Февраль 15, 2016

Как пишутся научные новости

Одна из задач просвещения – защитить как можно больше людей от обмана. Чтобы все могли отличать реальные достижения науки от ерунды, продвигаемой шарлатанами. Ну, например, настоящий генетический тест, способный обнаружить, что человек является носителем опасного наследственного заболевания, которое может передаться его детям, от гадания по отпечаткам пальцев под тем же названием. В этом смысле очень правильной мне видится новая книга лауреата Премии «Просветитель» Аси Казанцевой «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов» (которую я прочитал еще до ее выхода и настоятельно всем рекомендую). В книге детально разобраны (со ссылками на источники, которых там более трехсот) многочисленные заблуждения: вакцины вызывают аутизм, ВИЧ не вызывает СПИД, гомеопатия лечит и т.д., а заодно приводится полезная информация о том, как отличать научные новости и источники от выдумок и как проверять факты.

Сегодня популяризация науки становится все более модным направлением (только позавчера я присутствовал на вручении премии «За верность науке», где в этом году была настолько серьезная конкуренция, что было невозможно предугадать победителей). Тем обиднее осознавать, что общественная польза от трудов популяризаторов науки в значительной степени нивелируется все новыми псевдонаучными или просто неграмотными статьями и фильмами, которые публикуют и показывают известные СМИ (аудитория которых пока еще превышает аудиторию научно-популярных площадок).

Взять, например, зачастившую рекламу псевдонаучного метода лечения – гомеопатии в «Российской Газете» или недавнюю статью по той же теме в журнале «Огонек» (опубликована на сайте «Коммерсанта» под названием «Наука в малых дозах»). Или вспомним, как та же «Российская Газета» опубликовала новость, что инопланетяне притворялись луной.

На фоне этих явлений хочу поговорить о двух актуальных проблемах, возникающих, когда журналисты берутся освещать научные вопросы. Первая проблема называется «равное представительство». Это то оправдание, которое находят авторы мракобесных сюжетов и телепередач о науке, чтобы пригласить в диалогу дилетантов, которые будут на равных со специалистами нести «свое мнение» в массы и устраивать поднимающий рейтинг скандал, результатом которого станет запудривание мозгов аудитории. К сожалению, иногда в роли дилетантов выступают и сами ведущие, журналисты.

Чтобы проиллюстрировать проблему, вспомним довольно старый, но показательный пример, когда писатель Дмитрий Быков пригласил на передачу про эволюцию целых 10 «экспертов», из которых был только один биолог: Александр Марков. Вот как сам Марков macroevolution описал увиденное:

«Тут появляется … Дмитрий Быков. Он говорит то с одним, то с другим из приглашенных. Говорит громко и самоуверенно, так что слышит вся аудитория. И до меня доносятся его слова: «Ведь вы понимаете, что Дарвин был неправ? Не могут виды трансформироваться! Это же ясно». Сначала я подумал, что он шутит, эпатирует. Но он все продолжал, так что вскоре не осталось сомнений, что это всерьез. Всерьез считает, что Дарвин был неправ, а он, писатель Д.Быков, лучше разбирается в биологии и совершенно точно знает, что виды друг в друга превращаться не могут. Он говорил кому-то на «той» скамье: «У вас ведь есть аргументы, доказывающие, что Дарвин неправ? Есть?» И потом кому-то в зрительном зале (на экране тогда появилась известная картинка, как идут друг за другом обезьяна, австралопитек, питекантроп и т.д., а возглавляет шествие сапиенс): «Надеюсь, вы понимаете, что ничего этого не было? Ведь это бред. Какая в жопу обезьяна? У дарвинизма нет никаких доказательств. Переходного звена нет! Ничего нет!» На словах «какая в жопу обезьяна» я, знаете ли, тихонько встал и ушел».

Еще по теме:  В США отредактировали человеческие эмбрионы

Конечно, каждый человек имеет право на мнение, но не стоит забывать о банальной ответственности за достоверность информации, которая транслируется на миллионную аудиторию, и что в науке не все мнения равны. Не будем же мы, обсуждая тему абортов или там безопасного секса, приглашать людей, утверждающих, что детей приносят аисты. И не будем, обсуждая кругосветные путешествия или строение Земли, приглашать плоскоземельцев или людей, отрицающих факт ее вращения, вроде православного активиста Энтео. Отрицать наличие общего предка у человека и шимпанзе – это из той же оперы, но, к сожалению, не все журналисты достаточно образованы в сфере естественных наук.

Есть вопросы, по которым существует научный консенсус. Совершенно нормально, если кто-то хочет оспорить этот консенсус, только делать это надо не путем эпатажных выступлений на публику, а путем тщательных научных исследований и последующих публикаций в рецензируемых научных журналах. Убеждать в своей правоте надо не публику, а для начала – ученых. Ведь проблема в том, что если в условиях научной дискуссии между экспертами, как правило, побеждает более правдоподобная точка зрения, подкрепленная фактами, то в такой странной публичной (если можно так выразиться) дискуссии побеждает тот, кто громче и уверенней кричит. Попытался ли Дмитрий Быков научно обосновать свою точку зрения? Конечно, нет.

Вторая проблема журналистики – проблема экспертов. Когда уже упомянутая мной Ася Казанцева asena покидала пост шеф-редактора журнала «Здоровье», одной из причин ее ухода послужила странная позиция вышестоящего начальства, а именно, что статьи, разбирающие эффективность акупунктуры, обязательно должны содержать мнение практикующих сторонников этой процедуры. И не важно, если весь материал статьи основан на работах, опубликованных в рецензируемых научных журналах т. е. уже прошел экспертизу.

По аналогии, статьи о гомеопатии всегда должны писаться с участием гомеопатов, а статьи про астрологию – с участием астрологов. Развивая аналогию дальше, вероятно, статьи дающие оценку воровству и жульничеству должны писаться ворами и жуликами. Ясно, что гомеопат не напишет про мета-анализы, опубликованные в рецензируемых научных журналах, показывающие неэффективность их методов лечения.

Именно поэтому научный журналист должен работать с первоисточниками. Он должен уметь их находить, читать и анализировать, проверяя при этом не только «краткое изложение», но и убеждаться, что методология исследования адекватна, выборка достаточно велика, а выводы работы следуют из результатов. Мнение «экспертов» спрашивать полезно, но если эксперт не может свое мнение подкрепить источниками, то такого «эксперта» можно смело игнорировать.

Но тут встает еще один вопрос: а кто такие эксперты? На самом деле вопрос очень интересный. Является ли априори экспертом в области биологии, скажем, кандидат биологических наук? Достаточное ли это условие? В качестве примера рассмотрим одного известного кандидата биологических наук, академика РАЕН (не путать с РАН) Петра Гаряева:

«Я считаю, что Панкову, Грабовому и Мулдашеву удалось пробудить в организме пациентов волновую память об утраченном глазе. … если мы включим генетический аппарат, то сможем регенерировать всё что угодно. … Ведь память о глазе сохранилась в виде волновых структур, которые заполняют глазницу. И на этом волновом каркасе формируется новый глаз…»

Ну, хорошо, кандидаты наук порой несут откровенный бред. Может докторам наук можно верить на слово?

«Одним из доказательств происхождения мужчин от женщин-гермафродитов является наличие у них сосков на груди».

«Возможность смены пола, а также тот факт, что значительно больше мужчин, чем женщин, хотят поменять пол на противоположный, вероятно, также связано с происхождением мужчин от женщин-гермафродитов».

Так аргументирует свою теорию происхождения мужчин от женщин Ирина Ермакова, доктор биологических наук (это цитаты, взятые с ее сайта). Я снова, полагаю, что комментировать этот бред не нужно.

Еще по теме:  Станислав Дробышевский: где антропологи всё это находят?

Быть может экспертом будет профессор МГУ? Вот, например, доктор биологических наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой Биоорганической химии МГУ им. М.В. Ломоносова Владимир Воейков считает фактом «возможность переноса информационных копий лекарственных препаратов».

На основании «исследований» Воейкова работает организация NewPharm, создающая «информационные копии лекарств»

«Ни в одном из 5039 клинических случаев не наблюдались побочные эффекты, свойственные химическим препаратам» – сообщает сайт NewPharm. Да откуда там взяться эффектам-то?! Ведь лекарство магическим образом передается через интернет на ваш компьютер, потом записывается на компакт диск, а с него передается на стакан воды, который вы ставите на диск, чтобы «зарядить» воду.

Любопытно, что ссылается Воейков на дискредитированные работы французского ученого Жака Бенвениста (чьи исследования не воспроизвелись в условиях слепого эксперимента). Особенно мило, что при скачивании «цифрового лекарства», никакой интернет-трафик на компьютер не поступает, как не поступают и сигналы на CD-привод, в которым находится пустой компакт-диск. Я проверял! Воистину чудо!

Возвращаясь к статье в журнале «Огонек» на сайте «Коммерсанта» про гомеопатию, отмечу, что там тоже имеется приглашенный «эксперт». «Наука еще не добралась до понимания действия сверхвысоких разведений, когда исчезает материальное вещество и остается информация о нем»,— рассказала «Огоньку» главный оториноларинголог Москвы, профессор кафедры оториноларингологии ФУВ ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Татьяна Гаращенко.

Главный оториноларинголог Москвы, Карл! И не важно, что любой приличный мета-анализ, который строит свои выводы не на одиночных, специально отобранных низкокачественных исследованиях с маленькой выборкой и на анекдототических случаях из жизни бабушек, а на сотнях исследованиях высокого качества, как, например, в случае отчета Национального совета по здоровью и медицинским исследованиям – главного экспертного органа по здравоохранению в Австралии, приходят к выводу, что «нет ни одного заболевания, при котором было бы убедительно показано, что гомеопатия лечит лучше, чем пустышка».

К чему это все? Дело в том, что в науке нет «авторитетов». Все без исключения могут ошибаться. Никакие корочки, степени, занимаемые должности и премии не гарантируют, что человек не начнет в какой-то момент своей жизни выдавать желаемое за действительное. И есть только один инструмент, позволяющий добиться хоть какой-то объективности – это анализ научных публикаций, ведь их хотя бы читали рецензенты.

Увы, даже этот инструмент иногда дает сбои (ибо нередко публикации содержат ошибки, работы не воспроизводятся, встречаются фальсификации и так далее). Поэтому и отдельные публикации не стоит использовать как аргумент в спорных вопросах. Но если совокупность статей о чем-то говорит, например, что гомеопатия работает не лучше, чем плацебо, или, что ВИЧ вызывает СПИД, и при этом четких опубликованных научных возражений против данных тезисов нет, значит, скорее всего, так и есть. Вот об этом можно писать с большой долей уверенности. А пока СМИ будут писать всякую чушь, покой нам только снится.

P.S. Посмотреть на пир идиотизма в программе «Картина Маслом» можно по ссылке. Слабонервным не рекомендуется. Там просто ад и треш.

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *