Октябрь 19, 2015

Черный квадрат

В интернете пошла очередная кампания «против изнасилований», поводом к которому стал ролик некоей групповухи в туалете некоего заведения общественного питания. Подробности смотрите в примерах статей «Сама дура виновата: как общество травит жертву насилия», «Что делать, если снова «она сама виновата»?» да и не знаю я этих подробностей, и знать их в общем-то и не стоит.

Общественное мнение, обратите внимание, делится тут на две группы. Одни видят в происходящих событиях изнасилование, сопровождаемое некими событиями третьестепенной важности, типа «похвальбы насильников собственным преступлением». Другие не видят изнасилования но, возможно, видят в факте публикации роликов грубое нарушение неприкосновенности частной жизни, затрудняясь, впрочем, с классификацией его в терминах Уголовного Кодекса.

Лично я отношусь ко второй категории. Кроме того, я полагаю, что позиция первой категории нередко связана с, как бы это сказать поделикатнее, контрабандным протаскиванием домостроя.

Говоря конкретнее, их поведение становится гораздо более понятным, если принять, что, согласно их взглядам, не обнародованным, но исповедуемым, внебрачный секс, а тем более групповуха являются преступлениями сами по себе, как таковые. И «изнасилование» тут не более чем политкорректный эвфемизм для криминально наказуемого прелюбодеяния; созвучие со словом «насилие» случайно и ни к чему не обязывает. Просто некоторые виды прелюбодеяния законом караются, а некоторые — совершенно непонятно почему и с какой стати — безбожное развратное государство карать отказывается.

Действительно если групповуха в туалете есть преступление per se, то ролик с ее записью есть прежде всего доказательство этого преступления, обстоятельства его обнародования малосущественны по сравнению с его ролью как доказательства. Преступление есть, оно неопровержимо доказывается видеосъемкой и единственный вопрос, который нам осталось решить, — кто именно в этом преступлении виновен. При такой вводной можно вполне согласиться, что из всех соучастников преступления, даже если они равно пьяны и равно активны, девушка виновата меньше парней и даже может в каком-то смысле считаться их жертвой. Совратили невинную душу, выродки!

Еще по теме:  Что такое диалектика и чем она не является: пособие для программистов

Если же мы исходим из (мало кем оспариваемой публично, но далеко не вошедшей в массовое сознание) точки зрения, что любой гражданин и гражданка имеют право трахаться с кем хотят где хотят, в том числе, если им уж так приспичило, имеют полное право заниматься групповухой в туалете и никому не обязаны в этом отчитываться, вопрос стоит совершенно иначе. Для начала, чтобы говорить об изнасиловании, необходимо насилие, хотя бы угроза оного, или беспомощное состояние потерпевшей. (Замечу, степень рациональности поведения человека, тем паче с точки зрения посторонних людей, во-первых не имеет ни малейшего отношения к «беспомощному состоянию», а во-вторых, уголовный закон вообще не интересует. Большая часть людей большую часть времени действует иррационально. Если бы УК принимал эту иррациональность во внимание — никакой суд вообще не мог бы решить никакого дела).

Выложенный ролик может насилие содержать, а может и не содержать. И если насилия таки нет, то единственный оставшийся вопрос, которым публике уместно интересоваться — о самом ролике: кто и зачем его делал и выкладывал, и совершил ли он этим преступление. В самом же сексе не только никто не виноват, но задаваться вопросом о «вине» здесь настолько же малоосмысленно, как спрашивать, какого цвета число «5». Даже если оператору далеко до Тинто Брасса, актеры неизящны и обстоятельства неприглядны.

Но представители первой точки зрения такой постановки вопроса искренне не могут понять. Как так — секс был, а виноватых нету????????? Аааааааааа, кричат они, так значит вы оправдываете изнасилования!!!!!! Так значит самадуравиновата!!!!! Гады, гады, сволочи, нелюди!!!

С самим роликом и обстоятельствами его распространения тоже не все так просто. Да, в данных случаях ролики были средством шантажа и средством унижения. Но были они таковыми ровно по той причине, что в глазах большого количества людей внебрачный секс предосудителен сам по себе и так далее по кругу. В нормальном обществе, не страдающем раздвоением личности шантажировать/унижать кого-то этими роликами было бы невозможно. Ну то есть не более чем фотографиями с корпоративной вечеринки, на которых кто-то лежит мордой в тарелку. Тоже, конечно, ничего хорошего, но с кем ни бывает.

Еще по теме:  Возрождение ку-клукс-клана, лавка фермеров и заговор против богатых

Подобная ситуация вообще очень типична для около-сексовой политики вообще и для феминистского политиканства в частности. На поверхности идет краснобайство про свободу, равенство, насилие, угнетение и прочие политкорректные вещи. А в подтексте яростно пульсирует «Грех!»,»Грех!»,»Разврат!», «Блуд!», «Прелюбодеяние!», «Порок!», «Vice!». И полемизировать с первым, политкорректно отводя глаза от второго — занятие малоэффективное и малоосмысленное.

LQP

Tagged with:    

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *