Июль 30, 2016

конформизм

Как известно, самым страшным грехом является равнодушие. А за ним стоит трусость и «моя хата с краю». Я должен сказать, что замечаю в себе и вокруг себя рост этого чувства. Формируется некое «пространство умолчания», те самые незримые границы дозволенного, о которых с дрожью и ненавистью вспоминают почётные диссиденты брежневских времён. Это то самое «мы-то с вами понимаем», когда есть некие рамки, внутри них все живут и привыкли, и рамки потихонечку сужаются, но мееедленно…

Бывает, что к нам на работу приходят активные товарищи, которые пытаются сагитировать нас как мозговой центр при властях поднять флаг какой-нибудь принцпиальной борьбы. Например начать поход за радикальное улучшение системы статистики, потому что все понимают, что она ни в какие ворота.

Отношение к таким товарищам однозначное: «Что вы фигню какую-то несёте? Давайте лучше дело обсудим».
Фигня — это большой вопрос, который мешает всем жить достаточно давно, чтобы стать привычным.
Дело — это маленький вопрос, на который надо что-то ответить до завтра или до вчера, поэтому он срочный и горит.
А большой — не срочный и не горит, потому что он столь большой, что его за день не решить, и решать надо долго и тяжело, а у нас маленький вопрос горит! А вы тут лезете.
Раздражение, которое сквозит в ответе на разумные, в общем, предложения прекраснодушных посетителей — оно именно раздражение от банальности. Будто мы сами не знаем, что у нас всё плохо и большие вопросы не решаются. Вчера не решались, сегодня не решаются и завтра не решатся. Чего воздух сотрясать-то? А маленький, маленький вопросик — на него надо было ещё вчера хоть что-то ответить.

В итоге нерешаемые за один вечер вопросы даже перестают обсуждать.

Помню, несколько лет назад по интернету ходил алармистский текст о том, как жидорептилоиды внедряют нам чуждые ценности. Там было несколько стадий, и на первых стадиях какие-то отвратительные вещи нужно было начать обсуждать якобы просто из академического интереса. К примеру, затевается исключительно отвлечённая дискуссия о том, к каким последствиям будет приводить каннибальская диета. Ну там белковый обмен нарушится, солевой баланс…
А потом глядишь — и идеи каннибализма уже вполне обсуждаются, а потом и до легализации недалеко…

Еще по теме:  Распределение богатства в России и в мире

К сожалению, эта система работает и в обратную сторону. Если какие-то вещи перестать обсуждать, о них перестаёшь думать. Опять-таки сужу по себе. Теперь, когда я не пишу дословно о мраке в сфере нашего госуправления, соответствующие проблемы мною как-то и не додумываются. Зачем, если всё равно некому и незачем о них говорить?

И какое-то вот это пространство умолчания, пространство самоцензуры становится пугающе большим.

Я недавно читал статью Г.И. Ханина, где тот размышляет о возможности новой социалистической революции в России, прикидывает необходимо-вынужденные шаги новой власти, пишет, что многие из них будут не популярны, что многое будет повторять двадцатые годы не потому, что новые социалисты будут тупо копировать Ленина-Сталина, а потому что столкнутся с теми же проблемами. И что, вообще говоря, результат непонятен совершенно, но ему просто альтернативы нет т.к. современное российское государство обнаруживает неспособность реформироваться цивилизованным способом.

И вот читаю я эту статью и думаю: «Дедушка старенький, ему всё равно». «Какой он дерзкий, однако». А потом спрашиваю себя: «Стоп, а почему дерзкий? Это, вообще говоря, работа учёного-общественника: критически оценивать общество и его перспективы». Но нет, статья Ханина — скорее исключение, чем правило.

Как-то скукожились и куда-то ушли (по крайней мере вокруг меня) разговоры о судьбах Родины. Поправьте меня, но вроде бы даже вал фантастики про «попаданцев», даже вал фанфиков на тему альтернативной истории на мой взгляд как-то пошёл на спад.

Знаете, почему важны именно научные школы? Сейчас же каждый может, живя в Пыжме, накачать по интернету книжек и обогатиться мировыми знаниями? Так? Все понимают, что не так. Если знаниями вообще не с кем поделиться, то тяга к ним быстро охладеет. Интеллектуальное одиночество — штука очень и очень суровая.

И вот я сам, на своей шкуре замечаю, как это пространство умолчания влияет на мысли.

Сейчас, к примеру, я много думаю об эффектах от общественного транспорта. О том, что будет, если, к примеру, электрички поотменять.
И тут, думаю я, есть два варианта: люди теряют возможность ездить на работу, или же начинают добираться на перекладных. Машину покупают, в пробках стоят. И дальше, думаю я, как-то непонятно получается. Человеку-то явно стало хуже. А вот экономике? Экономике, думаю я, непонятно, хуже или нет. Потому что так бы человек на зарплату покупал бы себе еду, а так купил машину. Всё равно ведь что-то купил! А значит, спрос-предложение, колёсики крутятся, экономика работает!

Еще по теме:  О мотивации действующих лиц украинского конфликта

Знаете же шутку, что велосипедист для экономики — самый страшный зверь? Потому что бензин не покупает, здоров, докторам не платит, ремонтирует велосипед сам. В общем, не потребляет, когда мог бы.

И хожу я с этой «дилеммой» несколько дней: как оценить вынужденный переход с электрички на личный автотранспорт? Влияет ли он на что-то? Или это всё равно?

А потом беру в руки книгу «Неверно оценивая нашу жизнь. Почему ВВП не имеет смысла?» за авторством Джозефа Стиглица, Амартия Сена и Жан-Поля Фитусси, с результатами проведенного по просьбе президента Франции критического обзора имеющихся экономических показателей, и читаю там буквально, что экономические показатели — гнилые и кривые, потому что: «Если плохое состояние транспортной инфраструктуры вызывает больше аварий и увеличивает расходы на ремонт и даже медицинские расходы, что ведет к росту производства; если мы считаем деятельность, которая удлиняет расстояние между домом и работой и увеличивает риски и исключение, позитивным вкладом в прогресс; если постоянно растущее нервное напряжение, стресс и тревога подрывают общество, а ещё большие ресурсы, направленные на борьбу с их последствиями, включаются в экономический рост — если мы делаем всё это, то что осталось от нашего понятия о прогрессе?»

Читаю и думаю: «Дедушки старенькие, им всё равно…» «Какие они там все, однако, дерзкие! Могут прямо говорить об очевидных вещах!».
А я тут, понимаешь, хожу и мучаюсь т.к. у меня выходит, что если мы заставили жителей пригородов покупать больше машин и тратиться на бензин и обслуживание, то это вроде бы и неплохо! А они так с плеча!

И именно потому, что книгу эту я мог бы и не прочитать, а значит своё собственное искажение восприятия мог бы и не заметить, я пишу эту запись.
Для протокола.
Чтобы будущие исследователи легче бы поняли, как у целой страны получалось с завидной регулярностью засовывать головы в песок.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *