Notice: Constant ABSPATH already defined in /home/u2965984/public_html/wp-config.php on line 32
Социалистический слон — младший брат либерального слона: о декларации VI съезда РСД | communist.ru

Социалистический слон — младший брат либерального слона: о декларации VI съезда РСД

Известное изречение гласит, что история повторяется два раза – как трагедия и как фарс. Практика показывает, что повторений может быть намного больше, при этом каждое из них становится всё более и более комичным.

Перерождение СДПГ и КПСС – когда-то образцовых партий для марксистов всего мира – было, безусловно, трагедией. Позорная капитуляция СИРИЗА перед «Тройкой», несмотря на всю трагичность происходящей в Греции социальной катастрофы, напоминала фарс в намного большей степени. Смотреть же на превращение в беспомощный придаток либералов небольшой, хотя и весьма громкой, политической группы — значит наблюдать однозначно комедию. Тем не менее, даже комические представления бывают поучительными, дабы политическим младенцам всех возрастов на их примере бы можно было сказать «Не делай так»!

Именно такое впечатление оставляет политическая резолюция VI съезда РСД. Начать анализ этого замечательного в своей беспомощности документа надо с конца – с единственного определенно прописанного в нем политического требования – учреждения парламентской республики вместо президентской. Кроме этого, там говорится лишь о «пересмотре отношений собственности, сложившихся в результате ельцинских и путинских приватизаций» (каком именно пересмотре? безвозмездной национализации? национализации с выплатой компенсации? передаче «правильным» капиталистам вместо «неправильных»? – одному богу известно) и о том, что «большая программа перемен» (если большая, то почему сразу не расписать основные тезисы? для чего вообще нужен съезд, констатирующий «необходимость начать работу над программой» без утверждения хотя бы тезисов этой программы?) должна содержать «понимание ценности политической демократии не как инструмента, но как фундаментального принципа власти народа, необходимого для последовательной реализации стремления к социальному равенству» (какая демократия? какое равенство? что такое «власть народа» без указания на то, какому классу внутри народа власть будет принадлежать? если речь идет о пролетарской демократии, то замаскирована она очень хитро, если же о буржуазной – последовательной формой которой и является парламентская республика – то она как раз не позволяет «последовательно реализовать стремление к социальному равенству»).

Итак, в лучшем случае мы имеем буржуазно-демократические программные требования – в самом выдвижении таких требований нет ничего плохого, но при этом надо понимать, что их реализация может привести только к созданию общества, в котором коммунисты будут продолжать борьбу за свержение власти буржуазии, но никак не к «последовательной реализации стремления к социальному равенству». Умалчивать об этом – значит, сеять у своих читателей вредные иллюзии.

Здесь необходимо сделать общее отступление о том, чем является парламентская республика и чем она не является. Безусловно, парламентская республика является в теории самой демократичной формой буржуазного государства, однако она является ни переходной формой к социализму, ни страховкой от авторитаризма. Наиболее широкое представительство в парламенте как различных групп буржуазии, так и партии рабочего класса (если она существует) и гласное обсуждение законопроектов, составленных публичными политиками, а не чиновниками (которые, помимо общих интересов буржуазии, могут отстаивать интересы узких кланов, а также свое право «тащить и не пущать») – это безусловные преимущества парламентской республики перед президентской. Однако авторитарные меры могут быть не только прихотью силовых ведомств (непосредственно ответственных за немалую часть российского репрессивного законодательства), но и порождаться интересами всей буржуазии или ее наиболее могущественных фракций (в современных капиталистических государствах, как правило, финансового капитала).

Чтобы убедиться в этом, авторам достаточно взглянуть на рост авторитарных тенденций и/или антикоммунистического психоза в таких парламентских республиках, как Венгрия, Польша, страны Прибалтики, Черногория, Молдавия, Македония – и в совсем экстремальных формах, в остающихся формально парламентскими республиками Турции и Украине.

Авторитарные тенденции могут быть как результатом инициативы силовых и контрольных ведомств (поэтому лишение их, как и всех ответственных перед начальниками, а не избирателями, чиновников в рамках парламентской республики является прогрессивной мерой), но могут быть и прямым заказом всего правящего класса, и особенно это заметно в условиях экономического кризиса, при котором к «закручиванию гаек» парламентская республика с прозападными либералами (а другой «демократической» оппозиции в современной РФ нет – настоящими демократами в наши дни могут быть только левые) у власти будет склонна ничуть не меньше путинского режима.

Считать парламентскую республику главной панацеей от авторитаризма – значит, беспомощно сдаваться на милость праволибералов, выдвигая на первый план тот пункт их программы, который можно счесть демократическим – и ничего не говоря о том, в чем марксисты и либералы расходятся.

Отсутствие самостоятельной по отношению к либеральной «оппозиции» политической линии заметно во всем тексте – в частности, политические силы, прямо апеллирующие к опыту правого режима на Украине и выдвигающие «пиночетовские» планы экономических преобразований (что невозможно без политического авторитаризма), названы всего лишь «изолированными от растущего социального возмущения», но при этом «принципиально не встроенными в систему и настаивающими на ее радикальной демократизации».

Надо думать, приход к власти прямо поименованных в тексте ксенофоба Навального и ельцинского министра финансов/путинского премьера Касьянова означал бы «радикальную демократизацию системы»?! Господа хорошие (товарищами назвать язык не поворачивается), вы действительно хотите, чтобы социальным возмущением воспользовались они?  Стремление российских либералов к «декоммунизации» по украинскому образцу и связь с ультраправыми вроде Ройзмана или Зубова также никак не отмечена.

В вопросе об Украине, не единожды поднятом в декларация, видна та же капитуляция перед либералами. Итак, на Украине произошла «революция» (кавычки, увы, мои, а не авторов декларации), на которую российское руководство ответило «агрессивной реакцией», затем «аннексией Крыма» (уяснить, что марксисты называют аннексией присоединение или удержание территории против воли ее населения, в Крыму же было обратное, горе-социалисты не удосужились), а потом «гибридной агрессией» (в другом месте – «гибридной интервенцией»). Внутренний характер конфликта на Украине, в котором помощь России одной из сторон является не единственным фактором, не упомянут никак, зато использована терминология киевских ястребов и их российской группы поддержки, которые, говоря о «гибридной войне», как раз и представить ситуацию как противостояние якобы сплоченной Украины внешнему врагу.

О реакции российских левых на украинские события было сказано как о «глубоком расколе среди левых, часть которых фактически поддержала российскую интервенцию». Даже если мы признаем «интервенцию» имевшим место фактом, разве она была изначальной причиной раскола? Не возник ли этот раскол еще во время Майдана и массовых протестных выступлений против послемайданного режима? Почему авторы декларации не хотят обсудить эту причину – не потому ли, что их собственная позиция относительно «революционного» Майдана сейчас выглядит крайне неубедительной?

При этом авторы декларации признают, что «после революции власть снова оказалась в руках горстки антинародно настроенных элит», и теперь власть (что надо отметить, весьма естественно с ее стороны – в ЕС используется идентичная по сути риторика «противостояния экстремистам справа и слева») увязывает с Майданом любой протест. Однако им не приходит в голову задасться вопросом – если лоялистская пропаганда увязывает события, имевшие катастрофические социальные последствия, с прогрессивными социальные выступления, то мы должны иметь инструментарий, чтобы отличить одно от другого и объяснить разницу массам? Или реальное повторение Майдана в России РСД тоже готово поддержать?

Таким образом, политическая декларация «антикапиталистов» – это не только не антикапиталистическая декларация, но даже не декларация сколько-нибудь последовательных борцов за демократические свободы и социальные права в рамках капиталистического строя. Это декларация группы, которая хочет быть левым крылом и «радикальным» придатком «внесистемных» либералов  – при этом радикализм достигается не выдвижением таких лозунгов, которые были бы не по душе касьяновым и навальным (вдобавок к демократической республике – национализация и отказ от сближения с ЕС и НАТО, тогда как программа ПАРНАС требует прямо обратного), а выдвижением тех лозунгов, под которыми левых можно привлечь в коалицию, возглавляемую либералами. В очередной раз, РСД показала себя не как организация. несущая марксистские идеи в общество, а к организация, несущая либеральные идеи в среду марксистов и квази-марксистов.

P.S. С момента опубликования декларации на сайте РСД появился еще один документ, показывающий, что уроки Греции и Украины были усвоены организацией с точностью до наоборот (надо еще отметить, что те активисты, кто действительно усвоил эти уроки, РСД покинули) – статья «Социализм и загадка наций» Михаила Пискунова и Тимофея Ракова (в части, касающейся истории и современности национального вопроса в СССР и РФ, интересная, хотя и небесспорная) завершается пассажем, в котором авторы сообщают о себе:

Мы с оптимизмом смотрим на возможность присоединения социалистической России к структурам Европейского Союза и прочим интеграционным структурам — при условии, что такое присоединение не будет означать наше подчинение международному империализму и логике накопления капитала.

Ясно, что практического смысла такое заявление не имеет, однако оно показывает, что авторы хотят постулировать возможность и желательность преобразования ЕС в организацию, которая не будет означать подчинение стран-участниц международному империализму – именно преобразования, а не революции, после которой на месте ЕС возникло бы новое образование, преемственное по отношению к нему не больше, чем СССР – по отношению к Российской империи.

Или авторы действительно верят в возможность превращения ЕС в новый СЭВ путем реформ (тогда они заслужили звание маниловых левого движения), или они хотят выдать за разрыв с «международным империализмом» ту скромную программу реформ, которую предлагает европейская левая социал-демократия (как у социал-демократов с реализацией этой программы – см. Грецию).

Юлий Михайлов

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *