Январь 16, 2016

Истребитель

Профессор психологии Ян Илхан Кизилхан из немецкого университета Виллинген-Швенинген, оказывающий помощь побывавшим в плену у ИГ, поделился своими сведениями с «Новой газетой»:

Я хочу, чтобы вы поняли: речь идет не просто о террористической организации. Речь идет об исламизированной органи­зации с фашистской идеологией. Для ИГ все езиды, какаи, сеншиа, фейли — все религиозные меньшинства на их территориях — не являются людьми. А если кто-то не человек, с ним можно делать что угодно. Речь идет о систематическом геноциде, а не о том, что один боец ИГ хочет изнасиловать женщину и удовлетворить свои половые инстинкты. Они это делают систематически. У них существуют правила, как нужно насиловать женщин. И они делают это именно потому, что не считают их людьми…

…Пленных сортировали. Сначала отделяли мужчин — их убивали; потом — женщин постарше, потом — женщин с детьми; потом — незамужних и молодых, и мальчиков в возрасте 8—14 лет, из которых позже делали малолетних солдат.  По нашим данным, сейчас примерно 1100 мальчиков находятся в рабстве ИГ и используются как малолетние солдаты. Сначала молодых незамужних девушек привозили в Талль-Афар, в Мосул или в Ракку. В этих городах главные крупные рынки рабов, были и мелкие в небольших населенных пунктах. Там девушек разглядывали люди из армии ИГ, а также покупатели из Саудовской Аравии, Египта, Катара, Туниса и Турции. С лица снимали покрывало, выбирали и покупали. В Мосуле есть, например, кинотеатр «Галакси», там разместили 300 женщин, по вечерам туда приходили покупатели. Не все они были боевики. У некоторых просто был контакт с ИГ, они приезжали, выбирали себе рабов и увозили их… (Источник)

В описываемых действиях ИГ очень четко видна система. Это не случайные и хаотичные попытки вырезать нацменьшинства или же религиозные меньшинства — курдов, христиан, шиитов и других, это отработанная система.

В захваченных населенных пунктах происходит предварительная фильтрация населения. Мужчин убивают. Женщин фильтруют. Пожилых убивают, остальных, вместе с детьми, обращают в рабов и насилуют. Мальчиков, обращенных в рабов, используют в качестве детей-солдат. Предварительно, им всем ломают психику. Дети-солдаты, как показала история Африки и местных войн, жестоки. После ломки психики они готовы убивать по приказу. Видимо, как и в Африке, исламисты используют алкоголь и наркотики, чтобы заглушить их чувства. По крайней мере, это было бы логично — как показывает практика, в других странах во время конфликтов применяли схожие методы.

Действия ИГ, таким образом, похожи на хорошо спланированный этноцид. О чем хорошо говорит д-р Кизилхан. Он рассуждает о дегуманизации, расчеловечивании противника. Человечество с этим знакомо. Примеров полно, один из самых ярких, это не только упомянутая фашистская Германия, но и Руанда. Это то, что прямо сближает и позволяет ИГ отождествить с Третьим Рейхом.

Еще по теме:  Артемиада. История одной поездки в двух действиях. (Наблюдения о НеВоенной Горловке)

И здесь в очередной раз встает проблема с мирным населением ИГ. Как известно, известно из всех войн, мирное население зачастую несет большие потери, чем воюющие армии. Война с ИГ не является исключением, но стоит всё же помнить о том, что в современных условиях мирное население является фундаментом, на котором функционирует ИГ и любое другое государство. Для минимизации последствий войн для мирного населения было принята масса международных законов, но большинство из них не выполняется, либо выполняются избирательно.

Проблема осложняется тем, что часть населения, — а в некоторых случаях это все население страны, с которой ведут войну, — поддерживает правящий режим. Его сложно, тогда, выделить.

В примере с ИГ, д-р Кизилхан, упоминая о рабынях, говорит о том, что их покупают не только солдаты. Их покупают и местные жители для удовлетворения своих нужд. Таким образом речь уже начинает идти не только о вынужденном, при помощи террора и запугиваний, подчинении властям, речь идет о том, что часть населения является прямыми пособниками ИГ в их преступлениях.

В этом, опять же, нет ничего странного. Есть группы, прямо сотрудничающих с властями ИГ, наживающиеся на их действиях, есть те, что действуют как их представители и находятся в доле с ними. Это обычная практика.

Надо ли при этом вести войну с государством, которое проводит этноцид и политику геноцида в отношении ряда групп населения? Каждый на этот вопрос отвечает сам. Мое мнение — надо. Будут ли при этом потери среди мирного населения? Будут.

Кристо Аргириди

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *