Notice: Constant ABSPATH already defined in /home/u2965984/public_html/wp-config.php on line 32
Социал-демократы. Греция и другие страны. | communist.ru

Социал-демократы. Греция и другие страны.

Сын спросил: «Слушай, ну и что ты думаешь насчет Греции?»
— Ну что, — говорю, — «Wer hat uns verraten — Sozial-Demokraten», серия двести …надцатая.

Социал-демократы — хорошие люди. Они всем хотят только добра. Счастья для всех — и заметим, даром. Без революций, крови и ужасов. Буржуазная демократия же вполне допускает приход к власти как бы народной партии, а уже эта партия сделает так, чтобы всем было хорошо. Национализирует там что-нибудь, поддержит рабочих и мелкий бизнес, устроит социальные гарантии. Вера в это неистребима. Социал-демократы — они как коммунисты, только хорошие, они безоговорочно осуждают сталинизм, они против насилия, но в то же время — за все хорошее, за социальную справедливость и гуманизм. Даже за социализм иногда. Но «демократический» или «с человеческим лицом».

Многие рядовые соцдемы — действительно вот такие очень хорошие, милые люди.

Вот тут Артем Кирпиченок прекрасно написал о Греции.

Это действительно релевантное объяснение того, почему в итоге соцдемы всегда совершают предательство тех самых людей, которые голосовали за них. Ведут не ту политику, которой от них ожидали. И тем не менее, привлекательность социал-демократической пропаганды так велика (соцсправедливость, равенство, социальная забота — без всяких кровавых антидемократичных революций!), что за них голосуют снова и снова. И опять и опять обманываются…

ГрекиНо это еще не все объяснение.

ККЕ (компартия Греции), собственно, уже все по этому поводу сказала и написала — и что собственно говоря, СИРИЗА и референдума-то не особенно хотела, но была вынуждена. И что предательство СИРИЗЫ неизбежно. И предложила свой собственный вариант референдума — за народную власть. И теперь — что предательство было ожидаемо. Так что тут и говорить, вроде бы, больше нечего.

Но я все-таки еще добавлю. Я была членом социал-демократической партии Линке. Я участвовала в подготовке к выборам. Я близко общалась с нашими земельными депутатами, работала вместе с ними во время избирательной кампании, слушала их откровения. Наши земельные депутаты Линке — действительно зачастую очень милые, хорошие люди, не «политики» в обычном смысле слова. Простые интеллигенты, желающие всем добра и социальной справедливости.

Придя в парламент в нашей федеральной земле (Северный Рейн — Вестфалия), они даже умудрились продавить кое-какие мелкие улучшения для народа, которыми мы пользуемся по сей день — это отмена платы за обучение в вузах (что для меня лично сейчас более, чем актуально!)  Правда, в итоге они продержались в парламенте всего 2 года, а потом отказались идти на компромисс по бюджету, пошли на перевыборы, в результате которых — и они это знали заранее — им придется уйти. При этом они теряли возможность дальнейшего депутатского обеспечения. Товарищи из коммунистов критикуют меня за то, что я высоко оцениваю эти поступки — ведь это то, ради чего Линке и выбирают! Но все-таки это чисто на человеческом уровне многого стоит — поступать честно, невзирая на собственную выгоду, невзирая на возможность остаться у власти. Они не предали собственные обещания — и они потеряли власть. Других вариантов просто нет!

Кухня буржуазного парламента работает так, что иные варианты невозможны. Опять же расскажу о немецкой системе, опираясь на известный мне опыт. После того, как партия получила некоторое число мест в парламенте (о том, как происходят выборы — надо писать отдельно), встает вопрос о формировании правящей  коалиции. В парламенте несколько партий, две или три из них заключают союз и договариваются работать и голосовать вместе. В результате правящая коалиция получает подавляющее большинство по любым вопросам, остальные партии находятся в оппозиции и могут лишь задавать разные вопросы и напоминать о своей точке зрения.
Кстати, массовое разочарование в «старых» соцдемах — СДПГ — в ФРГ  наступило после того, как была впервые в 1966-м году сформирована «Большая коалиция» — то есть правящий союз СДПГ с ХДС/ХСС. Многие избиратели СДПГ задали себе вопрос — зачем же они голосовали за соцдемов, если те обещают вести ту же политику, что и ХДС? Наивные…

Так вот, после выборов в парламенте наступает интереснейшее и горячее время — время коалиционных переговоров. Партии прощупывают друг друга, ведут кулуарные и официальные беседы. Многое тут зависит от поведения в прошлом, от предвыборной программы и т. д.

Так вот, если партия зарекомендовала себя как более или менее радикально-социалистическая, ее просто заранее считают «неспособной к договору». Для того, чтобы завоевать доверие возможных партнеров, избранные депутаты должны сделать ряд ритуальных шагов — заявлений, демонстраций. В отношении Линке, к примеру, требуется обязательное ритуальное отречение от ГДР и всего, что с ней связано, и осуждение сталинизма. В тех землях, где Линке допустили в правящую коалицию, от нее вначале потребовали таких ритуальных шагов. Но в восточных землях все-таки с этим более свободно — там гораздо больше избирателей помнят реальную ГДР и хотят видеть у власти партию, которая хоть как-то с ней связана.

И тем не менее, скажем, в Тюрингии, где Линке недавно оказалась у власти, вначале фракцию вынудили выпустить документ, где сказано, что в партии не должны «нести ответственность» люди, которые «оправдывают ГДР».

В западных же землях, где избиратели о ГДР знают только из «Бильда», все более сурово. Так, одну депутатку у нас в кулуарах осуждали лишь за то, что она заметила, что в ГДР «не все» было так уж плохо.

ЕС2Но ритуалами все не ограничивается. В первую очередь парламентариев интересует возможность договоренности по ключевым вопросам — бюджет и социальные выплаты из него, военный вопрос (в большей степени на уровне Бундестага), политика в отношении бизнеса (то есть поддержка буржуев), экологическая политика.

Так вот, на личностном уровне всем заранее понятно, какой из соцдемовских политиков МОЖЕТ пойти на уступки по этим вопросам — а какой не пойдет. Отсюда, например, попытки Грегора Гизи заговорить о том, что мол, в принципе Линке могла бы со временем одобрить и применение Бундесвера за рубежом — так, кое-где, порой. Это всего лишь попытка показать свою «способность к договоренностям».

Поэтому тех, кто на уступки не пойдет — к власти просто не допустят. В крайнем случае место такого политика — это роль клоуна-оппозиционера, который всегда говорит что-нибудь неожиданное и вносит оживление в работу парламента. И впечатление «демократического процесса». Такую роль в основном играет Сара Вагенкнехт (хотя она давно не коммунистка, а откровенная соцдемка, и все ее предложения не выходят за социал-демократические рамки). То есть эти люди — не у власти, их просто допускают в парламент, чтобы они там своим присутствием показали, что есть и другое мнение, и у нас как бы демократия.

А у самой власти — все жестко. «Мы тут собрались, чтобы работать». Нам некогда прениями заниматься. Надо законы принимать. А для этого должны собраться понимающие друг друга люди, которые не спорят, а усердно работают, принимая именно те законы, которые положено. Которые нужны крупной буржуазии на самом деле.
Болтуны тут не нужны. Как и всякие «альтернативные мнения». Пусть эти мнения в умеренных дозах высказываются изредка в СМИ — а парламенту «надо работать, а не болтать».

Так что естественный отбор на самом деле отсеивает честных и искренних соцдемов еще в начале их парламентского пути. И до «телефона, где говорят, что надо сдаться» — просто не доходит. Ципрас все понимал с самого начала. Просто в Греции сложилась такая обстановка (благодаря, в том числе, и мощной ККЕ), что давление снизу на правительство едва ли не уравновешивало давление со стороны «старших товарищей» — Меркель и «тройки».
Но однако не уравновесило.

А если однажды уравновесит — это будет революция. Кровавая и антидемократичная. А не соцдемовский идеал «социализма без насилия».

Жизнь сурова и лишена компромиссов, товарищи.

blau_kraehe

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *