Декабрь 2, 2016

Вопрос привлечения этнорасовых меньшинств на свою сторону стоял очень остро во время предвыборной гонки 2016 года. При этом, ставки постоянно повышалась. Клинтон выпустила видео, в котором сторонники Трампа из числа Куклуксклановцев заявляют, что он верит в то, во что они верят. Её Твиттер был переполнен атаками на его «компанию предубеждений и паранойи». Со своей стороны, Трамп не оставался в долгу и во время одного из своих митингов в штате Миссисипи заявил, что Клинтон «рассматривает цветных только в качестве электората, а не как живых людей, заслуживающих лучшего будущего».

Впрочем, нас интересует не прошедшие словесные баталии между кандидатами, а более приземленный вопрос — в современной американской политической системе представляет ли какая-нибудь партия политические интересы черных американцев, как специфической группы, или же нет? Или их голоса просто улавливаются одной из партий, игнорируясь другой? Вопросы, на которые пытается ответить статья ресурса FiveThirtyEight.

В 1999 году, в книге «Нелегкий альянс: раса и партийная конкуренция в Америке» ученый из Принстона, Пол Фример, обосновывал следующие два положения:
— политики фокусируются на борьба за голоса колеблющихся избирателей-белых;
— структура двупартийной системы такова, что она не предпринимает никаких политических маневров, касающиеся черных избирателей, так как они сверхлояльны одной партии.

Согласно Фримеру, избиратели, конечно же, имеют влияние, но только в тех штатах и среди тех слоёв, которых надо перетянуть на свою сторону. Современные политики, и компания Трампа это хорошо показала, часто сосредотачиваясь свои усилия на «умеренных, аполитичных белых в ‘средней америке’ — называйте их мамы детей-футболистов или NASCAR-папани«. Например, Билл Клинтон был мастер сигнализировать, что он берет во внимание интересы и беспокойство белых избирателей.

Перейдем теперь к черному избирателю. Действительно, он массово голосует за демократов, хотя в его среде уже идет сильное расслоение и часть новой черной буржуазии довольно положительно оценивает Трампа, а молодежь — Сандерса. Тем не менее, 90% черных в очередной раз проголосовали за демпретендента на пост президента страны.

Определить, как хорошо представлены интересы черных, довольно сложно. В книге Фример анализировал разные компании, анализируя, в первую очередь, где всплывала политическая повестка, сформулированная Черным кокусом Конгресса (двупартийная группа). Новое исследование, «50 лет закону о праве голосовать: представление расового вопроса в политике«, обозревает как часто правительственные действия (в данном случае, траты) соответствуют политике предпочтения избирателей (базируется все на данных опросов, проведенных с 1972-2010 годы). И чтобы вы думали? «Голоса черных представлены меньше других». Другое современное исследование показывает, что современные президентские компании в гораздо меньшей степени делают прямые заявления о ликвидации расовых проблем, чем в 1970-е и 1980-е годы.

Еще по теме:  Билл О'Райли как кривое зеркало российской госпропаганды

Тут можно указать на тех же Демократов, которые приходили к власти частью благодаря голосам черных, но которые часто проводили негативную политику, которая прямо касалась афроамериканцев. Билл Клинтон. Да, тот самый Билл Клинтон. Его законы, касающиеся социальной помощи бедным и уголовные, наносили ущерб в первую очередь бедным черным. Обама получал отпор своей деятельности у Черного кокуса Конгресса (что-то стали понимать?), хотя, во время второго срока, отношения потеплели.

В отчете «Политическая беспомощность» Школы права Чикагского университета показывалось, что поддержка черными тех или иных законов в Конгрессе, снижала вероятность его прохождения. При увеличении поддержки черными законопроекта, вероятность его принятия падала до 30%, а вот белыми — увеличивалась до 60% (в обоих случаях, речь идет о 100% поддержке).

Вообще, интересно поведение Трампа, который во время компании посетил черную церковь. Это не означало, что именно в этом случае его пропагандистские усилия будут смотреться выигрышно. Тем не менее, как говорил Марк Мориал, глава Национальной городской лиги (National Urban League), приглашения рассылаемые в Белый Дом для посещения ежегодной встречи с организацией (а она очень влиятельна внутри афроамериканского сообщества), начиная с 2008 года, постоянно отклонились республиканцами. А тут, главный номинант посетил.

Фример утверждает, что подход афроамериканцев во время голосования — «с паршивой овцы, хоть шерсти клок». ДемПартия делает хотя бы что-то для них, республиканцы не делают ничего. Эта готовность довольствоваться малым привела к тому, что с одной стороны демократы ничего не тратят на то, чтобы завоевать их голоса, а с другой стороны, их голоса маргинализируются — все равно же, они проголосуют за ДемПартию, деваться им некуда.

Интересно, что Фример сравнивает позиции двух этнорасовых групп, которые массово голосуют за демократов. Евреи в массе своей — демократический избиратель. Тем не менее, они не игнорируются обеими партиями, которые делают сильные заявления в их пользу, говорят о традиционном подходе в виде защиты Израиля, всячески пытаясь поймать голоса избирателей-евреев, которые могут в случае чего — попытаться перейти на другую сторону. Не смотря на то, что их меньше, чем черных избирателей, их голоса могут повлиять на итоговую расстановку в ряде штатов и, в отличие от черных, они могут попытаться и изменить свои предпочтения.

Интересно отметить, что ряд исследователей, например Тодд Шоу из Университета Южной Каролины, уверены были, что Трамп укрепил «нативистскую линию» внутри Республиканской партии. Это означает, что после своей победы на выборах, теже демократы могут сосредоточиться на отвоевывании колеблющихся белых избирателей, вообще позабыв об этнорасовых меньшинствах — черных или латиносов. Только в случае проигрыша демократам, тот же Шоу предсказывал резкий разворот республиканцев в сторону меньшинств, чтобы попытаться раздробить поддержку демократов среди них.

Еще по теме:  Клинтон и латиноамериканцы: неудачное сотрудничество

Судя по риторике и завываниям ряда СМИ, пока ещё выигрывает первое предположение. Демократы рвут на себе волосы, пытаясь понять, почему же они упустили белого избирателя в колеблющихся штатах.

Но были и мнения. Дерэй Маккессон, который неудачно пытался избираться на пост мэра г.Балтимор при помощи движения Black Lives Matter, заявил автору статьи, что он сомневается, что «пост-трамповские республиканцы предпримут серьёзные философские подвижки в своих убеждениях и подходах«. Он был уверен, что изменения придут, скорее, с местного уровня, и только в том случае, если избиратели демократов заставят их отчитываться перед собой. Цитированный выше Мориал выделил компанию Джеба Буша, которая апеллировала ко всему спектру избирателей. Пусть она и была неудачной из-за отсутствия поддержки мультирасового подхода со стороны массы рядовых республиканцев, но возможно за ней будущее.

Дженнифер Корн, замполитического директора и национальный директор Испаноязычных инициатив при Республикаснком национальном комитете, заявила, что после провала на выборах 2012 года, республиканцы пытаются активно заполучить голоса этнорасовых меньшинств, в частности латиноамериканцев.

«Мы начали нанимать в свой аппарат большое количество представителей этнорасовых меньшинств во время выборов в Сенат, Конгресс и губернаторов там, где в населении была большая доля афроамериканцев, испаноязычных и азиатов».

Мориал, вспоминая о том, как он был мэром Нового Орлеана, говорит, что когда он избирался в первый раз в 1994 году, то выиграл не более 10% голосов белых, зато во второй раз — около 43%. В чем-то схожая ситуация была и с Джесси Джексоном, который с каждой компанией завоевывали всё больше и больше голосов белых.

Проблема тут пожалуй в том, что с одной стороны мало какой политик рискнет в США пренебречь голосами белого большинства. С другой стороны, черные настолько «политически неприхотливы», что о них, в буквальном смысле слова вытирают ноги. Как ни странно, но Трамп в чем-то был прав — демократы рассматривают черного избирателя, как лишний бюллетень в урне, поданный в из пользу, ровно также на это дело смотрит и Трамп — белый рабочий, это дополнительный голос. Хотя масса черных, проголосовавших за Клинтон — это рабочие, как и масса белых рабочих, проголосовавших за Трампа, сильной партии и политиков, которые бы отстаивали их совместные интересы как класса — нет.

Правда, пока черные не научатся сами отстаивать свои интересы, а они у них есть, ничего подобного точно не будет.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *