часовые, были сильно укоренены в американской действительности того времени. Это оружие часто рассматривалось в качестве действенного метода устрашения политических противников и сведения счетов со своими врагами.

Выросшие в этой культуре фении, особенно прошедшие гражданскую войну, имевшие боевой опыт, тем более активно связанные с перипетиями тогдашней американской политики, просто перенесли новации на свою почву. Терроризм стал рассматриваться фениями в качестве действенной стратегии.

Технологии террора

Изобретение динамита сыграло важную роль в росте уверенности среди фениев, что при помощи этой «чудесной штуки» они смогут бросить вызов Британии и даже победить её.

Научные прорывы на инженерном фронте и в области прикладной органической химии привели к тому, что часть революционеров почувствовала, что теперь у них в руках впервые в истории оказался дешевый индивидуальный инструмент, действенное оружие слабых, которое может произвести значительные разрушения. То, какое впечатление научные успехи произвели на современников, дает мнение конгрессмена от Иллинойса, Джона Финерти (по совместительству он был влиятельным фением): «наука должна противостоять силе. В нашей битве за отмщение и свободу, один ученый стоит целой армии«. Излишне уточнять, против кого велась битва, и что должен был поставить ученый на вооружение фениям.

Важно отметить, что в тот момент наука считалась оружием слабых. Её прорывы вели к тому, что потенциал революционеров и правительства, как считалось, выравнивался. Однако, для успешного использования её новинок, требовались базовые знания в области химии, которые чрезвычайно ценились в среде бомбистов.

Важность прикладной науки хорошо иллюстрирует Бруклинская динамитная школа. В ней фении под руководством О’Доннована Россы и русского специалиста — профессора Мецерова (это был ирландец с неустановленной фамилией Смит или Роджерс) — обучались конструированию бомб и изготовлению взрывчатых веществ. После обучения, студенты школы должны были с произведенным запасом бомб отправиться в Британию и начать там террористическую войну.

В начале 1880-х годов, как минимум 4 из студентов школы действовали на территории Ирландии, Шотландии и Англии — Тимоти Физерстоун, Джон Кирни, Генри Дальтон и Томас Муни. Это было важной вехой. Отныне бомба могла быть изготовлена на кухне или любом другом рядовом помещении из дешевых, общедоступных в любом британском городе веществ. Что самое главное — студенты школы могли поделиться этими навыками с другими фениями на месте, что увеличивало возможности по ведению террористической войны в Британии.

Динамитная кампания

Кампания велась с января 1881 по январь 1885 года. Фениям удалось провести несколько знаковых взрывов в британских городах, включая столицу Империи. Кроме того, были осуществлены взрывы в лондонском метро, а также в Тауэре, Палате Общин и Вестминстере. Последние три взрыва были осуществлены в один день, 24 января 1885 года, который получил название «динамитная суббота».

lustrated-Newspaper-New-York-NY-Saturday-January-31-1885_-Issue-1532_-col-A-England.—Scenes-of-the-London-Dynamite-Outrages-of-Last-Saturday-copy

Кампания посеяла страх и паранойю среди британского общества. Выбор целей подтверждал, что для фениев было важно нарушить распорядок британского общества, дать почувствовать ему себя незащищенным и уязвимым и нанести удар по символам Британии. Кроме этого, было осуществлено около десяти взрывов полицейских станций, военных казарм и двух военных кораблей. Фении не только стремились посеять панику, они стремились подорвать военные усилия Британии по контролю за своей родиной. Тем более, что задачей было всё же подготовить вооруженное восстание в британском тылу, так сказать. Террор просто ради террора — фении считали такую постановку вопроса чистой глупостью. В конце-концов они боролись за независимость Ирландии и счастье ирландского народа.

Свою причастность к организуемому террору фении не скрывали. Их требования были понятны: независимая от Британии Ирландия. На допросах запирались: отношения внутри братства требовали скрывать число причастных, ведь в конечном итоге они потом могли бы продолжить борьбу на воле. Обычно, тех кто шел на сотрудничество с английским следствием сами же фении и убивали. Так было с той частью группировки «Непобедимые», которые выдали всех участников нападения в Феникс-парке и дали против них показания. Один из тех, кто выдал своих товарищей, был через год убит фением.

По итогам кампании было арестовано 20 человек. Часть из них была повешена, другая часть сошла с ума в английской тюрьме или умерла, но некоторые смогли выжить. Томас Джеймс Кларк выжил в английской тюрьме, где ирландские революционеры были на особом положении. В отношение них действовал особый режим: по любому поводу их пытали и пытались свести с ума. В 1916 году Кларк будет одним из тех, кто подпишет Прокламацию об учреждении Ирландской республики во время Пасхального восстания.

Выводы

Динамитная кампания фениев была результатом осознанного выбора. Терроризм рассматривался как действенная возможность вдохнуть новую жизнь в угасающее движение. Фенианский терроризм не был придуман в Ирландии, напротив он был привнесен туда, зародившись и оформившись в специфических условиях США после гражданской войны.

Готовность использовать террор подчеркивалось той возможностью, которую продемонстрировало неудачное вызволение фениев из тюрьмы в 1867 году. В результате него у будущего премьера родилось настойчивое желание как-то утихомирить Ирландию.

Научные усовершенствования и изобретение динамита, вместе с распространением прикладных знаний в области химии и инженерной деятельности, дали в руки революционеров действенный, по их мнению, инструмент, который позволил им на равных бороться с властью Империи.

Динамитная кампания атаковала символические и военные цели в британских городах. Это привело к тому, что самые широкие круги Британии вдруг осознали, что ирландский вопрос нисколько не сдерживается границами острова и в любой момент неприятности оттуда могут быть занесены в центр британской метрополии.

Для противодействия террористической активности революционеров, в недрах Скотланд ярда было создано особое ирландское подразделение. Его задачами стали шпионаж, внедрение и провокации в ирландском революционном движении. Чем дальше, тем больше британские власти использовали полицейские методы сдерживания революционной активности.

Это привело к организации нескольких фейковых покушений, включая организованное спецслужбами провалившееся покушение на королеву Викторию. Зная, что королева писала о необходимости линчевания ирландских революционеров на месте, а не о придании их суду, премьер-министр Солсбери задним числом надеялся на бурную реакцию и развязанные руки по действию в стране. Но не удалось.

Источники

  1. http://www.theirishstory.com/2012/02/13/one-skilled-scientist-is-worth-an-army-the-fenian-dynamite-campaign-1881-85/
  2. https://pasttenseblog.wordpress.com/2016/01/24/today-in-londons-rebel-past-dynamite-saturday-1885/
  3. http://nlg-steampunk.blogspot.ru/2011/07/terrorist-attacks-in-victorian-and.html
  4. http://www.anphoblacht.com/contents/23361
  5. https://www.theguardian.com/books/2002/may/26/historybooks.highereducation
Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *