Январь 22, 2017

Умеренные

Современные «революции» приводят к отвратительным последствиям. Они и не являются революциями, как таковыми – т. е., сменой общественной формации, а выступают в лучшем случае лишь бессмысленной тратой ресурсов. (В том числе и человеческих.) В лучшем – потому, что в худшем случае мы получаем социум, на порядок более простой, нежели тот, что был «до». Пример «арабской весны» у нас перед глазами.

В качестве попытки разрешить указанное противоречие – т. е., объяснить потрясающую неспособность современных революционных движений к улучшению жизни людей при практически обязательном ухудшении ее, была создана концепция т.н. «оранжевых революций». Ее основой выступает идея о полностью искусственном характере данных изменений, создаваемых и проводимых по т. н. «методичкам Шарпа». (Хотя могут быть и другие материалы – это не важно.) Важно, что за проводимыми действиями всегда стоят некие «профессионалы», создающие по своему произволу любые возмущения и протесты. На данную тему можно говорить очень долго, однако можно упомянуть, что появление подобных теорий – вещь, крайне популярная еще со времен пресловутых «Протоколов сионских мудрецов».

И основной задачей она имеет именно «урегулирование» проблем неизбежного падения уровня жизни после революции и ее «смысла». Правда, как показывает практика, в случае реальной революции говорить о падении «уровня» уверенно можно лишь у бывших правящих классов, а «смысл» любого политического процесса состоит в реализации перспективных путей развития общества (и на «индивидуальном уровне» не существует. Но вот для «оранжадов», на первый взгляд, действительно невозможно найти объяснения случившемуся. Слишком узок круг выигравших по отношению к глобальности перемен. Как говорят по поводу последних украинских событий: «вы бы просто попросили Януковича поднять коммунальные платежи и сделать доллар за 25 гривен…». (И это еще не учитывая гражданскую войну!) Так что без привлечения Госдепа установить причины подобной «революции» кажется невозможным. Однако и отсылка ко всемогущим США в реальности мало что дает. А именно – даже это допущение не позволяет объяснить, почему же подобные события произошли именно тут и именно в это время…

Ведь непонятно, почему, раз указанный «майдан» есть плод работы Госдепа, зачем ему надо было «мурыжить» ту же Украину в течение 23 постсоветских лет, вместо того, чтобы «прооранжадить» ее с самого начала? Ведь если понимать основную «задачу» данного изменения ,как «вырывание» Украины из сферы российского влияния, то логично было бы сделать это в тот момент, когда сама Россия находилась практически на нуле, не имея сил не то, чтобы воздействовать на соседей, а даже на свое собственное существования. И в каком-нибудь 1992 году «американизировать» можно было не Украину даже, а любую российскую область – ее жители встретили бы любых «натовцев» хлебом-солью. Впрочем, если учесть «революцию» 2004 года, то ситуация становится еще изощреннее: указанный Госдеп, зачем-то, вначале привел к власти «своего» Ющенко, потом позволил ему проиграть Януковичу, а уж затем задействовал действительно «тяжелую артиллерию» в виде пресловутой «гiдностi». Что мешало ему «прогиднистить» страну с самого начала? Жалость к украинцам?

* * *

Впрочем, в реальности ситуация еще интереснее. Можно вспомнить, что реальная ставка на переворот в СССР была сделана Соединенными Штатами еще в самом начале Холодной войны. Именно тогда начало формироваться соответствующее «подполье», выстраиваться агентурная сеть и т.д. Тогда была сформирована пресловутая «доктрина Даллеса», которая, в отличие от известной цитаты из книги «Вечный зов», ориентировалась именно на националистические силы. (В интернете эта самая доктрина есть – ничего нового, традиционная методика divide et impera, не изменившаяся со времен Юлия Цезаря.) Но результат был, мягко сказать, нулевой. Страна успешно провела послевоенное восстановление, выстроила с нуля несколько ультрасовременных отраслей промышленности, вроде космической или микроэлектронной, стала лидером в военной, технической, образовательной и научной сфере. Да, кстати, пресловутых «подпольщиков» действительно «вылавливала» все это время, порой даже выяснялось, что они чем-то там действительно занимались. Но безрезультатно – никого не привлекали вонючие схроны и прочая националистическая дурь…

И вдруг все резко изменилось. Правда, изменилось немного не там и не так, как рассчитывалось заранее. И в этом смысле пресловутый Анатолий Иванов, автор «Вечного зова» и автор знаменитой фейково «Доктрины Даллеса» (впрочем, невольный), оказался намного прозорливее, нежели заокеанские мастера политических игр – «рвануло» именно там, где он предполагал. (Видимо ни американцы, не консультирующие их эмигранты реальную советскую ситуацию не представляли.) А уж затем эта «столичная зараза» расползлась по окраинам, вызвал «вторичный» всплеск национализма. Впрочем, понятное дело, что подробное рассмотрение процесса распада СССР тут не нужно – можно только отметить, что действительно массированное давление «извне» удивительным образом оказывалось бессмысленным до того времени, пока «внутри» не произошли определенные процессы. Тут можно привести аналогию с любым живым организмом, который может успешно противостоять сильнейшим ударам окружающей среды до тех пор, пока его основные жизненные функции исполняются. И напротив, будучи ослабленным, он гибнет от малейшей причины.

Еще по теме:  Марш согласных-1986

То же самое можно сказать и про социумы. Нормальная, «здоровая» социальная система потому и существует, что может успешно парировать все внешние возмущения. Собственно, это ее важнейшая задача – и поэтому любой успех «чужих» внутри социума в любом случае означает тот факт, что он (этот социум) испытывает серьезнейшие проблемы. В этом смысле, любой «оранжад» представляет собой скорее важнейший индикатор протекающего в стране кризиса, нежели свидетельствует о ведущейся подрывной работе. Таковой кризис переживал СССР 1980 годов, таковые кризисы переживали ближневосточные режимы нашего времени. А вот Китай, несмотря на огромное количество внутренних проблем, такового кризиса не переживает – и все попытки его «поджечь» (а на это США тратит немалые силы) парируются столь же успешно, как это делалось в СССР до определенного времени. Все это показывает, что полное игнорирование «внутренних» причин пресловутых «оранжадов» и сведение их исключительно к работе спецслужб, является непростительной ошибкой.

* * *

На самом деле, как уже говорилось, «оранжевые революции» возникают от тех же причин, что революции обыкновенные. А именно – они являются порождениями серьезнейшего кризиса, переживаемого обществом. По сути, тут можно говорит о классическом: «верхи не могут – низы не хотят». И если при некотором «затишье» общество в подобной ситуации может хоть как то существовать (проедая «старые запасы»), то малейшее внешнее возмущение бросает такой социум в объятия Хаоса. Т.е., приводит к лавинному разрушению внутренних подсистем. Вот тут то и проявляется указанное различие между революцией и «революцией»: если в гибнущем обществе существует некий «локус», способный развернуться в полноценную социосистему, то он способен стать зародышем нового общества. Если же его нет – то указанное «перерождение» невозможно, и вместо этого в «послереволюционное» время придется довольствоваться ухудшенным вариантом того, что было. В лучшем случае.

Таким образом, вероятность того, как будет разрешена «революционная ситуация» зависит именно от наличия/отсутствия указанного локуса. Правда, тут может показаться привлекательной конспирологическая идея о том, что некие «чужие» могут попытаться подсунуть обществу «ложный локус». Сконструированный ими для своих целей. Однако эта идея ошибочна, несмотря на кажущуюся привлекательность. А именно – для того, чтобы подсистемы гибнущего социума могли успешно «собираться» вокруг локуса, он должен быть довольно «тонко» встроенным в этот социум. Иначе говоря, он должен восприниматься «своим» — как воспринимались, скажем, большевики. Да, странным, возможно даже враждебным – но своим. Поэтому попытки, скажем, интегрировать в Россию то же масонство оказалось плачевным – масоны так и остались «игровым клубом», некоей экзотической игрой, в которую играла российская знать. Реальной силой они не стали – в отличие от, скажем, старообрядцев, в значительной мере «державших» в конце XIX века русский бизнес. А масоны… Ну, поиграют князья и помещики в «братьев», а выйдя из «клуба», вступают в более привычные иерархические и экономические отношения. В которых традиционное: «Нельзя не порадеть родному человечку» — значит на порядок больше, нежели все градусы и ложи…

Поэтому, если в обществе нет собственного локуса, то это значит, что никакого локуса нет и быть не может. А значит, ничего, кроме дальнейшего роста хаоса от подобных социумов ожидать не приходится. Даже если при этом и существует однозначная революционная ситуация – а точнее, именно если она существует, потому, что иначе никакой революции не получится, невзирая на все методички. Именно в этом и состоит «оранжевых» и «обычных» революций. Если указанного «зародыша будущего» нет, то как не крутись, будет именно «оранжад», т.е., банальный слив протеста в форме замены одной сволочи при власти на другую с затратами и жертвами. Причем, если очень не повезет – то с большими жертвами. Именно это и происходит сейчас и на Ближнем Востоке, и на территории бывшего СССР. При этом следует понимать, что все конструкты уровня запрещенного в России ИГИЛ или Правого Сектора (и прочие подобные организации) локусами не являются – что можно прекрасно наблюдать: ничем, кроме разрушения, данные «организации» заниматься не могут. Собственно, то же самое можно сказать и про всевозможные «белые и пушистые» правозащитные и либеральные структуры: они могут, конечно, представлять тысячи «программ будущего», но в реальности не способны даже противопоставить себя указанным игилам (в широком смысле слова).

* * *

И вот тут-то мы и подходим к самой фундаментальной, не побоюсь этого слова, проблеме современности. К проблеме отсутствия в нашем обществе (обществах) условий для зарождения указанных локусов. Это звучит парадоксально в своей банальности – но современные «революции» не могут стать революциями в своем истинном значении из-за нехватки революционеров! (А вовсе не из-за отсутствия революционных ситуаций, как это иногда считается.) Собственно, с этим, по сути, и связан нынешний кризис левого движения, выражающийся в непрекращающемся уже три десятилетия правом реванше, охватившем всю планету. Причем указанный кризис давно уже осознается, и огромное количество людей пытаются что-то ему противопоставить – но бесполезно. И если рассматривать современное состояние общества еще дальше, то можно отметить, что при самым парадоксальным в нем является то, что, как таковая, активность граждан в нем не сказать, чтобы являлась низкой. Скорее уж наоборот – существует достаточное количество т.н. активистов – т.е., лиц, готовых протестовать против чего угодно, от употребления натуральных мехов до дискриминации гомосексуалистов. В указанный «разряд» входят и политические требования – собственно, на том же «евромайдане» мы это прекрасно наблюдали. Да и в России подобные активисты так же не сказать, чтобы очень редки.

Еще по теме:  Российская экономика — фабрика смерти?

Да, по отношению к основной массе населения их немного – но от революционеров массовость и не требуется. До тех пор, пока указанный локус не окажется в благоприятных для него условиях, он просто физически не может быть массовым. Однако если по количеству вопрос можно считать исчерпанным, то вот с качеством дело обстоит намного сложнее. Удивительным образом переход количества в качество в данном случае не происходит – т.е., из указанной массы левых активистов никак не формируется указанный локус. Собственно, как показала ситуация с «майданом», тут левые не могут соперничать с правыми, которые, пускай не могут породить свой локус, тем не менее, формируют хоть что-то, способное к социогенезу. Точнее, не к социогенезу в полном смысле, к построению намного более примитивного общества, нежели то, что было «до» — однако левые оказываются и на подобное не способны. Кажется, единственное слово, которое подходит к современны представителям данного политического направления – безблагодатность.

Отсутствия хоть какого «мандата небес», «благодати», способной «переплавить» всю «выделяемую» ими протестную энергию во что-то более-менее структурное. Конечно, понятно, что использование данных мифологических понятий условно – на самом деле, они выступают лишь обозначением какого-то реального «недуга» (вот опять пошли метафоры), поразившего еще недавних хозяев ситуации.
Т.е., можно сказать, что в последние десятилетия левые смогли утерять некое качество, которое ранее позволяло им становиться «ядром» некоего народного движения, а его отсутствие теперь обрекает их на жалкое прозябание среди немногих себе подобных. (Количество, достаточное для «революционной затравки», является недостаточным для настоящей политической силы.) Причем, наиболее сильно подобная потеря коснулась именно коммунистов, т.е. наиболее радикальных представителей левого спектра, и, что самое обидное – наиболее пригодных для создания указанного локуса. Именно в этом, а вовсе не в гипотетическом «отвращении масс к коммунизму», возникшему, якобы из-за «неудачи советского эксперимента», и лежит корень нынешней «правой болезни», охватившей мир. И именно поэтому ее преодоление является жизненно необходимым – поскольку понятно, что альтернативой этому является неизбежное «упрощение», погружение в прошлое, вплоть до того, что нам предлагает условный ИГИЛ. запрещенный в РФ, но от этого абсолютно не страдающий.

anlazz

Tagged with:    

About the author /


Related Articles

Комментарии (2)

  1. Hosting

    Исследователи революционного движения насчитывают пять общих элементов, которые считаются необходимыми. Отчего способность выплачивать зарплату чиновникам и военным уменьшается, что приводит к росту недовольств и волнений.

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *