Июнь 28, 2016

image

Очередная история успеха европейской «новой» социал-демократии подошла к концу.

Выборы 26 июня 2016 года для «Подемос» и их союзников завершились провалом — несмотря на то, что к коалиции присоединились «Объединенные левые» (старая коалиция на основе КПИ), новый союз «Унидос Подемос» и его аналоги в Каталонии, Валенсии и Галисии получил меньше голосов, чем «Подемос» без ОЛ полугодом раньше. Победителем стала правящая НП, улучшившая свой результат и обогнавшая  «Подемос» и ИСРП.

Теперь единственным вариантом, при котором подемиты получат кусок власти (а о другом пути к власти, помимо выборов, никто из них не заикается), является коалиция с ИСРП в качестве первого номера и правыми популистами «Гражданами» – третьего (такой союз вероятнее всего привел бы к отколу окраинных отделений «Подемос» из-за унитаристской позиции «Граждан»).

В этот момент стоит напомнить, с чего взлет «Подемос» начинался – в 2011 г. их будущие лидеры были еще не самыми заметным фигурами весьма массовых социальных протестов, публичные фигуры которых говорили о «недоверии к старой партийной политике», «горизонтальной самоорганизации» и т.п. При этом протестное движение не создало никаких механизмов прихода к власти – ни внепарламентских (сотни тысяч и даже миллионы человек, собравшись на митинге в Мадриде и других крупных городах, расходились по домам в тот же вечер), ни даже парламентских — вместо этого 2011 год стал годом электорального триумфа неофранкистской НП, заменившей ИСРП (которая, в свою очередь, к жесткой неолиберальной экономической политике перешла всего через несколько месяцев после того, как Испании коснулся кризис 2008 года).

Последующие события, казалось бы, создали все условия для поражения правых — когда безработица превысила 25 % активного населения и достигла почти 50 % среди молодежи, премьер Рахой стал самым ненавидимым человеком в стране, масла в огонь подлили и реваншистские инициативы крайне правого крыла правительства вроде попытки вновь запретить разрешенные лишь несколькими годами ранее при правительстве ИСРП аборты.

Кроме массы социальных движений (вроде ассоциации пострадавших ипотечников, возглавлявшейся нынешним мэром Барселоны Адой Колау), резко стала расти популярность сепаратистов – чтобы опередить события, правящая Демократическая конвергенция Каталонии, ранее умеренно-автономистская либеральная партия, тоже объявила о начале борьбы за независимость.

Зашаталась даже такая «скрепа» испанской политической системы, как монархия – на коррупции был схвачен зять короля (попытки отмазать его дочь были крайне неуклюжими), сам же король сломал руку, охотясь на слонов в Африке за государственный счет. К моменту отречения Хуана Карлоса популярность республиканского строя превысила популярность монархического, и левые партии требовали вместо автоматической передачи власти организовать референдум о форме правления.

Однако, все радикальные требования к правительству никто так и не реализовал (даже каталонские сепаратисты, получив стабильное большинство на досрочных выборах в парламент автономии и в опросе общественного мнения, заменившем запрещенный референдум, на одностороннее провозглашение независимости до сих пор не пошли). Вместо этого мы увидели бурный пост старого «доброго» парламентского кретинизма. Если ОЛ так и не смогли нарастить популярность, оставаясь включенными в союзы с ИСРП на муниципальном уровне и в Андалусии, то из прочих протестных движений политическая сила кристаллизовываться начала, только оказалась совсем не тем, чего ждали восторженные адепты. «Безлидерный протест» закономерно оседлали медийно раскрученные фигуры – если организационно при создании «Подемос» сыграли троцкисты из «Антикапиталистической левой» (перенявшие идеи своих французских собратьев из РКЛ, превратившейся в «широкую левую» Новую антикапиталистическую партию), то все выгоды от создания движения получили «говорящие головы», близкие к «левому» (в прошлом троцкистскому активисту) медиамагнату Жауме Роуресу. Кроме постоянного появления на принадлежащем Роуресу сайте Público, Иглесиас и его соратники мелькали и в правых СМИ, выполняя в ток-шоу ультраправого телеканала Intereconomía роль оппонентов слева (российский читатель не может не вспомнить раскрутку Кургиняна как оппонента Сванидзе).

Еще по теме:  С днем международной солидарности трудящихся!

После этого начался массовый отток в «Подемос» активистов ОЛ и КПИ (где когда-то состоял и сам Иглесиас), приведший к их существенной деморализации и многочисленным внутрипартийным спорам о коалиции с «Подемос». К муниципальным и автономным выборам 2015 года такой союз уже был осуществлен во многих регионах – в Мадриде противники союза получили большинство в руководящих органах регионального отделения ОЛ (но не КПИ), но оказались исключены общенациональным руководством. Особенно бурным был рост «Подемос» в Каталонии, где они сыграли на размежевании между происпанской Соцпартией и сепаратистскими левоцентристами РЛК (ставшими младшими партнерами либерально-националистической Конвергенции). «Подемос» же вошли в союз с «зелеными» (возникшими как результат сдвига вправо большинства местных коммунистов) и уже являвшихся младшими партнерами «зеленых» «Объединенными и альтернативными левыми» – каталонским аналогом ОЛ. Присоединилась к «Подемос» и Ада Колау со своим недолговечным проектом «Гуаньем/Ганемос».

Громкие электоральные победы и получение постов мэров трех крупнейших городов (и важнейшая роль в победе над НП в Валенсийском сообществе, предыдущие 20 лет бывшем оплотом правых) скрыли от неофитов «Подемос» тот факт, что программа их становилась все менее и менее радикальной, что открыто обосновывалось желанием получить голоса «умеренного» электората. Если изначальные требования «Подемос» под влиянием «Антикапиталистических левых» напоминали классическую «переходную программу» троцкистов, то к общенациональным выборам 2015 года оттуда исчезли не только обобществление экономики и отказ от оплаты государственного долга, но даже республика, вывод американских военных баз и выход из НАТО (замененный «более самостоятельной политикой» в рамках альянса!). В вопросе о политической борьбе в Венесуэле, являющейся жупелом испанских мейнстримных СМИ, подемиты тоже стали неприлично вилять, объявив себя «европейскими социал-демократами, которые хотят построить Данию, а не Венесуэлу» и осудив посадку Леопольдо Лопеса и других ультраправых заговорщиков.

Еще по теме:  Европарламент: поправки слева

Совсем уж ясно намерения Иглесиаса и его соратников показало то, что они не отмежевались от капитуляции Ципраса перед Тройкой, назвав ее обоснованной (в то время как ОЛ поддержали «Народное единство» Варуфакиса).

Массовые протестные демонстрации тоже ушли в прошлое – весь пар оказался выпущен в электоральный свисток. Несмотря на более радикальную программу, той же самой стратегии держались и ОЛ, никак не использовавшие сдвиг «Подемос» вправо. Наоборот, после выборов декабря 2015 года (когда стало ясно, что власть и «Подемос» могут получить только в коалиции — и лучшим для них результатом была бы возможность создать коалицию с ИСРП, которые, в свою очередь, предпочитали «Граждан», но ни одна из комбинаций поддержки половины депутатов получить не могла, поэтому за выборами последовали досрочные новые) ОЛ оказались еще более деморализованными. Как и «Подемос», они показали себя машиной для завоевания мест в парламенте, а не уличной борьбы, к тому же испанское законодательство предоставляет непропорциональное большинство на выборах крупным партиям. В итоге, за одну шестую часть мест в общем списке с «Подемос», ОЛ, согласно собственной программе формально остающиеся противниками монархии и членства в НАТО, подписались под общей предвыборной программой, где эти вопросы не поднимались.

И совсем уж плевком в адрес ОЛ и своего же левого крыла стало решение «Подемос» выдвинуть первым номером своего списка в андалусской провинции Альмерия отставного генерала, бывшего начальником генштаба испанских вооруженных сил во время бомбардировок Ливии — андалусское отделение ОЛ отреагировало лишь невнятным брожением.

В итоге, новые выборы показали спад и демотивацию сторонников «Подемос» и ОЛ — за победу тут можно выдать разве что тот факт, что однопартийное правительство НП или двухпартийное ультраправое НП-«Граждане» вновь оказались невозможны (для последнего не хватает всего шесть мест, но ни одна из региональных партий на коалицию с «Гражданами» не пойдет); наиболее вероятными остались «большая коалиция» НП-ИСРП или большая правая коалиция НП-ИСРП-«Граждане» (и у «Унидос Подемос» будет еще четыре года на то, чтобы представить себя решительными оппозиционерами).

Но с учетом того, что их политика определяется желанием получить хоть кусочек власти — не исключена и попытка создать коалицию ИСРП-«Унидос Подемос»-часть региональных партий (ДКК и РЛК, впрочем, слишком высоко подняли ставку, чтобы войти в такую коалицию) или ИСРП-«Подемос»-«Граждане» — последний вариант и будет идеальным политическим самоубийством.

Однако в любом случае, Испания уже стала вторым после Греции парламентским тупиком якобы «радикального» крыла европейской социал-демократии.

Юлий Михайлов

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *