Июль 16, 2016

ПОкемон

Чтобы поймать хищника, охотники привязывают к дереву приманку, какую не жалко. Хищник охотится на приманку, охотники — на хищника, на первом этапе все довольны.

Казалось бы, Pokemon Go, мобильная игра с элементами дополненной реальности от компании Niantic, — развлечение ничем не хуже других. Но, честно говоря, она вызывает бешеное раздражение. И не только потому, что постоянно сталкиваешься с людьми, которым нечем заняться. Все мы как-то расслабляемся. Но ловцы Покемонов — тот незамутненный сытый контингент, который возмущается, почему в дождь поливают улицы, считает, что социальные булки растут на либеральном дереве, и верит, что террорист везет на праздник мороженое в нерефрижераторной фуре. Словом, за рамками игры контингент этот весьма неприятный.

Цель игры – находить покемонов в реальном мире, чтобы затем участвовать в сражениях с чужими покемонами. Такой она выглядит для игроков. Но можно посмотреть на нее и в других ракурсах.

Например, возглавляющий компанию Niantic Джон Ханке работал на американский МИД, в частности, в Мьянме. Соответственно, возможности его игры, как их любезно описал «для поколения ЕГЭ» блогер artemdragunov, выглядят следующим образом:

«Мне надо знать обстановку в такой то точке по карте или в таком то регионе. Не просто со спутника или раз в год, а ежедневно, ежечасно. Я активирую своих покемонов и забрасываю задания в этом регионе. Тысячи людей выходят на улицы, ищут то, что я разбросал по карте. Мониторят всё, что мне надо. И где мне надо.

Покемон3Я собираю инфу о передвижении, визуальное, аудио, навигационное, временное. Кто где и когда, рядом с чем и как поймал того или иного покемона. По сути я могу прошарить любой участок региона, и по реакции пользователей понять — где закрытая зона, плохой приём или ещё что. Помимо того, я могу строить сетевые штуки обмена зашифрованной информацией, передавать кодовое и т. д. По сути я управляю движениями людей, заставляя их перемещать их же смартфоны и процессорные мощности туда, КУДА МНЕ НУЖНО. Я имею полную информацию о владельцах смартфонов и информацию о их перемещении. Раньше я знал об их перемещении, но теперь я даже могу ими управлять. Я владею базой данных офицеров, особо интересных мне людей, вип и т. д. —  которых тоже способен отследить своей игрой. Если офицер не так глуп, то он всё равно имеет или детей или жену-глупышку. Которая тоже ловит покемонов. Задействуя внутренние возможности смартфонов, я способен рисовать карты в режиме реального времени. И сканировать пространство…

Надо установить наружное наблюдение за группой людей, скажем вип, военное или бизнес. Я активирую ловцов покемонов в непосредственной близости от нужных мне персон или локаций и веду их «глазами» и «ушами» ловцов покемонов. Я запросто могу узнать — стоит ли на нужном месте машина, или входил ли в нужную дверь нужный человек».

Есть более простой вариант, для него не надо быть создателем игры. Любой хакер, заложивший бомбу, может послать к ней игрока и передать активирующий ее сигнал, который ловец покемонов примет.

Еще по теме:  Кто придет после Мадуро?

Есть, наконец, экономический аспект.

«А теперь, внимание, фокус. В «Покемон Гоу» можно оплатить место генерации покемонов. За небольшую сумму ближайшие полчаса покемоны будут генерироваться вокруг вашего магазина или ресторана. Хочешь ещё полчаса? Заплати небольшую сумму ещё раз.

Мелкий бизнес поёт осанну. Кто-то уже попробовал и количество посетителей возросло. Сумма за генерацию небольшая — рост доходов ее с головой покрывает. Ура! У нас будет бум экономики! Мелкий бизнес взлетит!

Но, понимаете, если мы с соседом играли в орлянку, и я сегодня выиграл, то из этого никак не вытекает, что таким образом можно всем миром обогатиться. Мой выигрыш вполне реален. Это — настоящие деньги. Однако мы с соседом ничего не произвели. Мы лишь перераспределили. Наша сумма не поменялась. И заиграй в орлянку весь мир, его сумма тоже не поменяется. Кто-то выиграет, кто-то проиграет, но сумма благ останется неизменной. А если за каждую игру отстёгивать небольшой процент в пользу казино, то общемировая сумма тех, кто не владеет этим казино, ещё и уменьшится.

Ну вот смотрите, владелец пиццерии заплатил за генерацию покемонов рядом со входом в свое заведение. К нему пошли посетители. Но ведь это только новые покемоны генерируются. А люди, ставшие его посетителями, уже и так существовали. Они пришли в его пиццерию не из небытия в виртуальной реальности, а из какой-то другой пиццерии. Ну или суширии. Или из гамбургерии. Здесь их, да, стало больше, но там их стало меньше. И тамошний владелец тоже в какой-то момент догадается, что надо бы заплатить за генерацию покемонов. Чтобы и к нему тоже пошли. Суммарное количество посетителей при этом всё то же, что было раньше — ведь новых людей от всего этого не появилось, а старые есть гораздо больше не начали. И когда все местные владельцы начнут оплачивать генерацию покемонов, даже само распределение этих посетителей по пиццериям станет в среднем таким же, каким было изначально.

То есть, после небольшой флуктуации, в рамках которой владелец одной пиццерии имел чуть больше, а владельцы соседних — чуть меньше, всё вернется ровно к тому же состоянию. За одним исключением: все владельцы теперь платят за генерацию покемонов. И перестать за неё платить они уже не могут — ведь в этом случае к ним начнут ходить меньше.

Всё ровно как с канатом: на земле он лежит совершенно неподвижно, но когда одна команда начинает его тянуть, то и другая команда тоже вынуждена его тянуть. Тот, кто расслабится, — проиграет. Однако, как уже говорилось, перетягивание каната не служит никакой иной цели, кроме как развлекательной. Там затраты энергии оправданы участием в процессе развлечения.

А что же здесь? Посетителей в результате у всех столько же, но теперь надо ещё платить за покемонов. Понятно, что оплата покемонов войдёт в оплату блюд — это ж не из своих личных владельцы заведений будут отстёгивать. В каждой заказанной пицце теперь есть частичка виртуального покемона. И оплачивают её, в том числе, те, кто никаких покемонов не ловит и вообще в гробу их видал». (Лекс Кравецкий, источник).

Словом, знакомая картина. Беспечные люди, которые могут себе это позволить (или думают, что могут себе это позволить) играют в свои розовые игрушки, совершенно не задумываясь, какая реальность за этим стоит.

Еще по теме:  Филиппины: Наркобизнес проигрывает политическому террору?

покемон2

А.

Tagged with:    

About the author /


Related Articles

Комментарии (2)

  1. Alex

    Не понял, я читаю коммунистический сайт, или кремлёвское пропагандистское СМИ ? Параноидальный шпионский бред совершенно тот же, что у министра связи Никифорова, генерала ФСБ Михайлова или ведущей «России 24″.
    Передаёт ли игра видеопоток на сервер? Если да — пожалуйста, доказательства. Если нет — засуньте свою паранойю себе в жопу.
    Покемонов можно генерировать за деньги? Простите, но это обычный маркетинг, в котором нет ничего принципиально нового. Он рационален и осмысленен, в отличие от поливания улиц в дождь.
    Кем надо быть, чтобы возмущаться маркетингом, но не видеть ничего плохого или странного в поливании улиц во время дождя?
    Кем надо быть, чтобы всерьёз цитировать «нострадамуса» artemdragunov?
    Кем надо быть, чтобы репостить матерные картинки?
    Во всяком случае, не коммунистом.

    • Belcom

      Алекс, что, попали в точку? Что значит шпиономания? Опыт Советского Союза ни чему не научил? Который развалили шпионы под улюлюкание об «эстонской разведке». Россия должна и будет защищаться от этого нашествия западных «игр» и сетевых адвокатов этого поаздного безумия не забудет.

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *