Декабрь 3, 2015

Ротенберг хуже ИГИЛ

Допустим цена сырья = 1 единица. От сырья до конечного продукта — пять операций, каждая из которых увеличивает стоимость продукта на 40% (это минимум, состоящий из нормы прибыли в 22% и НДС). Тогда, цена конечного продукта для потребителя составит 5,37 условной единицы. Если на каждой операции входная цена увеличивается на 1%, то в этом случае конечная цена составит 5,65 условных единиц., а повышение цены для конечного потребителя — 5,1%.

Возвращаясь к «Платону». Эти условные 5% инфляции добавляются к уже существующим факторам. Хорошо, пусть не 5%, пусть 3%, тут можно торговаться до бесконечности. Важно другое, такой чувствительный параметр, как инфляция является триггерным, то есть, при прогнозируемом уровне годовой инфляции в 15,6 %, например, экономика еще сохраняет устойчивость, а при 15,7 % уже срывается в штопор.

Вторым моментом является обесценивание инвестиций в повышение эффективности производства. То есть вложились, повысили эффективность на 1%, взяли кредит, рассчитали схему, а потом приходит государство и все эти расчеты идут прахом. Потому, что у конечного потребителя больше денег не стало, а цена повысилась, следовательно — спрос упал, оборот упал, доходы сократились, налогооблагаемая база сократилась, ввели новый сбор, опять цена повысилась, etc.

Транспортные, энергетические и коммунальные издержки обладают крайне неприятным свойством кумулятивного эффекта при сложной цепочке производства. Поэтому, к механизмам образования и регулирования этих издержек надо подходить к крайней осторожностью.

Но в правительстве у нас не дураки сидят, они все, просчитали. Может и просчитали, но штопор будет потом, а доходы уже сейчас. Потому, что кроме того, что в правительстве у нас умные, они еще и жадные с очень гибкими моральными принципами.

И наконец, в третьих. У правительства появился еще один инструмент разорения населения. Потому, что поднять ставку сбора можно легко и непринужденно. Если ее поднять с одного процента до трех, тогда инфляция составит уже 15%. В добавление к существующей. И вот тогда… Впрочем, «тогда» мы уже наблюдали.

Андрей Кушниренко

Еще по теме:  Верят ли россияне в стабильность?

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *