Ноябрь 28, 2016

Результаты выборов в США были ошеломительными для членов ДемПартии. Проигрыш их кандидата поставил два традиционных вопроса: как такое стало возможным и что делать дальше? В соответствие с тем, как разные фракции Демократов отвечали на эти вопросы, можно выделить два условных направления: «психологическое» и «экономическое».

Анализ послевыборных данных показал, что Республиканская электоральная база сохранилась и даже несколько расширилась, Трамп выступил в целом успешнее Ромни. В отличие от него, у демократов дела шли хуже и Клинтон существенно не добрала до последних обамовских показателей. Поскольку сама компания велась чрезвычайно яростно и уже прозвана «самой поляризующей», сторонники «психологического» подхода видят в первую очередь изменения, которые затрагивают форму подачи политической информации и ведения пропагандистско-агитационной программы.

В этом случае мы видим многочисленные статьи в ведущих СМИ и электронных ресурсах, где нам всем рассказывают о проблемах фильтров в Facebook; о проблемах усвояемости молодежью рекламных сообщений, фейковых новостей и редакционных колонок; о проблемах доверия к большим СМИ вообще. Уже появляются списки сайтов «фейковых новостей», которые должны быть чуть ли не изолированы от пользователей, для их же блага. Все эти изменения шли давно и лежали на поверхности. Давно известно, что большие медиа в США пользуются меньшим доверием, чем «независимые» СМИ. Известно, что изменилась сама подача материала в СМИ, где теперь больший упор делается на сенсационность информации и её таблоидную подачу.

Аналогичным образом, всем известно о том, какую колоссальную роль сейчас играют социальные сети в деле распространения информации. Редко какой ресурс обходится без групп в соцсетях, редко какой ресурс не зависит в той или иной мере от социальных сетей. Просто в эти выборы, воздействия нескольких тенденций сложились и это возымело свой кумулятивный эффект. В соответствии с этим, победила на выборах та сторона, которая активно использовала новые технологии пропаганды. В данном случае, это был Трамп, которые в несколько раз больше средств поставил на электронные медиа.

Лагерю условных «психологов» остается в данном случае только разводит руками и говорить о необходимости ответственности СМИ, любых, перед подаваемой ими информацией (как будто эту ответственность на себя всегда брали большие СМИ) и о провокациях, демагогии и риторике ненависти, которая велась преимущественно одной стороной, Трамп, против другой, Клинтон. Отсюда довольно легко вывести то непротиворечивое положение, что, скажем, белые рабочие, которые голосовали с определенным преимуществом за Трампа, вели себя глупо и иррационально. Ведь именно Демократы сделали в своё время всё, чтобы улучшить положение белых рабочих, чтобы расширить для них социальную медицинскую страховку, чтобы у них появилась возможность прожить на социальное пособие, а их дети могли пойти в нормальную школу, откуда потом можно поступить в колледж, а там и до «пришел в итоге к успеху» не так уж и далеко. Тем не менее, многие белые рабочие голосовали против своих материальных интересов.

Такая точка зрения прочно утвердилась среди демократов-центристов и сторонников Клинтон в ДемПартии. Такую позицию озвучил и известный нобелевский лауреат Пол Кругман в NYT.

В отличие от тех, кто поражение Клинтон объясняет только особенностями компании Трампа, Кругман частично задевает и экономический аспект проблемного голосования белых рабочих, но вывод остается тот же — странные люди голосовали против своих интересов.

Разве они не понимали, что угольная промышленность просто не восстановима? Занятость в ней достигла пика в 1979 года, а после, новые технологии добычи угля, которые требовали меньшего количества шахтеров, а также дешевая конкуренция с Китаем и Мексикой, уполовинили численность занятых на шахтах уже к 2007 году. Кругман при этом упоминает, что, хотя, тут есть влияние торговли, численность рабочих резко сокращалась и при Рейгане, так что свалить все на неё не удасться. Риторический вопрос, «как можно голосовать за человека, который не сможет вернуть эти места, но урежет социальную помощь», разрешается просто — это была злость и определенного рода сантименты, неразумные и глупые, которые двигали рабочими, голосовавших за Трампа.

Еще по теме:  Нелегалы в США: роста нет, влияние на экономику - преувеличено

В итоге, у нобелевского лауреата получается умная Клинтон, её потрясающий штаб, их гнусные противники и глупые, если не тупые, белые рабочие. Вот и что с них взять?

В противоположность этому лагерю, которые не желает ничего принципиально менять и сваливает ответственность за своё поражение на происки ФБР, нечистоплотной рекламы противника, вмешательство русских хакеров и прочее, «экономисты» склонны рассматривать поражение как закономерный итог деятельности демократов, которые, на самом деле, пренебрегли интересами рабочего класса и более того, увлекались «политикой идентичности». В отличие от «психологов», они делают упор на экономической стороне вопроса, рассматривая изменения идеологических предпочтений белых рабочих и рабочих вообще, как следствие их экономического, материального состояния.

Один из вариантов такого подхода к делу приводится в статье с ресурса FAIR. Статья хороша тем, что оппонирует Кругману, поэтому появляется возможность увидеть на чем делается упор.

В первую очередь, хорошо видно, что подход к СМИ и форме подаче информации там носит технический характер: важно, что озвучивать, что пропагандировать.

В противовес Кругману, который утверждает, что не важно какова экономическая политика кандидата, главное — это что будет подаваться в медиа, оппоненты приводят расчеты исследователя из Калифорнийского Университета UCLA, который анализировал рекламу кандидатов. Как выясняется, 34% времени рекламы Трампа были посвящены экономическим вопросам. Тут даже не важно, как он их подавал, дело в том, что на их фоне вопросы, связанные со строительством стены с Мексикой или запрета миграции, смотрелись довольно блекло. Зато Клинтон с трудом натянула экономические вопросы на 9% эфирного времени. При этом, в отличие от самого Трампа, компания Клинтон была в большей степени анти-Трамповской, а вот он эту работу поручил электронным медиа, которые имели больший эффект.

В отличие от Кругмана, который упоминает с пиететом страховую медицину, его противники вспоминают, что из-за ряда проблем с ней, те из рабочих, кто оказался втянут в схемы обамакейр, вынуждены теперь выплачивать большие средства по страховке. Итогом стал перевес в 10% в пользу противников системы. И это, результат деятельности демократов, в результате которой даже хорошее начинание оказалось жертвой неуемных аппетитов менеджеров и страховых компаний.

Однако, все это по мысли противников Кругмана, является следствием более широкой и пессимистичной картины более чем 40-летней стагнации и сокращений доходов среднего домохозяйства. Быстрый рост неравенства, начиная с 1960-х годов, сопровождается централизацией и концентрации капитала, а значит и власти, в руках узкой олигархии. На данный момент, совокупный доход 0,1% верхушки равен доходу 90% остального населения страны. Население страны давно заметило эту тенденцию, другое дело, что выход из неё многими рабочими в депрессивных регионах страны был найден в виде роста алкоголизма и наркомании, а как следствие и смертности.

screen-shot-2016-11-26-at-11-27-02-pm

Обращаясь к электоральной статистике, оппоненты Кругмана замечают, что основой успеха стало усиление позиций Трампа среди белых без высшего образования, афроамериканцев, латиноамериканцев и азиатов. Кроме последних, все оставшиеся относятся в массе своей к низкодоходным группам населения, в основном — к рабочим. И это при том, что со стороны Трампа постоянно звучала ультраправая риторика, которая находила полное одобрение у американских неофашистов и расистов. Однако, дело было вот в чем. Согласно Кристиану Паренти, который изучал речи Трампа,

«Его речи мало напоминали сообщения о них в мейнстримной прессе. Трамп не столько говорил о стене, миграционных запретах и депортация. По факту, он мало тратил на это время… у трамповских речей был ясный посыл: над обычными людьми слишком долго издевались и он положит этому конец.»

Оппоненты, по правде говоря, не устанавливают точно, это ли привело к тому, что так много рабочих перебежали на сторону Трампа. Или отсутствие экономики в речах Клинтон привело к тому, что многие рабочие, которые бы проголосовали за демократов остались дома. Одно ясно — слишком большой сдвиг в электоральной базе полностью глушит анализ Кругмана, у которого рабочие движимы только иррациональными причинами.

Еще по теме:  Обзор #3. А-бомбы у Трампа, поэтому демократы думают, что он сумасшедший. Впрочем — республиканцам это не поможет

В результате, оппоненты Кругмана напоминают о том, что в начале 2016 года в NYT была опубликована статья, в которой описывалась коалиция (идеология) «клинтонизма»: соединение экономических интересов зажиточной и богатой белой верхушки с социальными и культурными интересами этнорасовых меньшинств и меньшинств вообще. Оппоненты Кругмана не делают тут следующего шага, хотя и открыто заявляют, что такая позиция является сознательным выбором демократических политиков в Вашингтоне (об этом есть отдельная книга), но мы можем им в этом помочь.

Как и в случае с республиканцами, здесь речь идет о создании буржуазной клиентелы, которая покупается социальной помощью и облегченной культурной политикой. В случае республиканцев, культурная политика направлена на отстаивание «традиционных ценностей», а социальная — на поддержку уязвимых и наиболее бедных слоев среди белого населения. В обоих случаях мы имеем разделение и фрагментацию рабочего класса, где каждая часть присваивается «своей» буржуазной партией.

При этом, ситуация заключается в том, что в изменении экономического положения и защите своих гражданских прав, нуждаются не только цветные, как это говорится у «экономистов», но и сами же белые рабочие, которые, как и любые бедные в США, оказываются абсолютно беззащитны перед действиями американской государственной системы.

Вывод «экономистов» в том, что только солидарность в действиях рабочего класса, с одной стороны, и противодействие ультраправым с другой — является залогом успешных политических действий.

Думается, тут нет нужды уточнять, что их позиции наиболее близки позициям Сандерса, хотя и идут несколько дальше (Сандерс не сразу решил обратиться к теме защиты гражданских прав этнорасовых меньшинств, что в какой-то мере и подвело его во время праймериз).

В тоже время, у обеих сторон отсутствует понимание того, что в рамках современной американской политико-экономической системы, проблемы рабочего класса просто не разрешимы. Действительно, роботизации и автоматизация будет постепенно выбрасывать все большее число людей на улицу и в другие отрасли, централизация и концентрация капитала будет все больше увеличиваться, что вместе с увеличением доли влияния на экономику отдельных представителей крупнейшей буржуазии, будет означать резкое усиление отдельных политических центров. Вся система будет постепенно склоняться в сторону единоличной диктатуры с возможным фасадом в виде буржуазной демократии.

Рано или поздно, но перед сторонами встанет вопрос о революции, как единственного выхода. Интересно, способны ли они будут его хотя бы задать?

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *