Август 18, 2016

slobodan

История меня оправдает. (Ф. Кастро)

Когда в СМИ и сетях появились сообщения о том, что Трибунал по бывшей Югославии оправдал Милошевича, я несколько удивилась. Просто процессуально дело Слободана Милошевича закрыто «в связи со смертью». Решила разобраться, в чем дело.

Ситуация прояснилась, когда я изучила решение по делу Караджича, которого, напомню, приговорили к 40 годам. Оно огромное: там и Сребреница, и анализ степени участия ряда политиков в «joint criminal venture». Более 2000 страниц. Очень интересное чтение. Со страницы 1235 по 1245-ю рассматривается роль Слободана Милошевича. И эти 10 страниц полностью перечеркивают то, что «мы знали о Милошевиче».

Краткое резюме: с 1990 года Милошевич находился в коалиции с Караджичем. Тот часто навещал его в Белграде. До начала конфликта и весь 1992 год они поддерживали тесную связь и много обсуждали ситуацию в Боснии и Герцоговине и Хорватии. Они разделяли позиции по единству Югославии, были против «учреждения исламского государства», подготовка к военным действиям и обеспечение сербов оружием.

С 1990 до конца первой половины 1991 года Милошевич и Караджич преследовали одну политическую цель: предотвращение развала Югославии и создания независимой Боснии.

Однако Трибунал установил, что Милошевич «придерживался более осторожной позиции, а также он был категорически против исключения боснийских мусульман из процесса принятия политических решений».

Уже в декабре 1991 года Караджич начал говорить о необходимости «реализации собственной политики, даже если это приведёт к разрыву с Милошевичем». В январе 1992 года, как установил Трибунал, Милошевич отказался считать Караджича «своим союзником».

В марте 1992 года Милошевич заявил на встрече с международными представителями, что если «они будут поддерживать одну из сторон, то ситуация превратится в ад». Несмотря на охлаждение отношений с Караджичем, Милошевич согласился выполнить просьбу «международных представителей» и немедленно позвонил Караджичу, «потребовав от него остыть». Он «неоднократно на протяжении войны говорил международным представителям, что он осуждает этнические чистки, которые осуществляют боснийские сербы, и что он готов делать всё, что в его силах, чтобы боснийские сербы прекратили совершение этих преступлений, но то, что «международное сообщество сатанизирует сербов, не осуждая преступления другой стороны, усугубляет конфликт».

Еще по теме:  США и НАТО врали, чтобы оправдать геноцид и разрушение Югославии

Когда международные наблюдатели сообщили Милошевичу о «вывозе боснийских мусульман», тот заявил, что он утратил какие-либо возможности «повлиять на боснийских сербов», и что «ответственность за грядущие чудовищные последствия лежит и на тех, кто поддерживал независимость Боснии».

В мае 1993 года Милошевич выразил моральную поддержку боснийским сербам, но потребовал, чтобы они согласились с предложенным планом мирного урегулирования, «чтобы предотвратить чудовищные последствия в случае продолжения войны».

15 марта 1994 года на встрече в Белграде Милошевич сказал, что «представители всех этнических групп должны быть защищены».

Международные наблюдатели того периода подчеркивают, что Милошевич «играл важную роль в убеждении боснийских сербов принять предложения, которые делались во время переговоров со стороны международного сообщества», а в неформальном общении «он грубо ругал Караджича за отказ принять план мирного урегулирования».

«Трибунал установил, что хотя изначально Милошевич разделял цели обвиняемого, но с течением времени их цели разошлись»…

22 августа 1994 года Милошевич встретился с Акаши, который пришёл к выводу, что «тот был политиком, который ответственно подходил к ситуации в целом», в то время как Караджич «был местечковым лидером, обуреваемым страстями войны». Также на той встрече Милошевич объяснил, что он отказал Караджичу в предложении о слиянии Сербии и Республики Сербской только потому, что «те должны были понять, что единственный способ выйти из войны — переговоры».

20 сентября 1994 года Милошевич официально заявил представителям боснийских сербов, что «война должна быть прекращена, и что самой страшной ошибкой боснийских сербов была их жажда «победить боснийских мусульман любой ценой». Он также заявил, что «их безумный доктор может надеяться, что Сербия подчится его воле, но этого никогда не будет».

Еще по теме:  "Единственным источником военных событий сейчас у нас являются группы в соцсетях"

В ноябре 1994 года Милошевич говорил о том, что тот факт, что желание 20% боснийских сербов контролировать 70% территории говорит только о безумии их лидеров, «которые готовы принести в жертву много людей для удовлетворения их тщеславия».

Милошевич пытался «урезонить боснийских сербов», а когда попытка провалилась, он установил блокаду их территории и прекратил все отношения с их лидерами. Так установил Трибунал.

По свидетельству международных наблюдателей, разрыв между Милошевичем и Караджичем стал полным к маю 1995 года. Определенное влияние он имел только на Младича, которого он часто критиковал, но надеялся, что «тот будет верен ему лично».

Пункт решения 3927: «В ноябре 1995 года Милошевич обратился к Совету Обороны, что лидеры сербов в Боснии — самое непреодолимое препятствие к решению проблем Боснии и Герцеговины. Милошевич подчеркнул, что сербы не имеют прав претендовать более чем на 50% территории, «потому что нет никаких оснований, чтобы нам (сербам) принадлежало больше территории. Вы не должны красть то, что по праву принадлежит другому».

Ещё раз: это — очень сжатое изложение решения Трибунала по Караджичу, которое по сути исключает Милошевича из числа обвиняемых.

Oxana Chelysheva

 

Tagged with:     , ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *