Октябрь 5, 2015

слеш

Гомосексуализм — хороший пример соотношения биологического и социального. Биологически организмы гомосексуалистов безусловно «с изъяном», хотя в меньшей степени, чем у диабетиков и в гораздо меньшей, чем у тех асоциальных психопатов, которые преобладают среди топ-менеджеров. Это и повышенная флюктуирующая асимметрия, и повышенная частота депрессии/самоубийств, не снижающаяся при ослаблении гомофобии.

А вот люди они совершенно нормальные — не больные, не извращенцы, психологически тестируя их личность, не определишь, гомосек или нет. Поэтому главное зло соответствующего закона — он содействует лженауке, не позволяя сказать соответствующему подростку, что с ним все в порядке, он такой же человек как и прочие.

«Пропаганды гомосексуализма» как стиля жизни и формы культуры, обладающего некими достоинствами, этот закон как раз не запрещает; иначе пришлось бы запретить швейковское «все эстеты гомосексуалисты». В романе имеется в виду реально существовавшее мнение кайзера Вильгельма, что они аномально чутки к прекрасному, почему он — к ним не принадлежа — их вокруг себя концентрировал, оказывал предпочтение и пр., в т. ч. среди генералитета (описано у Васильченко, Сексуальные мифы Третьего рейха).

А это побуждало и не-гомосексуалистов в верхушке Второго рейха копировать соответствующий стиль. Как и агрессия, соответствующее поведение передается путем моделирования по образцу, но не ради радостей соответствующего секса, а когда соответствующая культура с этим связывает некие важные качества. Точно так же распространению гомосексуализма — как и в Древней Греции и Риме — способствовал культ «мужского фронтового братства», особенно среди союзов фронтовиков и нацистов. К слову, оборотной стороной культивирования «мужского» оказывается пренебрежение к женщинам, их вытеснение из общественной жизни на кухню и в постель. Соответственно, «мачистко-брутальный» стиль гомосексуалистам не менее свойственен, чем «женственно- эстетический».

Еще по теме:  Штурм неба, 1871 и 1965

Это позволяет решить интересную эволюционную проблему: наследуемость (мужского) гомосексуализма порядка 0.39, как тогда связанные с ним гены распространяются в популяции? Обычно придумывают некие «побочные плюсы», компенсирующие предполагаемое снижение детности, скажем повышенную фертильность родственниц геев или бисексуальность в неполной дозе, дающую выигрыш за счет «эффекта Гармодия и Арисстогитона«.

Однако мне кажется, в таких объяснениях нет нужды — они умножаются сущности сверх необходимости. В традиционном обществе просто нет значимого снижения детности гомосексуалистов. Там хочешь не хочешь, а надо иметь жену и детей, а социальное влияние у нас грешных, всегда пересиливает побуждения изнутри. Поэтому и среди элиты, и среди простолюдинов известна масса тех, кто успешно размножился будучи гомосексуалистом: король Луи XIII, Эдуард II, Филипп Орлеанский, мл. брат Луи XIV, Яков I и Карл I Английские и пр.

Плюс характерные учреждения традиционного общества — монастыри, кадетские корпуса и пр. ввиду закрытости и чисто мужского характера выступают рассадником гомосексуализма. А понято, что если человек может работать на нелюбимой работе ради денег или квалификации, он будет и гомосексуализмом заниматься даже при отсутствии личной склонности, если в соответствующей культуре это связано с чем-то почитаемым. Как было в Средневековье в исламских странах.

Поэтому для считающих гомосексуализм пороком или грехом самый естественный путь вытеснения его из общества — это борьба с гомофобией и легализация однополых браков. Исчезает необходимость мимикрии — а значит и социального давления, распространяющего их гены в популяции, и гомосексуалисты спариваются лишь между собой, не притязая соблазнять натуралов.

Вольф Кицес

 

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *