Июль 9, 2016

берни

Предстоящие выборы президента США, как ничто другое, компрометируют принцип сменяемости главы государства. Уж лучше бы все оставалось, как есть. Ведь если Обама, несмотря на две войны, запомнится еще и реформой здравоохранения, благодаря которой воспользоваться услугами врачей может практически любой американец, то про Клинтон и Трампа можно сказать только то, что «оба хуже». В то же время эта кампания вывела на третье место по популярности политика, называющего себя социалистом. Открывает ли это «третий путь» для США?

В то время как Сандерс призывает к политической революции, его внешнеполитические взгляды находятся даже правее некоторых либерал-демократов. Некоторые обозреватели, Майкл Вальцер, напоминают, что война на Балканах (в Югославии) была поддержана европейскими странами, во многих из которых тогда у руля были социалистические правительства.

Почему у социалиста не социалистическая внешняя политика? В The National Interest кратко рассмотрел внешнеполитические взгляды Берни Сандерса, сенатора от штата Вермонт, который порывает с американской социалистической традицией — антимилитаристской и антиимпериалистической.

Кампания Сандерса удивила всех, кто ее наблюдал. Мало кто мог предположить, что сенатор (кстати, первый, кто открыто объявил себя социалистом, занимая такой пост и находясь в Демократической партии), составит такую жесткую конкуренцию безусловному фавориту гонки Хиллари Клинтон. В тоже время никто не задавался вопросом, как бы повернулась кампания Сандерса, если бы он сделал упор именно на внешнеполитических вопросах. С одной стороны, известно, что Сандерс явно левее в этих вопросах, чем Клинтон. С другой, разницы во взглядах на внешнеполитические вопросы у Сандерса и основной части либерального лагеря практически нет. Вопрос, соответственно, оказывается в том, существует ли социалистическая внешняя политика в контексте США.

Если посмотреть на американские социалистические традиции, можно смело утверждать, что это традиции антиимпериалистические. В первую очередь вспоминаются Юджин Дебс и Норман Томас.

С другой стороны, есть и другая «теория», ее называют «Троцкий в Белом доме». Во времена Джорджа Буша-младшего либертарианцы и консерваторы-изоляционисты (считающие, что США не надо тратить силы на мировые дела), отмечали, что проведением агрессивной внешней политики занимались не только государственники-консерваторы, но в первую очередь бывшие социалисты, особенно троцкисты. И, хотя они риторически отказались от социализма, они никогда не отказывались от «теории перманентной революции» — теперь под видом продвижения демократии за рубежом.

В настоящее время существует и третья традиция, представленная Берни Сандерсом, который выступает за сохранение архитектуры международных отношений, которая включает в себя защиту не только ООН, но и НАТО.

Антиимпериалистическая традиция – старейшая. При этом часто забывают, что социалисты начала XX века не доверяли «большому правительству» и положительно смотрели в сторону децентрализации. Ни Дебс, ни Томас не были марксистами или социал-демократами в европейском смысле этого слова. Они были сильно укоренены в американской политической традиции и призывали к «Третьей американской Революции против капитализма» (прим. Первая – создание САСШ, вторая – ГВ и Реконструкция, тесно связанные с освобождением рабов). Война представлялась им в качестве одного из центральных элементов эксплуатации рабочего класса со стороны государства, которое принуждает рабочих умирать за интересы верхов. В этом их позиция частично перехвачена либертарианцами. Эта традиция выжила даже после разгрома Социалистической партии, уцелев в ее нынешней ипостаси – Партии зеленых, которой, по правде сказать, не хватает фигур, подобных Дебсу или Томасу.

Теория «Троцкий в Белом доме» имеет некоторые несоответствия, которых нет у предыдущей. В большинстве своем у неоконов (неоконсерваторов — прим. ред.) было довольно радикальное прошлое. Правда, у самого известного неокона последнего поколения — сенатора Тома Коттона — его нет, он не имел связей с радикально левыми силами. Последним обращенным в это направление, из серьезных фигур, был Кристофер Хитченс. Сторонники этой теории забывают, что «ястребы» имеются и имелись в достаточном количестве среди консерваторов и без Троцкого и его последователей. Иными словами, дело вовсе не в социализме или троцкизме. Неоконы серьезным образом повлияли на американскую историю, но они вряд ли стали бы защищать социалиста, типа Берни Сандерса. В то же время, консерваторы-изоляционисты и либертарианцы признают, что традиции Дебса & Томаса не умерли и живы до сих пор, представляемые такими деятелями как Ральф Надер, Джереми Скэхилл (его перу принадлежит книга о создании и деятельности компании BlackWater), Эми Гудман (редактор Democracy Now!), Корнел Уэст и другими.

Еще по теме:  Из прошедшего: страх движет сторонниками Трампа и Клинтон

Есть и социалисты, похожие на Берни Сандерса. Они в той или иной степени разделяют большинство основных положений американской либеральной внешней политики. Будучи несколько левее Обамы, Сандерс выглядит как некий аналог европейского социал-демократа. Особенно — защищая милитаризм, делая при этом некоторые ссылки на гуманность и т. д. В случае избрания президентом, Сандерс, по всей видимости, основной упор сделал бы на сохранении уже имеющегося во внешней политике статус-кво.

Если в Европе социалисты поддержали военные операции и занимали промилитаристские позиции, кто сказал, что было бы нечто другое в американском случае? На это некоторые заявляют, что социалисты остаются до сих пор идеалистически настроенными, так как ни разу еще не входили в правительство. Однако, на это есть чем возразить – Рон Пол занимал высокие посты, включая правительственные, но разделяет антиимпериалистические убеждения.

Существует ещё один вопрос, который часто игнорируют: влияние внешней политики на выборы. В то время когда Дебс и Томас занимали антивоенные и антиимпериалистические позиции, направленные против участия США в обеих мировых войнах, – они были сочтены «антиамериканскими», что в будущем привело к исчезновению Социалистической партии с американского политического горизонта. Тем более, что в последние годы американцы доказали, что во внешней политике они не являются настолько «левыми», какими их представляли. В 2004 и 2006 годы Чак Шумер и Хилари Клинтон, довольно спокойно побеждали на выборах в Сенат представителей от Зеленой партии – Дэвида Макрейнольдса и Хьюи Хоукинса, которые были в прошлом известными антивоенными активистами, выходцами из СПА (пожалуй, наиболее яркая прямая связь между старыми и «новыми» левыми). На выборах они набирали 1% и 2% соответственно.

Так что если Берни Сандерс не сосредоточился на внешней политике, то это из-за того, что он сделал основой своей программы политику внутреннюю. В противном случае он не был бы Сандерсом. В тоже время эволюция его взглядов напоминает таковую же у Клинтон, в прошлом антивоенной активистки, за тем исключением, что Сандерс не настолько сместился вправо, чтобы удовлетворить неоконов.

В то же время многие американские социалисты просто не согласны с тем, что Сандрес – социалист. Интересно отметить, что именно маргинализированные группы (например, поклонники КНДР) среди американских крайних левых, то есть маргиналы в квадрате, сделали, по мысли автора статьи, в целом верный вывод – Сандерс не социалист в марксистском понимании этого термина. Он не стремится к национализации, ликвидации частной собственности на средства производства, вместо этого он продвигает либеральные — в американском смысле этого слова — реформы, (то есть, в переводе на наш политический язык — умеренно социалистические) внутри капитализма. Хотя такая оценка самому Сандерсу может не нравиться. Он даже заявлял, что следует наследию «Нового курса» и ФДР. В отличие от американских социалистов, которые сознательно держались в стороне от основных партий американской олигархии, своим поведении внутри Демпартии Сандерс напоминает близких социал-демократии Майкла Харрингтона и Байарда Растина, заинтересованных в том, чтобы сдвинуть эту силу влево. В конечном итоге, они тоже обосновывали упор именно на внутренней политике в противовес внешней, при том, что в последней они скорее выглядели ястребами, чем голубями.

Кроме того, Сандерс еще и сторонник кейнсианского милитаризма – он поддерживает производство F-35 в своем штате (хотя, это может выглядеть как партикулярная политика и выборные спекуляции, тут видно влияние внутреннего фактора – избиратели штата и производство внутри штата). Его позиция по Югославии и Ливии была довольно противоречивой, но в конечном итоге он поддержал действия американских властей (хотя в других случаях военной интервенции – нет). Это показывает, что при случае Берни может легко решиться на применение силы за границей. В тоже время, он не является ярко выраженным экпансионистом, считая, что расширение НАТО близ российских границ – это ненужное провоцирование РФ (подробнее на FeelTheBern).

Еще по теме:  Кровавый курорт?

По вопросу Израиля Сандерс находится левее своей партии, но не настолько, чтобы удовлетворить своих сторонников. Так, Сандерс не поддерживает движение BDS, имеющее серьезную поддержку среди его сторонников. Смещение его сторонников влево привело к тому, что поддержка Израиля из двухпартийной стала скорее республиканской. В статье делается предположение, что еврейское происхождение Сандерса повлияло на него в плане радикализма.

В отношении Венесуэлы вопросов просто больше чем ответов. Сандерс называл Чавеса «мертвым коммунистическим диктатором», в то время как Николас Мадуро приветствовал его выдвижение на пост президента. Сенатор из Вермонта в основном избегал вопросов о положении дел в Венесуэле. Правые критики Сандерса используют Венесуэлу в качестве примера того, что социализм провалился; Берни мог бы ответить, что существуют важные различия между «Новым Курсом» и «Боливарианским социализмом».

Итак, у нас три тенденции социалистической внешней политики, которые стоят того, чтобы их обсуждали в американском контексте. Антиимпериалистическая Дебса/Томаса, которая живет до сих пор, но не встроена в политические институты (и не направлена на них). Хотя, помимо Сандерса и Савант, входящей в горсовет Детройта и имеющей антивоенную позицию, во власти социалистов нет. Тем более, что Савант с ее взглядами не известна дальше своего узкого круга. Корнел Уэст и Крис Хеджес – те немногие публичные фигуры, которые разделяют схожий подход. Политика неоконов далека от социалистической. «Сандеровская» традиция не сильно отличается от либерального взгляда на внешнюю политику, поэтому вопрос остается: почему в американском контексте нет надлежащей социалистической внешней политики?

Обычно говорят, что социалисты толком не представлены на политической сцене, а значит и не могли выработать соответствующую внешнюю политику. Но это не вполне верно, если мы вспомним про пример либертарианцев. У них есть несколько исследовательских центров, которые включают в себя исследование внешней политики. Рон Пол делал упор на антиимпериалистический подход в своих кампаниях. Либертарианцы – антиинтервенционисты. У социалистов, формально, то же самое, но Сандерс, видимо, исключение из правил.

Вера в проведение политики, способствующей социальной справедливости, у либералов и некоторых социалистов иногда распространяется и на зарубежные дела. Продвижение демократии, прав женщин и прав геев кажется хорошей штукой, но вопрос в том, какой ценой. Даже кандидат в президенты от Партии зеленых Джилл Стайн заявила, что, если Сандерс не сократит военный бюджет, высока вероятность, что то, что он предлагает, окажется недостижимо.

Было время, когда Сандерс был убежденным антиимпериалистом, и выдвигался от Партии свободного союза. Но он тогда потерпел поражение, а в Конгресс он был избран от другой партии, обещая сосредоточиться на местных проблемах.

Трудно сказать, что стало бы, сделай Сандерс внешнюю политику центральным элементом своей кампании. Хотя у него не было антивоенных взглядов, как у Денниса Кусинича, он мог бы действительно быть левее Клинтон во внешнеполитических вопросах. Поддержка либертарианцев и социалистов, не ориентирующихся на Демократическую партию, могла бы помочь ему в жестких праймериз в Айове или Неваде, и победы там сместили бы идущие на праймериз дискуссии. Но, возможно, Берни опасался быть представленным как крайне левый антиамериканист, что означало бы, что он был бы маргинализирован, как Деннис Кусинич и Майк Гравел.

Слишком рано предсказывать, что произойдет с движением, которое воспламенил Сандерс. Но тот факт, что слово «социалистический» больше не является табу в американской политике, открывает возможность для развития социалистической внешней политики.

В истории США были те, кто называл себя социалистами, когда это было не только непопулярно, но и опасно. И они имели внешнюю политику, которая доказывала, что справедливость внутри страны может быть достигнута только в том случае, если Соединенные Штаты откажутся от своих имперских амбиций.

Кристо Аргириди

Tagged with:     , ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *