Январь 19, 2016

камуфло2

Важнейшим тезисом украинской пропаганды является следующий:

«Украинская армия победила на Донбассе, так как сумела остановить агрессора».

Типа, если бы не победили, то, мол, страшные чеченобуряты уже поили бы свои танки из Днепра и пили бы кофе в уютных львовских кнайпах.

Отложим в сторону тот момент, что это банально ложь. Целью военной операции на Донбассе была ликвидация ДНР и ЛНР; эта цель не выполнена, значит, войну на Донбассе Украина с чисто военной точки зрения проиграла.

Меня интересует другое: в какой, прошу прощения, момент «украинская армия сумела остановить агрессора»?

Ну, то есть как это обычно бывает в войнах? Агрессор агрессивно напал, там, прорвался, допустим, и потом его начинают останавливать: тут отбили атаку, здесь отбили атаку, здесь контратаковали, срезав «вбитый» в линию обороны клин, ну и как-то так вышло, что в итоге агрессор выдохся, войска обескровил, технику порастерял, а тут глядишь уже распутица настала, ну или просто воевать надоело.

То есть, взять например самый классический пример «останавливания агрессора» — битву за Москву. Можно чётко проследить процесс «останавливания» — Тульская оборонительная операция, бои в районе Яхромы и Красной поляны, Звенигорода и т.п. И можно пронаблюдать, как постепенно выдыхался наступательный прорыв, вслед за чем последовало контрнаступление.

Или оборона Одессы, тоже всё отлично видно: пятились, огрызались, обескровливали врага, затем контратаковали (Григорьевский десант), завладели инициативой, улучшили линию фронта — и, в общем, остановили.

В войне на Донбассе подобного не наблюдается. Возьмём сентябрь 2014-го. ДНР наступает под Мариуполем, между Мариуполем и Донецком — чистейший бардак и чересполосица, где периодически происходят частные бои между мелкими отрядами и линии фронта нет как таковой, ЛНР нажимает на Бахмутке, передовые отряды Мозгового уже шарятся на дальних подступах к Лисичанску, удерживающие Дебальцево силы ВСУ вопят благим матом, что существует угроза окружения. А потом всё как-то вдруг и сразу становится хорошо: под Мариуполем уже никто не наступает, передовые ДРГ, тусовавшиеся уже чуть ли не по Запорожской области, оттягиваются назад, устанавливается более ли менее чёткая и устойчивая линия фронта. И это — практически без полномасштабных боёв. Потому что Минские соглашения.

Еще по теме:  Феномен Прилепина — пиар или "наемничество"?

Или зимняя кампания 2015-го года, в частности, бои за аэропорт. Войска ДНР, хоть и умывшись кровью, берут объект под контроль. И что? И… ничего. Если рассматривать бои под аэропортом как часть некоей большой наступательной операции, которую сорвало мужество его защитников, то следовало бы ожидать, что дальше ДНР попытается занять Пески, Красногоровку, Авдеевку. Нет, ничего подобного не происходит. Но, может быть, операция по штурму аэропорта настолько обескровила ДНР, что те просто не имеют возможность продолжать воевать? Да нет, силы остались: сразу после взятия аэропорта, начинается битва за Дебальцево, где ВСУ также терпят поражение. Дебальцевский котёл, прорыв из него… И что дальше? Ничего. Заняв Дебальцево и зачистив его окрестности, силы ДНР больше попыток наступать не предпринимают. Нет «поворотной точки», кризиса наступления. Все цели и задачи выполнены, наступление прекращается.

Так в какой же, прошу прощения, момент произошла «остановка агрессора»? Я не вижу этого момента!

Но может быть у нас на Донбассе какая-то такая необычная война, где обычные военные закономерности не работают? Да нет, тоже не выходит. К примеру, если мы отразим ситуацию зеркально, то чётко увидим процесс «остановки агрессора» в оборонительных боях лета 2014-го года. Можно увидеть и момент кризиса наступления: август 2014-го года, когда после ряда успехов (занятие Лисичанского треугольника, Дебальцево, Марьинки и Красногоровки) начинаются неудачи. Так, ВСУ не удаётся взять Ясиноватую. Попытка прорыва на Шахтёрск терпит кровавую неудачу. ВСУ рвутся к Луганску, но их останавливают в кровопролитных боях в районе Хрящеватого и Новосветловки. Прорыв в районе Миусинск-Красный Луч сначала локализуют, а затем и ликвидируют. Вязнет, захлёбывается в крови наступление на Иловайск.

Налицо классический, как по учебнику, кризис наступательной операции, когда обескровленная пробиванием обороны армия ещё вроде бы наступает, атакует, где-то имеет частные успехи, где-то продвигается вперёд и даже закрепляется на новых рубежах, но где-то её уже отбрасывают, ликвидируют прорывы, где-то обороняющиеся даже контратакуют, срезая «бородавки» выступов на линии фронта. Ну и потом, по классике военной науки — мощное контрнаступление свежими, не обескровленными в оборонительных боях силами, кардинально меняющее само положение дел: наступающий и обороняющийся меняются местами.

Еще по теме:  Безмолвно оправдан

То есть, как и в битвах за Одессу и Москву, получается назвать поворотные моменты «останавливания агрессора»: в нашем случае это бои за Ясиноватую, в районе Ждановки и под Иловайском в ДНР, сражения в районе Лутугино, Хрящеватой-Новосветловки и Миусинска-Красного луча в ДНР, когда ВСУ начали наступательные операции, но завершить их победой не смогли, целевыми населёнными пунктами не овладели и т.п.

Я не могу найти аналогичных примеров в войне на Донбассе если, как предлагают киевские пропагандисты, рассматривать её как операцию по обороне от агрессора. Не могу назвать примеров наступательных операций ДНР и ЛНР, которые были сорваны действиями ВСУ. Нет тех точек во времени и пространстве, где наступление было остановлено. Оно останавливалось как бы само по себе — в основном по политическим, и даже внешнеполитическим причинам.

Я вовсе не хочу сказать, что украинские военные — беспонтовые лузеры, которые умеют только проигрывать. Нет, в ходе войны на Донбассе ВСУ и в особенности рядовой и младший командный состав в определённые моменты демонстрировали и личное мужество, и определённый уровень знания военного дела, являясь для повстанцев весьма опасным и стойким противником. Но по сухому остатку анализ хода и итогов военных действий не позволяет нам приписать правительственным войскам какие-то внятные военные результаты на Донбассе. И тот факт, что «чеченобуряты» остановились там, где они остановились, обусловлен явно не чисто военными, а военно-политическими обстоятельствами, которые выходят далеко за рамки театра военных действий.

Юрий Ткачёв

Tagged with:     , ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *