Ноябрь 4, 2016

w704

Буржуазная политика — дело затратное. На свои избирательные компании — две в сенат Нью-Йорка, две президентские — Клинтон собрала 750 миллионов долларов. И это только на данный момент, ещё и с учетом того, что сенатские обошлись существенно дешевле нынешней, а предыдущую президентскую она прервала на полуслове, войдя в соглашение с Обамой. А сколько было потрачено из фондов близких к кандидату? Сколько доброхотов сами, без ансамбля, потратили кучу средств, времени, чтобы агитировать за «своего кандидата»?

Сотни миллионов долларов, а может быть и миллиарды, если считать по совокупности.

Кто давал Клинтон деньги? Только в нынешнюю компанию и только от корпораций Клинтон получила 41 миллион долларов в свой избирательный фонд. Это составляет пятую часть от общего объёма собранных средств. Так же многие средства поступали в результате личных пожертвований: это не только рядовые граждане, которые решили выстрелить себе в голову и поддержать ставленника крупного капитала, это и сами представители крупного капитала, которые прямо, а не через фирмы, отстегивали в клинтоновский фонд десятки и сотни тысяч долларов пожертвований.

Поэтому, прямые цифры отчислений от банков, финансовых учреждений, Фонда братьев Кох и прочих мегаломаньяков финансового капитала не передают реальную зависимость кандидата.

Тем более, что сам кандидат — не лыком шит и принадлежит к ядру американской буржуазии. Как Клинон и её муж туда попали — нас не интересует. Достаточно того, что Билл Клинтон приезжал в Москву и за свои лекции получал сотни тысяч долларов. Или саудовские принцы отчисляли пожертвования в Фонд Клинтонов, или — не важно. Важно то, что миллиардеры жертвуют миллионерам, чтобы они представляли их интересы на государственном уровне.

При этом, насколько противоречиво выглядит деятельность этих «представителей», представителей финансового капитала особо не интересует. Ну встречалась Клинтон, когда была Госсекретарем, с 85 представителями иностранных государств во внерабочее время. Ну и что? Это только AP, контора известная, но как и любая журналистская, грешащая заработком средств на сенсации, подняла крик. Ну подхватили крик республиканцы и Трамп, ну и что? Как будто бы финансовые круги не знали ничего. Ага, как делить с Клинтон бюджет и распределять сотни миллиардов, даже триллионы долларов, так все всё знают, а как какие борцы с бедностью в Бангладешь попадаются на её пути — так угроза национальной безопасности. Не смешите, банк Голдман Сакс — это и есть национальная безопасность США, и именно с этим банком она занималась проблемой нацбезопасности — бюджет пилила.

То есть, никакой автор микрокредитования, этой ростовщической ловушки для нищего населения Индостана, благодаря которой крупнейшие финансовые монополии через свои филиалы в странах субконтинента выкачали миллиарды, власти этих монополий не угрожают. Поэтому, болеющим «клинтонизмом/трампизмом головного мозга» американским «левым», или какая кость у них заменяет этот орган млекопитающих, хочется пожелать успокоиться.

Не надо доказывать, что Клинтон «не угрожала нацбезопасности» и была патриоткой своего капитала — это лишнее, это уже давно всем вменяемым людям известно, не стоит представать ещё более невменяемыми пособниками своего финансового капитала.

Давайте лучше взглянем на то, как финансовый капитал менял политическую реальность США. Как он воздействовал на политику, особенно на низовом уровне. И не задал ли он себе простой вопрос: зачем мне подкупать партийную бюрократию, которая может повести себя, скотина такая, слишком независимо, если я могу заиметь своего собственного кандидата, который и не пикнет против меня?

Просто подумайте — зачем крупнейшим капиталистам США подкупать политических попугаев, если они могут сами сделать своих? Напрямую.

Вот такой пример. Арт Поп, владелец частной торговой компании-конгломерата (сотни магазинов по всему Югу), продавил через Северокаролинский Семейный совет, право-клерикалистскую организацию, закон «о ванных комнатах». Суть закона такая: доступ в общественные уборные должны получать только граждане с «прирожденным полом», трансгендерам туда путь заказан. Ну и началось.

Однако, как выясняется, Поп был не первый, явно не последний, кто совмещал экономические возможности (один из крупнейших капиталистов штата Северная Каролина), политические (он нынешний МинФинансов при нынешнем губернаторе Маккрори) и «филантропию». Он не только крупный донатор в этот самый Семейный совет, у него ещё в кармане собственный институт, John Locke Foundation, его ответвление, John William Pope Center for Higher Education Policy, заодно он член попечительского совета Северокаролинского Университета в Чейпел Хилл. А кроме того, у него есть свой собственный Фонд, John William Pope Foundation. В общем-то, все хорошо, у человека явно всё на мази и всё схвачено. Совмещение всех этих направлений, сделало Попа одним из самых влиятельных людей в штате.

Еще по теме:  Всё было давно решено: как крупная буржуазия вербовала "прогрессистов"

Начиная с конца 80-х годов, Поп через упомянутый Фонд активно жертвовал деньги различным консервативным и клерикальным организациям в штате. Он явно понимал, что необходимые законы проще всего продавить, организуя общественные компании и пиная снизу партийных организаторов на местах. После того, как республиканцы создали в штате однопартийное правительство (вай, какие негодяи), многие инициативы его Фонда начали немедленно претворятся в жизнь. И это не только про лиц сменивших пол, это ещё и резкое ужесточение законодательства в области голосования (что, понятное дело, ограничивает участие цветных, бедных и пожилых людей в голосовании, что играет против ДемПартии).

На другой части спектра, среди левых либералов, мы видим ровно тоже самое. Алида Рокфеллер Мессингер, одна из наследниц рокфеллеровского состояния, активно спонсирует и организует продемократические организации в Миннесоте. Вообще, в этом ей помогало то, что она когда-то была одним из попечителей Rockefeller Family Fund. А то, что она ещё и оказалась женой будущего губернатора штата — это было в высшей степени удачей, да. Случайной, так сказать. При том, что Алида — крупнейший донор общественных организаций штата. Естественно демократических, в первую очередь в сфере экологии. И, понятное дело, что как только её муж занял кресло губернатора, как он тут же провел большое количество законов, которые поддерживались его женой. Ничего личного, парни, всего лишь бизнес.

Разнообразные политические компании последних лет 10 всего лишь ярко высветили все эти тенденции.

Вот у нас миллиардер Мерсер. Крупнейший донор ультраправого клерикального политика Теда Круза. Мерсер пожертововал на его компанию 13 миллионов долларов. А вот и John Bolton PAC и его ответвление с приставкой Super. Фонды занимаются продвижением жесткой и агрессивной внешней политики, оказывая определенное воздействие и на кандидатов в президенты. А Мерсер пожертвовал в основной фонд 2,5 млн. $ . У него есть и свой фонд — Mercer Family Foundation. Фонд вкладывается в научные исследования, а также в другие фонды. Последнее — самое интересное в его деятельности. Тут вам и Фонд Наследия, и Федералист, и куча других, консервативных и неолиберальных институтов и общественных организаций, которые черпают из этого щедрого источника. Некоторые из этих институтов, как The Media Research Center, прямо нацелены на нападки на возможных политических оппонентов Мерсера, а он упоротый консервативный республиканец.

Во всём этом нет ничего необычного, кроме того, что нынешние донаторы — они гораздо богаче и влиятельней чем лет 10-20 назад.

За последние 10 лет совокупный капитал первых нескольких сотен богатейших людей США из списка Forbes – удвоился. Вот вам простой пример, капитал братьев Кох десять лет назад — 8 млрд.$, а сейчас — 80 млрд.$ За это же время капитал Майкла Блумберга увеличился в 7 раз — 35 млрд.$, Сороса — в три раза. И это явно не спишешь на инфляцию. Но самое потрясающее даже не это.

Согласно исследованию централизации капитала в США к 2015 году, 69 560 человек владеет примерно 50% ВВП США. Ещё более узкой прослойке, насчитывающей несколько сотен человек, принадлежит совокупно владеют капиталом на сумму примерно в 12-12,5% ВВП США. И, что очень важно понять, именно капитал этих «высших процентов» растет быстрее всего. Примерно на 10% в год.

Численность сверхбогатых, по уровню дохода

Численность сверхбогатых, по уровню дохода

Рост капитала, контролируемого каждым слоем сверхбогатых

Рост капитала, контролируемого каждым слоем сверхбогатых

Кризис — он где-то там.

Понятное дело, что современные американские миллиардеры стремятся участвовать в политике. К услугам полный набор: СМИ, общественные организации, научные фонды и организации. И, понятное дело, что чем больше вы вкладывается в «благотворительность», тем активнее вы продвигаете именно то, что необходимо именно вам. Причем, чем вы крупнее, тем меньше вам вообще необходимо согласовывать свои интересы с кем-либо ещё. Нет ничего нового в том, что у многих миллиардеров появились свои фонды, которые чем дальше, тем более серьёзное влияние стали оказывать на политику США. Другое дело, что теперь у миллиардеров есть и свои политические организации (все по закону), которые действуют от них напрямую.

Кстати, о законе. Есть несколько законов, регулирующих деятельность общественных организаций. Согласно самому распространенному законодательству, организации не могут совмещать в себе несколько направлений общественной деятельности. Поэтому, фонды, профсоюзы, клубы библиотекарей, студенческие братства, лоббистские организации, низовые активистские организации, лиги за реформы в определенной области и прочие проходят по «разным параграфам».

Пара примеров. Тим Гилл, как и куча других защитников прав ЛГБТ, учредил свой фонд. Фонд спонсировал кандидатов, которые продвигали соответствующую повестку. Однако, в 2006 году Гилл создал Gill Action Fund, организацию, которая напрямую спонсировала политические компании против тех или иных кандидатов, которые были против, например, гей-браков. Причем, более чем успешно. Гиллу удалось сместить трёх сенаторов в штате Нью-Йорк, которые были настроены против гей-браков. И, как мы все понимаем, это не один такой миллиардер, который создает специализированные, нацеленные на организацию политических компаний фонды/группы, есть и другие: Пол Сингер, Дениэль Лоеб, куча других, которые использовали либо уже созданные «фонды действий», либо учреждали свои.

Еще по теме:  Все идет по клану

Илай Брод, входящий в первую сотню миллиардеров, спонсировал через свой Фонд реформы в области образования, на муниципальном уровне и уровне штатов, которые заменяли бы государственные и муниципальные школы чартерными, получающими меньше дотаций, нежели государственные (обычно, фиксированное на одного ученика), не подчиняющиеся регулированию со стороны госорганизаций в области образования.

Это не считая примеров того, насколько увеличились пожертвования со стороны миллиардеров. Например, организации зеленых получают пожертвования от различных мега-доноров, например таких, как NextGen Climate, учрежденный Томом Стейером.

Но одно дело финансовая зависимость, а другое дело — «фонды действий». Вот прекрасный пример — Heritage Action for America. Фонд является ответвлением от Фонда Наследие, этого прибежища неоконов и неолибов. Чем занимается «действенное наследие»? По словам президента Фонда Наследие:

«Организация будет стремиться использовать низовой энергию, чтобы увеличить давление на членов Конгресса, чтобы они приняли политические рекомендации он Фонда Наследие.»

Противоположный фланг. Экологи из организации NRDC, одной из крупнейших в США, в ней состоит более полумиллиона человек, наваяли свой «фонд действий». Да, да, они тоже будут использовать «низовую энергию» при организации политических компаний. То бишь, прямое ответвление фонда. Фонд Demos, который занимается вопросами положения, защиты прав и прочего у цветного меньшинства, тоже создал своё движение.

Централизация и концентрация начинает набирать обороты и в области политики. Понятно же, почему традиционные фонды идут в политику — возможностей продавить решение существенно больше, чем действуя удаленно, через посредников. При этом, тут мы видим своеобразное разделение труда: фонды организуют повестку дня и готовят общественное мнение, а дальше в дело вступают, или будут вступать, их политические группа давление, которые вместе с теми же лоббистами, бьют по башке политиков. А что делать политикам? Приходится прислушиваться.

Скажем, во время политических битв вокруг иранского досье, небезызвестный AIPAC организовал свою политгруппу Citizens for a Nuclear Free Iran, заточенную именно под давление на общественность и законодателей. С другой стороны, против них действовала J Street, которая стремится мирно урегулировать палестино-израильский конфликт. Одним из тех, кто стоял за спиной группы, был Джордж Сорос.

Ровно тоже самое видно и по такому острому на данный момент вопросу, как миграционная реформа. Куча миллиардеров, например Цукерберг и Чан, вложились в группу FWD, которая была организована в 2013 году для проталкивания либеральной реформы миграционного законодательства. Ну и не они одни, конечно же. При этом, чем дальше, тем больше у американских миллиардеров соединяется политическая деятельность и благотворительность. Последняя, надо прямо сказать, изменилась и уже часто может прямо называться «политической». А новация — это организация их политических ответвлений благотворительных фондов.

Таким образом, мы видим, что современная американская политика следует за преобразованиями в экономической области. Процесс концентрации и централизации происходит и в надстроечной области. Если раньше, ещё каких-нибудь 30-40 лет назад, политическая власть, капитал, независимые фонды, экспертные институты, факультеты и университетские фонды, политический активизм и низовое общественное движения были разнесены и связь между всеми ними носила опосредованный и часто неформальный или слабо формализованный характер, то сейчас мы видим другое — отдельные представители крупнейшего капитала объединяют под собой все эти сферы, чтобы напрямую проводить свою политическую волю.

Вы только представьте себе реальный размах изменений, который мы вынуждены наблюдать — крупнейшие миллиардеры США уже начинают проталкивать административные изменения на уровне штатов (лоббирование со стороны Дрейпера разделения Калифорнии на четыре штата), чтобы удовлетворить свои собственные экономические и политические амбиции. Общественная благотворительность оказалась ещё одним, крайне выгодным, каналом политического влияния. К тому же, как сейчас выясняется, непосредственного, через свои же общественно-политические организации. Так, кстати, и до собственных карманных партий недалеко.

А что же буржуазная демократия? А она полностью вырождается при империализме — слияние экономической и прямой политической власти уже сейчас может породить непосредственную диктатуру даже не класса как такового, это-то проводит буржуазное государство, а одного человека. Одного. И возможности для этого все есть.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *