Март 21, 2017

Прошлогоднее поражение итальянской правящей коалиции, очень ясно показало значимость популистских настроений внутри итальянского общества. На возможного фаворита будущей предвыборной гонки, «Движение 5 Звезд» Беппо Грилло, стоит обратить самое пристальное внимание.

В этой статье, основой для которой мне послужила статья Andrea Sandell, я обращусь вот к чему: может ли, потенциально, движение Грилло быть настолько разрушительным, что похоронит всю современную Вторую республику в Италии? И если да, если оно может, что будет этому содействовать, на что ставил Грилло, что он подчеркивал, что это может сломать либерально-демократический режим итальянской буржуазии?

Статья начинается с краткого описания восхождения Грилло на Олимп итальянской политики. Это довольно подробно описано, поэтому я это подробно даже не рассматриваю, а отсылаю к детальному исследованию электоральной базы Грилло, основанному на изучении активности его членов в сети (откуда они массово в его движение и вливались) . Хотя на некоторых моментах я всё же остановлюсь. После того, как Грилло и его команда не просто создали движение, но и сумели провести несколько ярких, запоминающихся, а главное массовых политических акций по всей стране, был выпущен в 2011 году манифест «Мы на войне: ради Новой Политики«. В нем Грилло намечал цели и обозначал свои политические позиции по ряду вопросов. Говоря грубо, он объяснял своим последователям и соратникам во имя каких целей существует его движение.

Основные мысли касались двух вещей: как утилизировать победу на выборах, а Грилло просто разнес политическую систему Италии, ворвавшись в первую тройку политических сил со своим движением; и второе, видение интернета, сетей вообще, в качестве универсального средства по уничтожению современной ему итальянской политической системы. Это видение было оформлено в качестве «анти-политики». Начинал он её с пророческого лозунга — «Старый мир погибнет«.

«В Италии политические партии контролируют общество, экономику, информацию, транспорт, законы и их исполнение. Они — это суть ‘старого мира’… Они видят себя неуязвимыми, но граждане страны, благодаря сетевым технологиям, ворвались на их место».

Собственно, здесь стоит напомнить читателю, что первая республика в Италии пала под напором лево-настроенной судебной власти. Фактически, можно сказать, что в Италии произошла настоящая «революция сверху». Старые партии были распущены и уничтожены, многие законы были отменены, подверглась перестройке вся политическая, частью судебная, в немалой степени общественная система. Однако, тенденции сращивания политической верхушки и крупнейших центров финансового капитала никуда не исчезла. Наоборот, разгром старых партий и натуральная смерть левых в Италии, которые не смогли воспользоваться этим уникальным шансом, привели к тому, что, спекулируя на проблемах итальянцев, до власти постоянно дорывались правые и ультраправые популисты, в первую очередь — «ночной кошмар» итальянской общественности Сильвио «Бенито» Берлускони.

Многие итальянцы надеялись, что уж вторая республика не станет выписывать кренделя наподобие первой, но не тут-то было. Для многих из них это стало источником ненависти и презрения к политической системе страны, что выливалось в постоянные метания из стороны в сторону, то к одним популистам, то к другим. Все они клятвенно обещали «сделать страну нормальной европейской державой», все они, после выборов, утрачивали малейший интерес к гражданам. Граждане, между тем, начинали потихоньку звереть. В прямом смысле этого слова. В этих условиях, казалось бы, левые получили ещё один шанс на укрепление своих позиций. Однако, в отличие от того же Грилло, который нападал на вторую республику и резко критиковал её верхушку, левые предпочли играть в буржуазную демократию. Складывалась совершенно идиотская ситуация — риторика Грилло и ряда ультраправых популистов была на порядок левей самых левых из левых партий, прошедших в парламент.

Яркой неспособностью левых предложить что-то своим потенциальным сторонникам, которые потом и убегали к правым, была умеренная, разбухшая до размера гроссбуха, 281 страничная программа Unione — предвыборного союза, в который, как сельди в бочку, понабились левые всех мастей и расцветок. С соответствующим результатом — проигрыш избирательной компании 2006 года.

Вот, в рамках всех этих политических перипетий и росло движение Грилло. С точки зрения эволюции самого итальянского режима, надо выделить три направления: усиление роли исполнительной власти, то есть неизбираемой бюрократии, что во-многом отражало усиливавшуюся неспособность законодателей что-либо решить. Во-вторых, закрытые списки и избирательные законы, которые явно писались под крупнейших участников выборов, которые хуже горькой редьки надоели гражданам. В-третьих, колоссальное влияние СМИ, которые в Италии в первую очередь партийные СМИ, но которое ещё больше отдают предпочтение отдельным лидерам партий.

Еще по теме:  Пять ошибок, много смертей

В выпущенном манифесте Грилло прямо нападает на партийно-политические верхушки всех партий. Для него просто нет отличий — хорошая партия, плохая партия, левая, правая — все плохи. Их режим он характеризует, как «систему«, а лидеров партий и профессиональных политиков, как «касту». В Манифесте говорится о «потери доверия к конституционному процессу«, и что «избиратели нужны только в момент голосования, после которого обещания и политические программы немедленно забываются«. Между государством и гражданами вырастает фундаментальный разрыв. С разрушением политических институтов, политическое сообщество переходит к людям, чья индивидуальная безответственность может быть подорвана со стороны добровольных общественных объединений.

Это важный момент в статье, поскольку, эта мысль не просто иллюстрируется заявлениями из Манифеста Грилло, — прокладывается связь между техническими инструментами — сетевыми технологиями — и демократизацией буржуазных политических институтов, которые будут подорваны при помощи сетевых технологий:

«Онлайн-движения являются формой объединения идей, никак иначе не представленных, развитием демократии, контр-власти, при всём уважении к официальным структурам».

По мысли Грилло, важной особенностью такой сетевой организации является двунаправленный, но неиерархичный обмен информацией. Решение вырабатывается активным совещанием разных людей, где предпосылкой нахождение его является отказ от следования своему эгоизму, а некая форма солидарности начинает вырабатываться автоматически. И при этом, без потери личностью своей индивидуальности . Такое вот снятие противоречия между коллективным и индивидуальным. Возникает, правда, вопрос: в условиях роста движения, когда туда вливаются разные люди, зачастую с разной идеологической накачкой и разной идеологической направленности, не произойдет ли распад движения, или, если говорить о размытом идейном фундаменте движения — не станет ли оно просто непригодным для каких-либо действий? Грилло не соглашается с этим, он считает, что коль скоро «старый мир рухнет» — «новый мир будет пост-идеологическим«, связывая идеологии с партиями, которые доминируют сейчас в общественно-политическом пространстве Италии. Даже более того, для Грилло идеология — это та часть партийного целого, которая делает партию безответственной и неспособной решить общественные проблемы страны и общества. Идеология — политическая импотенция, в будущем мире идеологии не будет.

В общем, не зря Грилло состоял в Итальянской компартии и не зря он был популярным ТВ-комиком — знает за какие ниточки дергать, при том, что сам, по всей видимости, верит в то, что излагает.

И здесь необходимо вспомнить об «анти-политике», о которой можно говорить в отношение Грилло и его намерений: его задача, через постулирование несовместимости умирающего и провалившего все благие начинания мира политики, является вырывание гражданина из-под надзора партий и итальянских политических институтов, и создание при помощи сети — альтернативной реальности. Если быть точнее — альтернативного сообщества, которое было бы основано на демократических методах обмена информации и представления независимых от политических идеологий идей, которые бы, потенциально, стали бы контр-властью. Как бы нам не казалось это странным, но здесь Грило неявно, или, быть может, явно и осознанно, ссылается на Грамши с его идей «завоевания гегемонии» в идейной борьбе с буржуазией. А через завоевание — последующий подрыв её позиций. При помощи ТВ, СМИ, образовательной системы — этого сделать в Италии не удалось. Зато сеть, в условиях, когда для раскрутки популярного сайта или создания независимого форума, не требуется больших средств, может стать чем-то подобным. При помощи сети — можно создать натуральную альтернативу официальным СМИ, которые сейчас везде теряют доверие читателей и зрителей. Таким образом, в сети можно добиться гегемонии и идейного превосходства над буржуазией. Более того, при помощи сетевых сред, можно создать свое движение, которое будет более демократичным и более гибким, не зависящим от партий, не находящимся под их влиянием, влиянием государственных институтов и общества. Действительная контр-власть.

Еще по теме:  Российские эксперты опять облажались с прогнозом. На этот раз по Австрии

Апеллируя к власти партий над обществом, движение Грилло (с учетом его идейных посылок) не могло не придти к тому, что оно, делая упор на сеть, отстаивает ценность индивидуума и его свободы, которые в современном обществе подрываются разного рода институтами. В конечном итоге, его «анти-политика» оказывается направлена не только против национального варианта этих институтов, но даже выходит на наднациональный уровень.

«Европарламент, при помощи своих знаменитых ‘указаний’, законодательно влияет на любые аспекты наших жизней. Мы можем только терпеть его решения.»

Понять это можно, если вспомнить, что многие реформы во второй республике проводились по согласованию с ЕС, а сами директивы, отлично совмещаясь с программами разных итальянских правительств, являются неоспариваемыми и необсуждаемыми приказами. Граждане лишаются любой возможности оспорить указание, внести изменение и т.д.

Согласно Грилло, ценность Интернета в том, что он позволяет связывать граждан поверх идеологических установок партий и влияний СМИ. Именно с этой точки зрения, пожалуй, можно было бы сказать о том, что Грилло ищет преодоление отчуждения людей в буржуазном обществе, при одновременном создании больших коллективов. Эдакое создание «цифровой нации», которая в этом случае действительно получается «пост-идеологичной» и «пост-политичной». Это, как мне кажется, можно обосновать, как точку зрения Грилло, если привести его слова из Манифеста об «информированном гражданине»: «живущем в параллельном измерении, он информирован, в то время как другие дезинформированы Властью«. Отчуждение подчеркивается Грилло через апелляцию к внутреннему протесту личности, которая скована по рукам и ногам ограничениями властей, подчинивших себе всё общество. По мнение Грилло, разум человека должен быть освобожден, поскольку именно неподцензурная интеллектуальная оппозиция способна освободить запуганного властями гражданина.

Таким образом, при помощи Интернета и сетевых технологий, небюрократическая, по мысли Грилло, информативная и независимая от СМИ и партий, сетевая среда служит не только основой для политического движения, но и для проявления «внутреннего революционера«, который, фактически, присущ информированному гражданину. Погибающий старый мир уничтожается деятельностью внешней по отношению к нему среды, которая революционная с одной стороны, а с другой, может и создает новую национально-политическую общность. Профессия политика будет уничтожена, граждане будут временно, по случаю, осуществлять необходимую для общества политическую деятельность, чтобы вернуться к тому, чем они занимались до этого. Иными словами, по мысли Грилло, в будущем обществе разделения между гражданами и политическими, государственными, общественными институтами стираются.

Однако, Грилло был бы слишком прост, если бы настолько однозначно оценивал бы Интернет. Нет, в своем Манифесте он прямо говорит, что Сеть легко может оказаться противоположностью тому, что он рассматривает и более того, сама сеть не является нейтральной и даже может послужить основой создания «оруэлловского мира, где правда и ложь взаимодополняют друг друга и никто не может отличить их«. Поэтому, не Сеть сама по себе, а целенаправленное создание возможностей по свободному обмену идей и информации, можно в какой-то мере сказать — раскрепощению людей, будет служить основой радикальных преобразований.

В тоже время, для Грилло оказывается важным обозначить в своем Манифесте отрицание «общества построенного на прибыли, на подсчете ВВП«, в конечно итоге, он умудряется даже осудить «индустриальный капитализм«. После чего, он всячески осуждает «цивилизацию основанную на деньгах и потребительстве«.

Все вышесказанное укладывается в мелкобуржуазный демократизм, который присущ Грилло и его движению. Остается только добавить, что контингент Грилло — это возможная основа леворадикального движения. Правда, для того, чтобы его привлечь, левое движение должно было бы отринуть пиетет и обывательское преклонение перед буржуазной демократией. Хотя бы риторическое. Увы, этого так и не произошло. Однако, выборы в Италии ещё впереди, массы день ото дня разочаровываются все больше. Итогом может быть просто приход неофашистов к власти, как это часто было в истории, когда левые не могли, а правые не хотели.

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *