Март 2, 2017

Твиттер бог воскрес и наполнил собой вселенную

Владимир Легойда озвучивает в СМИ официальную позицию РПЦ по значимым вопросам. Это ему по должности положено, как главе синодального отдела по связям с обществом и СМИ. А раз так, значит его заявления надо воспринимать максимально серьезно.

РПЦ, как многие уже убедились, является близкой к власти структурой, чьи иерархи фактически сидят на бюджетном довольствии. С властями у РПЦ разделение труда: церковь объясняет населению, почему оно должно власть уважать, а власть раздевает население до трусов. И даже трусы снимает. Как известно, когда население невежественное, неграмотное, бедное, — которому часто просто не до того, чтобы что-то там требовать, лишь бы выжить физически, — для него религия или любая другая форма мракобесной идеологии, буржуазный национализм, расизм, государственничество является одной из немногих форм примирения с окружающей действительностью.

Что же навязывает обществу церковь через главу соответствующего отдела? Во-первых, это вывод абортов из планов ОМС. Началось все ещё несколько лет назад, когда власти приняли закон, который ужесточал требования к процедуре бесплатных абортов. Церковь, конечно же, порадовалась за власть и общество, но в тоже время осталась недовольна — аборты не были выведены из ОМС, для многих категорий женщин они были бесплатны. И церковь стала бороться за то, чтобы аборты были выведены — стали платными.

зародыши

Информационная атака на РПЦ

Для обоснования церковь уже не первый год заявляет о том, что аборты узаконивают убийство. То же самое говорит и нынешний ее представитель. С этой точки зрения, если бы не аборты — люди бы ценили жизнь. Да неужели? До 1920 года аборта как массового явления на территории России просто не существовало. Аборты были введены большевиками. Возникает вопрос: до коммунистов и возникновения СССР никого не убивали? Помещики не пороли массово своих крестьян, самодержавная власть не казнила участников любых крестьянских и городских восстаний? Православная церковь не сжигала (да, да, пораньше Гитлера и нацистов) книги, которые считала покушением на свою духовную монополию? Власти не ссылали за свободомыслие, не преследовали за переход из православной веры в другую — на территории самодержавной Империи не было веротерпимости от слова совсем. Складывается ощущение, что церковники либо сами резко поглупели, либо все общество считают состоящим из идиотов.

Ладно, СССР не РФ, что у нас сейчас с абортами и жестокостью? А все с ними хорошо. Российское общество — жестокое общество. Российские власти сокращают все социальные расходы (медицина, образование, пока еще временный отказ от индексации пенсии), усиливая военные расходы (выше 4% ВВП), часть из них скрывая (защищенные статьи бюджета), усиливая полицейские расходы (образование той же российской Нацгвардии), при этом тратят немалые деньги на средства пропаганды — надо же граждан «охранять» от самих себя. А не то еще какую попытку Революции устроят, а на них у нас лимит исчерпан, как говорил кремлевский коммунист Зюганов. Вот спрашивается, кого абортировали, когда принималось решение о создании российской Нацгвардии, одной из задач которой  является подавление протестных выступлений? А когда для нужд Нацгвардии закупались гранатометы и реактивные огнеметы, кто решился на аборт?

Еще по теме:  "Силы добра" в действии: в Никарагуа священник сжег женщину, изгоняя бесов

Церковь проталкивает идеологическую чушь. Однако в нее легко поверить, ведь одно дело признать, что вся окружающая действительность жестока, потому что капитализм жесток — не может строй, в котором узкое меньшинство присваивает себе результат труда большинства, не держаться на карательном аппарате. А там, где он, там и жестокость, и оправдание этой жестокости, и восхваление ее, поскольку не для себя же стараются, а стабильности ради. А кому из тех, кого окучивает церковь, хочется в очередной раз очутиться в аналоге российских 1990-х, когда сверхсмертность (болезни, голод, преступность, несколько гражданских войн) выкосила 8-10 миллионов человек, если не больше? Или в аналоге современной Украины?

Страх перед материальными лишениями способствует тому, что люди соглашаются «пожертвовать малым», чтобы не потерять все. И в этот момент они теряют все — сдача перед классовыми противниками в малом приводит к тому, что они давят безостановочно, пока не получат все — послушное, забитое, дешевое население, которое максимально способствует росту их прибылей. В числе противников и церковь, как институт, который покрывает экономические и политические действия властей, которые увеличивают бедность, а не наоборот.

А раз люди теряют уверенность в завтрашнем дне, их надо накормить увеличенной дозой пропаганды. Аборты уже не просто сравниваются с чем-то аморальным, нет — аборты возводятся к революционным временам, а их введение обуславливается мифическим пренебрежением тогдашних коммунистов к женщинам, стремлением превратить их в индустриальный придаток, покушением на детей — последние, мол, мешали превращению женщин в работниц и индустриализации.

Да, конечно же, это все откровенная ложь, а борцун в рясе за «простое бабье счастье» лихо обходит вопрос, почему же женщины предпочитали тогда убежать в город, только бы не умереть в 30 лет, ишача как проклятая на деревенском поле, работая станком по воспроизводству быстро помирающих детей?

Кто был жесток? Революция, которая быстро восстановила численность населения, при этом впервые поставив законодательно и экономически женщину вровень с мужчиной, сделав ее человеком, а не животным второго сорта? Или любители довести женщину до этого состояния, прикрываясь разговорами о том, что это ей же будет полезно? Вопрос риторический: церковь у нас думает о человеческих душах, по пятьсот на монастырь будет в самый раз.

Легойда (справа) с президентом Всемирного Конгресса Семей Брайаном Брауном

Легойда (справа) с президентом Всемирного Конгресса Семей Брайаном Брауном

Однако самое жуткое может быть еще впереди. Господин Легойда прямо заявил о необходимости поддержки семьи церковью. В частности, приводя это как положительный пример, он рассказал о том, что церковь помогает матерям, строит центры помощи малоимущим и прочее. Опасность заключается в том, что российское государство, которое доказало, что оно любит сбросить на частных подрядчиков оправление своих функций, может придти к выводу о том, что дешевле будет оказывать социальную помощь бедным и малоимущим не напрямую через бюджет, а распределяя денежные средства через систему госзакупок среди всевозможных фондов. Формально, вообще говоря, оно уже такое решение приняло. Достаточно вспомнить, как ВИЧ-диссидентка (те, кто отрицает заболевание и необходимость его лечения) и сторонница расистской антинаучной теории о телегонии стала детским омбудсменом. Попадья стала заботиться о детях. Меньше детей убивать не стали, зато через ее фонд были проведены сотни миллионов рублей. И разве ее фонд один такой? А если будет принято решение, что церковь и связанные с ней фонды являются лучшими гарантиями для «лечения социальных недугов» капитализма? Где гарантия, что бедные и малоимущие, нуждающиеся в помощи не попадут в руки таким вот попадьям? Да никакой. Буржуазное государство — враг, но для воздействия на него есть ряд инструментов, которые пока еще действуют: от итальянской забастовки и до жалоб в прокуратуру и депутатам. А что вы будете делать с православным фондом? Пыль глотать в судах?

Еще по теме:  Итальянская аполитичность и ренегатство коммунистической интеллигенции

Стоит отметить не только лицемерность многочисленных заявлений господина Легойды, но и его уверенность в том, что эмбрион — это уже человек. Обсуждать тут нечего, странно что господин Легойда не борется за отдельные сперматозоиды и яйцеклетки. Почему церковь еще не трубит на каждом углу об аморальности онанизма (да, Библия осуждает это самым жестким образом) и о том, что он приводит к насаждению культа жестокости? Впрочем, все у церкви еще впереди.

Дело в том, что глава синодального отдела имеет очень теплые отношения с американскими ультраправыми христианскими фундаменталистами. И понятное дело, что это не идет вразрез с установками церковных верхов. Так же, как и поздравления американским коллегам — правым консерваторам, которые втащили в тамошний Конгресс закон, делающий аборты платными. Тут, как на ладони, видно, что разницы в позициях у российских церковников и их заокеанских аналогов просто нет.

США во всем, что касается прав женщин, — страна правая и консервативная. Аборты были полностью легализованы на федеральном уровне (в некоторых штатах они были разрешены и до этого) в 1973 году. Сейчас в стране разворачивается очередной виток борьбы по отмене этого решения Верховного Суда. Отмена бесплатного покрытия медстраховкой этой операции, отмена налоговых льгот предприятиям, которые соглашаются предоставить своим работницам такого рода страховку — все это лежит в плоскости делегализации абортов и репродуктивной помощи женщинам. И РПЦ ориентируется на эти «достижения». Чего при этом не говорит РПЦ так это того, что искусственно подогреваемая христианскими церквями США истерия в отношении абортов привела к разгулу настоящего христианского терроризма, когда взрывались или поджигались клиники, где осуществлялись аборты, а врачей преследовали, пытались убить, и не раз это удавалось.

Коммунистов часто обвиняют в том, что они стремятся развязать войну, но на поверку оказывается другое — против нас, против рабочих, против женщин и не только их, уже давно идет война. Убивают, взрывают, лгут — реакционный интернационал (а мы видим, что он прямо выражается в связях между РПЦ и ультраправыми христианами США) использует любой метод, любую возможность. Ситуация может оказаться еще хуже, если они смогут привести своих людей на самый верх или же им доверят нечто большее, чем просто поддерживать власти с церковного амвона.

Tagged with:    

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *