Март 28, 2017

Бэби-бокс

Долгая история с необходимостью разрешения или запрета бэби-боксов, по всей видимости, подходит к концу. В Госдуму внесли закон, который перекладывает на регионы необходимость принимать решение о размещении у себя бэби-боксов.

Согласно тексту документа, регионы «вправе определить с учетом культурных и иных местных традиций необходимость создания <…> мест для анонимного оставления ребенка, их количество, местоположение, порядок их установки».

Таким образом, теперь на региональных законодателей ложится ответственность за улаживание конфликтов вокруг решения, которое рассматривается большим количеством консервативно-клерикальной публики как покушение на нравственные основы российского общества.  Правда, в регионах встречается и совершенно обратное мнение:

За 2011 год в Пермском крае были найдены 7 трупов младенцев… «Самый главный результат работы бэби-боксов — это когда они пусты, — считает Елена Котова, — беби-бокс – это запасной выход, он всегда должен быть, и, возможно, в какой-то момент он спасет жизнь. Прежде всего, мы ориентируем женщину на то, чтобы она отказалась от шага, делающего ее ребенка сиротой. Но если никто не помог, и она не справилась с ситуацией – в этом случае она может пойти в бэби- бокс. Потому что из него она может, при желании, вернуть себе ребенка путем ДНК идентификации, а из мусорного ящика она его себе не вернет».

Причина, по которой мать бросает своего ребенка могут быть разные, чаще всего они коренятся в области экономики: мало денег, нечем кормить. Уже потом идут семейные неурядицы или «нравственное» давление общества, то самое традиционное понимание семьи, которое может привести к тому, что мать откажется от «нагулянного на стороне» ребенка. Только улучшение материального положения семей, и в первую очередь матерей, улучшит положение с социальным сиротством и уменьшит количество выброшенных младенцев.

Еще по теме:  Борис Немцов присоединился к Небесной сотне

Кроме того, на днях разразился небольшой скандал, связанный с «лоббированием» детским омбудсменом отказа родителей из-за их убеждений от пробы на манту. Однако в данном случае нападки на нее необоснованы: речь идет не о полном отказе от пробы, а от возможности заменить ее на другую.

Кузнецова добавила, что в настоящее время рассматривается несколько вариантов замены данной пробы, среди которых — Т-спот. «Можно сдать кровь, можно иначе пройти эти анализы. И они тоже будут признаны», — подчеркнула она.

Отказ от манту формально законен, тем не менее понятно, что ребенка, родители которого отказались пройти тест на туберкулез, в детсад просто не возьмут из-за угрозы локальной эпидемии. Ни работники садика, ни родители других детей не собираются расхлебывать подобного рода ситуацию. Впрочем, омбудсмен говорит лишь об альтернативе пробы манту. Что это за альтернатива?

Методика Т-спот была одобрена в РФ в 2012 году. Тестирование методики в США показало, что она более совершенна и чаще выявляет больных туберкулезом в активной и скрытой фазе, чем обычная проба манту (которая применяется вот уже сто лет). Она выявила туберкулез у 100% больных взрослых (манту только у 89%) и у 77% больных детей (манту только у 35%). Минздрав считает, что надо закрепить в качестве допустимых три теста на туберкулез: манту, Т-спот и диаскинтест (еще одна альтернатива манту).

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *