Март 28, 2017

Любимое дело многих левых — это бороться за права «угнетенных религий». А что насчет атеизма? Вот например, власти Пакистана решили бороться с богохульством и ради этого затребовали помощи у владельцев социальных сетей. Главы соцсетей ответили отказом, но примечательно само обращение. Атеизм оказался настолько страшной угрозой для страны, что власти развязали против него настоящую войну. Согласно пакистанским законам за богохульство полагается смертная казнь, так что ничего веселого в преследовании нет.

В начале марта в Верховном суде в столице страны возобновилось слушание дела о признании «богохульников» террористами. Разжигают де социальную рознь, размещая у себя в соцсетях оскорбления против ислама и пророка Махаммеда. Скрепы, одним словом, и «чувства верующих», другим.

Судья, рассматривающий дело заявителей, Шаукат Азиз Сиддык, запросил правительство поместить «богохульников» в специализированный лист — Exit Control List (ECL). Клерикальный судья представляет открытого симпатизанта ИГ и даже грозился вызвать в суд премьер-министра, если против «богохульного контента» не будет предпринято никаких действий. И реакция последовала. Столичная полиция открыла расследование против одного из владельцев богопротивного контента. Пакистанский аналог ФБР — Федеральное агентство расследований — тоже зря время не теряло, оно запустило рекламу в ежедневных газетах с призывом помочь служителям Фемиды «помочь идентифицировать богохульников в Facebook».

Во время слушаний в суде, один из судей заявил, что «либеральный светский экстремизм» опасней терроризма и фактически, задним числом, оправдал возможную смерть «богохульников» от рук фанатиков. Что пожелать, чувства верующих — они такие, чуть зазевался и все. Один из высоких чинов пакистанского МВД поспешил заверить Сиддыка, что «вся правительственная машина придет в движение» дабы урегулировать этот вопрос. Это последовало ровно после того, как глава МАД заявил, что министерство готово полностью блокировать соцсети, если «дело о богохульниках» не будет разрешено так или иначе.

Еще по теме:  Постмодернист - легкая добыча для исламиста

Тут же зашевелился орган регулирующий телекоммуникационную отрасль, заявив, что он блокировал все что можно, но администрации соцсетей нужно время, чтобы принять решение о блокировке. В блокировании секулярный и атеистических сайтов приняло участие пакистанские подразделения для кибервойны. В общем, страшная атеист чая угроза, просто ядерная же. С этим можно даже согласиться — свободомыслие ещё ни разу не доводило религию до добра.

В январе 2017 года несколько десятков человек, обвиненных в связях с ранее блокированными страницами, были задержаны в разных местах страны благодаря спецоперации. Часть из них была выпущена, после чего пустилась в бега, часть из задержанных обвинили власти страны в применении пыток. Учитывая репутацию пакистанских властей и спецслужб — это более чем возможно.

Параллельно с «происками атеистических агентов», глава партии Джамаат-уд-Дава (JuD), Хафиз Саед, был обвинен в планировании террористической атаки на Мумбай и помещен под домашний арест. Некоторые комментаторы заявили, что такая оперативная реакция (и нескольких лет не прошло) на законченного террориста была проявлена под давлением Китая. Последнему нужен зачищенный от террористов и их сторонников коридор до пакистанских портов, да и сама страна желательна в спокойном, замиренном виде.

В общем, пакистанские власти, у которых политический альянс с исламистами, с одной стороны вынуждены давить связанных с Кашмиром террористов, а с другой стороны, чтобы успокоить нервных напарников, им бросают кость в виде жесткого преследования атеистов и секуляристов. В добавок к уже имеющемуся закону о наказании за богохульство, власти приняли ещё один, касающийся богохульства в сети интернет. За него также полагается смертная казнь.

В итоге, после январского маневра, из страны началось бегство светски настроенных журналистов, а многие либеральные издания были вынуждены сменить редакционную политику. Поэтому заявление Сиддыка, в котором террористы были представлены меньшим злом, чем «атеистические экстремисты», может означать ужесточение итак идущих репрессий против пакистанских атеистов. Учитывая слабость атеистического сообщества в стране, уже оказанного давления оказалось достаточно, чтобы заставить многих замолчать.

Еще по теме:  Эту православную многодетную замужнюю женщину звали Альберт Эйнштейн

Интересно отметить, что росту атеистических настроений способствовало открытое покровительство со стороны правительства страны наиболее реакционному крылу клерикалов. Кроме того, выросло число людей отказывающихся не только от ислама, как религии, но также и от любой ассоциации с культурой страны проживания. Поэтому, в деле отстаивания традиционной духовности начинает просматриваться и националистический корень — как это так, граждане страны отказываются разделить её судьбу, а точнее взгляды правительства. Не порядок. Точную численность атеистов и неверующих в Пакистане сложно оценить, по понятным причинам. Один из опросов Gallup обнаружил в 2012 году 2% атеистов, среди опрошенных. Это удвоение по сравнению с 2005 годом.

В тоже время, сам термин представляется крайне размытым, так как включает в себя и секулярных гуманистов, и деистов, и агностиков. Часть из этих людей даже считают себя мусульманами. Открыто объявляющий себя атеистом рискует умереть, согласно принятым в стране законам. Это не считая такого положения, согласно которым гражданам страны запрещено переходить из ислама в какую-либо религию.

Похоже на то, что нынешнее клерикально-консервативное/клерикально-фашистское правительство просто решило принести в жертву наименее значимых для их политического альянса граждан страны.

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *