Февраль 12, 2016

(Доклад был подготовлен Институтом социологии РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Российской Федерации. Предлагаем вашему вниманию фрагмент, показывающий изменения в жизни бедных за 10 лет капитализма.)

…Процесс наращивания своего домашнего имущества сопровождался у бедных сокращением объёма их недвижимого имущества. Так, например, среди бедных «по доходу» доля имеющих дачу или садово-огородный участок с домом сократилась за 2003-2013 гг. втрое – с 34 до 11%, гараж – вчетверо (с 30 до 8%), второе жилье также вчетверо (с 4 до 1%) и т. д. Однако наиболее симптоматичным с точки зрения реальной обеспеченности группы бедных таким стратегически  значимым ресурсом как недвижимость, выступает сокращение даже среди бедных «по доходу», относительно чаще других групп бедных проживающих в сельской местности, доли имеющих в собственности землю в форме пая, отдельного участка земли или просто приусадебного участка. Если в 2003 г. имели землю в собственности 28% бедных «по доходу», то спустя 10 лет – уже 20%. При этом среди них практически полностью исчезли имеющие её в какой бы то ни было форме, кроме приусадебного или садово-огородного участка.

В этом плане можно говорить о том, что обезземеливание низов российской деревни уже завершилось. Более того – динамика имущества сельских бедных свидетельствует о том, что эти слои вообще утрачивают сегодня традиционный для российского села образ жизни и люмпенизируются, поскольку скот в них также имеет сегодня лишь каждый 20-й, а доля держащих скот сократилась за 10 лет в полтора раза. Учитывая фактическое отсутствие земли и у городской бедноты, следует отметить, что существующий в массовом сознания миф о том, что беднейшая часть населения России выживает в основном за счёт подсобной сельскохозяйственной деятельности уже давно не соответствует реальности – такого рода деятельность, возможно, служит подспорьем для среднеобеспеченных слоёв населения, но бедные слои в массе своей лишены доступа к этому ресурсу улучшения собственного положения. Те же самые тенденции сокращения за последние 10 лет числа имеющих недвижимость в собственности и обезземеливания сельских бедных характеризуют всех российских бедных, и, в частности, все больше смещающуюся в города группу бедных «по лишениям». Однако в ней, в отличие от бедных «по доходам», в еще меньшей степени представлено характерное не только для сельской местности, но и для городов имущество. При этом если доля не имеющих в собственности никакой недвижимости в группе бедных «по доходу» выросла за период 2003-2013 гг. с 12 до 20%, то в группе бедных «по лишениям» данная доля была изначально ещё больше (26%), поэтому теперь в ней не имеют никакой недвижимости уже более трети.

По всей вероятности, на такой динамике сказались два фактора. Во-первых, в процессе сокращения группы бедных в целом из её состава вышла за эти годы наиболее ресурсообеспеченная часть, что сказалось и на её общем портрете. А во-вторых
бедные россияне постепенно распродавали в данный период имевшееся у них ранее недвижимое имущество – дачи, участки, гаражи. А это означает, что тяжёлое материальное положение усугубляется сегодня ещё и тем, что у них имеется гораздо меньше возможностей задействовать в будущем определённые типы стратегически значимого имущества для  поддержания уровня своего материального благосостояния по той причине, что этими типами собственности они обычно уже не располагают. Так, у них в три-четыре раза реже, чем у среднестатистического россиянина, имеются сегодня дача, садово-огородный участок с домом, гараж (от их качества и рыночной стоимости мы, естественно, отвлекаемся). Кроме того, положение бедных с точки зрения их возможностей использовать землю для самообеспечения продуктами питания оказывается гораздо менее выгодным, чем у представителей более благополучных слоёв населения. Суммируя все вышесказанное, можно утверждать: динамика имущественной обеспеченности бедных россиян недвижимым имуществом, как и динамика почти во всех остальных, характеризующих их материальное положение, сферах жизни свидетельствует о том, что в последние 10 лет произошло ухудшение их положения несмотря на увеличение в их хозяйствах домашнего имущества.
Такой вывод подтверждается и ситуацией с доступностью для бедных платных социальных услуг, т. е. таких услуг, которые влияют на качество их человеческого капитала (образовательных, медицинских и рекреационных). Бедные в России сегодня принципиально отличаются от остального населения невозможностью использования платных социальных услуг.
Еще по теме:  Кормит ли Россия сама себя, как утверждает Дмитрий Медведев?

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *