Июль 9, 2015

Тымчук

Украинская пропаганда насочиняла столько историй о российских регулярных войсках, воюющих на Украине, что под их влияние начали подпадать уже и вполне благонамеренные люди, просто не обладающие достаточно железобетонной психикой.

Сами же пропагандисты между тем громко плачутся на неблагодарность ватников: «Мы им сочинили тысячу и одно прекрасное доказательство российской военной агрессии, а они продолжают грубо и некультурно посылать нас. Какое неуважение к чужому труду и, не побоимся этого слова, ватничество!». Давайте я вам объясню, почему именно «ватники» (т.е. в данном случае весь мировой политикум за вычетом пропагандистского департамента Пентагона, которому по должности положено) так неблагодарно относятся к творческому труду укропропагандистов.

Итак. Турчинов-Порошенко заявляют о вторжении российских войск на Донбасс (при этом они безбожно путаются в деталях, но в данном случае это несущественно). Путин какое-либо вторжение категорически отрицает. Отбрасывая имена, один правитель обвиняет второго в военном вторжении, второй же обвинение категорически отрицает, заявляя, что первый воюет не с войсками второго, а с собственным народом. Скажите, пожалуйста, что — это такая редкая, исключительная ситуация, что человечество впервые столкнулось с ней в XXI веке от рождества Христова? И теперь судорожно гадает, как на это реагировать?

Да ничего подобного. Коллизия совершенно типовая, известная еще со времен фараонов, во времена Холодной войны таких случалось по нескольку штук в год, да и в наше время редкий год в мире обходится без чего-нибудь в этом роде. И процедура разбирательства международных организаций с подобными рода сильными заявлениями — тоже совершенно типовая, существует без малого сто лет, отточена и обкатана до мелочей. И нет, гадания по соцсетям эта процедура не включает.

Еще по теме:  Стрелка перемоги

В данном случае, в порядке реализации этой процедуры на Украину для поиска российских войск была отправлена «Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ на Украине» во главе с потомственным канадским бандеровцем Михаилом Боцюркивым, численностью в 500 человек (примерно по одному наблюдателю на каждые 100 участников конфликта), включающая (пусть и не все 500) людей, много лет профессионально занимающихся расследованием подобных инцидентов. И эта комиссия, уполномоченная входить на территорию любых военных частей, опрашивать кого угодно и требовать отчета от любых должностных лиц России, Новороссии и Украины, обладающая неприкосновенностью, в т.ч. непосредственно на поле боя, обладающая самой современной техникой, включая беспилотники, за полтора года своей работы так и не смогла найти на Донбассе никаких следов пресловутой российской военной агрессии.

На этом собственно вопрос можно закрывать. Даже если для кого-то персонально размахивающий мутными картинками блогер или любительский спектакль СБУ на два-три голоса являются более убедительными источниками, чем работа комиссии независимых профессионалов, правового значения, как говорят юристы, это не имеет. Международная политика не знает такого понятия как «фотки из твиттера».

Будь таких блогеров десять, пятьдесят, сто — ровным счетом ничего не меняет. Никто не сомневается, что у киевского режима достанет средств нанять сто пропагандистов. Соответственно, все европейские СМИ, даже самые сочувствующие киевскому режиму, любые удивительные истории про русских агрессоров предваряют стандартной фразой «по словам киевских чиновников» — иначе говоря, сразу помечают как пропагандистское вранье.

Можно ли обмануть ОБСЕ и таки протащить русского агрессора на Украину? В каком-то количестве, конечно, можно. Можно замаскировать танк под стог сена и короткими перебежками безлунными ночами переползти границу. Можно переодеть десять, или даже сто военспецов с уникальной квалификацией и расставить их на ключевых постах в армии. Можно закопать в вагонах с углем ящики со снарядами. Можно сливать руководству информацию от СВР и ГРУ. Можно, наконец, привезти чемодан наличных долларов на неотложные военные нужды. Что-то из этого может всплыть, сразу или со временем. Нетрудно видеть, однако, что «совершенно неопровержимые доказательства российской агрессии» от укропропаганды практически никогда не имеют дела с этими скромными, но реальными возможностями. Они рисуют эпические полотна с тысячами срочников, с танковыми колоннами регулярной российской армии с комендатурами ФСБ в Луганске и Донецке… Истории подобного рода вполне законно игнорировать, не вдаваясь в хлопотные выяснения того, в каком именно месте и каким именно образом соврал их сочинитель.

Еще по теме:  Филиппинский геноцид

Это было чисто техническое объяснение по поводу того, как фактически работает международное право/международная политика. Оно не содержит никаких оценочных суждений ни о чем, кроме, отчасти, качества укропропаганды.

Tagged with:    

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *